Опомнись, Люся!

Я даже имя её менять не хочу. И мне по фигу, что она прочтёт эту заметку. Я даже рада буду этому факту, ибо понять не могу…

Встретила её вчера вечером случайно на Арбате.

- Привет, Люся, - говорю ей радостно.

И она мне тоже радостно так отвечает:

- Привет, Ле…

А потом вдруг осекается, будто вспомнила что-то безрадостное. И шмыг мимо меня.

- Люся, Люся…

Ноль реакции. Она уже дальше по Арбату устремилась.

А я стою, обернувшись, и ничего не понимаю.

Это длится между нами уже года два. Сначала она радуется мне при встрече, потом вспоминает что-то, меняет выражение лица и убегает.

Т.е. я понимаю, что в чём-то перед ней виновата, но в чём? Люся, дай ответ. Я готова извиниться, исправиться… Если чем-то тебя обидела. Но если я не понимаю, «чем обидела тебя», как я исправлюсь?

Это какая-то чудовищная проблема между людьми, когда они обижаются молча. И всё... - как хочешь, так и понимай. А что мешает поговорить, объясниться? Ведь нам дана возможность разговаривать и договариваться, почему не обсудить проблему, чтобы её решить?

Но знаете, почему это происходит? А потому что ГОРДЫНЯ в людях непомерная! Именно гордыня заносит нас на вершину какой-то обиды и не даёт спуститься вниз. И выносит за пределы общения.

Так мы постепенно друг от друга отдаляемся, теряем общность, распадаемся как народ, становимся уязвимыми для врага. По одному-то прутику нас ломать легче, чем в связке.

Да-да, я считаю, что проблема межличностных обид – это государственная проблема! И то, что Люся с кислой мордой вчера мимо меня так демонстративно прошмыгнула – это начало больших коллизий. Потому что если нет между людьми любви, то процветает между нами ненависть. А там где ненависть между людьми воцаряется, там всё идёт к войне.

Люся, опомнись, ты работаешь на Госдеп.

Обсуждение здесь