Китай пристально изучает сирийский гамбит России

06.04.2018

Давно признано, что более тесное сближение Москвы и Пекина, которое длится уже почти три десятилетия, дает каждому из них широкие политические и дипломатические преимущества. Менее изученный аспект взаимоотношений - вопрос, как эти партнеры учатся друг у друга в различных областях, в том числе в важнейшей области стратегии. Я уже отмечал на форуме, что китайские стратеги внимательно рассматривали войну на Украине и связанную с ней аннексию Крыма. Аналитическое китайское издание Dragon Eye внимательно рассматривает китайскую оценку военной интервенции России в Сирию.

Image: A Russian battle tank fires during a demonstration at the international military-technical forum "ARMY-2016" in Moscow region, Russia, September 6, 2016. REUTERS/Maxim Zmeyev

Интерпретация Китаем сирийской войны может оказаться весьма значительной. Недавно я утверждал, что Пекин может сыграть важную роль в качестве одной из нескольких бескорыстных (и, следовательно, нейтральных) крупных держав в содействии выработке дипломатического решения, разрубив Гордиев узел, которым является сегодняшняя ситуация в Сирии. Такая роль вполне соответствовала бы его амбициям быть подлинно глобальной державой, обеспечивая глобальные общественные блага для международной безопасности и одновременно способствуя открытию обширных торговых коридоров, охватывающих Евразию. Тем не менее, есть потенциально более "темная" сторона вопроса рассмотрения Китаем сирийской войны. Действительно, существует опасность, выявленная в исследовании конца 2017 года, опубликованном в журнале "Русские, Восточноевропейские и Центральноазиатские исследования" престижной китайской академии общественных наук. Проще говоря, эта опасность заключается в том, что китайские стратеги могут сделать вывод о том, что российская война в Сирии обеспечивает парадигму  возможного будущего применения силы Китаем в отдаленных театрах под лозунгом “антитеррористической военной операции".”

Интервенция, согласно этому рендерингу, значительно увеличила положение России в мире, изменила международную систему, повысила уверенность русских в себе, а также “захватила инициативу в борьбе с Западом". Автор характеризует действия Кремля против Украины в 2014 году как "решительные", но также отмечает, что Россия понесла серьезные экономические последствия, так как ее торговля резко упала, так что уровень бедности превысил 15 процентов российского населения, как это говорится в китайском исследовании. Таким образом, признается, что президент Владимир Путин принял решение о вмешательстве в Сирии “... на сложном фоне противостояния России с относительно сложными внешними и внутренними обстоятельствами"." [面临内外交困的复杂背景]”

Отмечается, что Сирийская война предоставила Москве "проверку результатов ее программы военного строительства за последние годы и результатов реформ". На грандиозном стратегическом уровне китайский стратег предполагает, что Кремль рассматривает Сирию как” передовой пост" у ворот восточного Средиземноморья. Таким образом, интервенция также интерпретируется как противостояние давлению НАТО против Южного фланга России. Кроме того, в статье излагается довод о том, почему вмешательство России может быть законным, в то время как возглавляемая США коалиция “не получила ни согласия Совета Безопасности ООН, ни благословения сирийского правительства." В китайской оценке принимается объяснение Кремля о том, что Россия " ... только борется с терроризмом и не поддерживает какую-либо конкретную политическую силу …”

 “отмечается, что Запад начал говорить о "втором Афганистане России". Но автор видит, что Москва ведет "новый тип войны", опираясь на такие методы, как дальние точные удары, беспилотные летательные аппараты (БПЛА), неожиданность и сигнальная разведка. В положительном ключе приводятся слова Путина о важности упреждающей атаки против международных террористов [普京表示先发制人是打击国际恐怖主义唯一正确的途径]. 

В статье говорится, что Путин поддерживает широкий внутренний консенсус в России по борьбе с терроризмом, возможно, вытекающий из того факта, что Россия является страной, которая сильно пострадала от рук террористов. Неустанно борясь с терроризмом, объясняет Автор, Москва смогла изобразить себя "настоящим другом арабского мира". Более того, сирийская война в России, согласно этой китайской оценке, нарушила гегемонистские позиции Запада в регионе.”

Один из самых интересных разделов этой статьи-оценка информационной войны вокруг Сирии, которая ведется между Россией и Западом. Автор отмечает, что Запад во главе с США использует “все доступные средства”, чтобы развязать пропагандистские атаки  “крамолить(обсирать) Россию в высшей степени"( [最大程度地抹黑俄]) в надежде спровоцировать “цветные революции’, которая свергнет Путина... [颜色革命, 推翻普京].”

Тем не менее, оценка предполагает, что Россия выигрывает эту информационную войну и пожинает дипломатические выгоды. В ней отмечается, что Сирийская операция к настоящему времени “успешно расколола лагерь НАТО” в том смысле, что Турция превратилась из врага в близкого друга России. В соответствии с этим анализом осуществлялась координация с такими странами, как Израиль. Приводятся примеры благодарности арабских лидеров Путину. Более того, в статье утверждается, что ситуация в Украине также приобрела гораздо менее срочный приоритет. [乌克兰议题逐步谈话 不再重要].

В конце концов, китайская оценка без оговорок делает вывод о том, что “Международная позиция и влияние России возросли” после вмешательства Сирийский конфликт. Сирия находится на пути к стабилизации, поэтому утверждается, что Кремль победил оппозиционные силы, поддерживаемые Соединенными Штатами, чтобы свергнуть Путина. Отмечается, что внешнее вмешательство сводится к “великим достижением” [重大贡献]. России даже отдают должное за "смягчение европейского кризиса беженцев".

Несомненно, это отражает одностороннюю оценку, а также контролируемый характер китайских СМИ. Тем не менее, эта китайская оценка вполне может быть значимой, она говорит о будущей внешней политике Китая

По мере того, как Пекин будет определять свою новую роль в мире, у него будет много соблазнов использовать свою новую военную мощь по всему миру, и особенно в обширной, нестабильной области, где он помогает построить “пояс и путь"....

Лайл Дж. Голдштейн(Lyle J. Goldstein) - профессор стратегии Института морских исследований Китая в военно-морском колледже США в Ньюпорте, штат Род-Айленд. 

____________________________

Малюта специально для Яндекс дзен-канала "Стёб"©(365/12/24)