Азовское осадное сидение

После захвата Азова донскими казаками в 1637 году турки собирались четыре года, прежде чем отправиться возвращать себе крепость. Тому было несколько причин: война Турции с Ираном, смена султанов в Стамбуле... Для похода на Азов войско собрали лишь в 1641 году. Зато было оно внушительным: численностью до 180 тыс., из них 20 тыс. янычар, 20 тыс. спагов (поместной конницы), 50 тыс. татар, 10 тыс. черкесов, а также наемные европейские специалисты по осадам крепостей, вспомогательные войска из молдаван, валахов, болгар, сербов, масса землекопов, носильщиков. Артиллерия насчитывала 129 тяжелых орудий, 32 мортиры и 674 легких пушки. С турками был и крымский хан со своей ордой. Учитывая, что в Азове на тот момент находилось 5367 казаков (из них 800 женщин), турки имели все основания надеяться на быстрый успех. Ведь в 17 столетии турецкая армия была одной из сильнейших в мире, её боялись как европейцы, так и русские (до времен Суворова и Румянцева, когда русско-турецкие войны заключались в непрерывной череде побед русской армии над турецкой, было ещё очень далеко!). А тут - горсточка казаков. Впрочем, и турки знали казакам цену - недаром турецкий командующий Гассан-паша, подступив к Азову, первым делом предложил его защитникам взятку - 42 тысячи червонцев - если те оставят город без боя. Казаки отказались. И не только потому, что были принципиальными: они прекрасно понимали, что отбиться от турецко-татарского войска в чистом поле куда как сложнее, чем в крепости - в случае, если турки вдруг изменили бы своему обещанию выпустить казаков без боя (а это было более чем вероятно). «Сами волею своею взяли мы Азов, сами отстаивать его будем; помощи, кроме Бога, ни от кого не ожидаем; прельщений ваших не слушаем, и хотя не орем и не сеем, но так же, как птицы небесные, сыты бываем. Жен же красных и серебро и злато емлем мы у вас за морем, что и вам ведомо. Будем и впредь так же промышлять; и не словами, а саблями готовы принять вас, незваных гостей» - таков был ответ казаков туркам.

На следующий день турки пошли на штурм. 30 тысяч турецких воинов яростно бросились на валы крепости. Казаки не менее яростно отбивались. В этот первый штурм турки понесли громадные потери - по некоторым данным, до 6 тысяч человек. Убедившись, что "в лоб" Азов не взять, Гассан-паша начал правильную осаду. Турки принялись насыпать вал выше стен крепости, чтобы, установив на нем пушки, расстреливать город, который при этом был бы как на ладони. Сидевшие в Азове казаки совершали вылазки, мешая работам. Разгоняли землекопов и прикрывавшие их части, разрушили четыре укрепления. Захватив 28 бочек пороха, казаки подорвали турецкий вал. Однако турки, невзирая на трудности, все же возвели вал выше крепостных стен, установили на нем орудия и начали жесточайшую бомбардировку. Мортиры закидывали город бомбами, сотня тяжелых пушек долбила стены, постепенно снося их до самой подошвы.
Однако вскоре турки стали испытывать недостатки в снабжении. Видя, что боеприпасы тают, Гассан-паша периодически останавливал бомбардировку и посылал солдат на штурмы. Но они оборачивались лишь новыми потерями. На валах Азова храбро дрались и казачки. Брали ружья убитых мужей и братьев, они отстреливались и рубились наравне с мужчинами, под огнем рыли землю, возводя укрепления. Позади разрушаемого вала казаки соорудили новый, а когда турецкая артиллерия снесла и его - насыпали третий. В городе были снесены все постройки. Уцелела лишь церковь св. Николая Чудотворца, расположенная за горой, в мертвой зоне обстрела. А казаки-участники азовского сидения зарылись в землю, устроив жилища и укрытия от огня. Прорыли и подземные ходы под валом, по ночам делали вылазки, резали врагов.
Турки применили новую тактику. Каждый день стали посылать на штурм 10 тысяч солдат, на следующий день - другие 10 тысяч, и так далее, надеясь взять казаков измором - ведь тех некому было сменить. И действительно, после трех дней непрерывных боев казаки уже едва держались на ногах и не в силах даже были вымолвить слово, так что участники штурма сочли их пьяными, о чем остались свидетельства в записях некоторых из них (хотя на самом деле казаки в походах и боях никогда не пили спиртного - за это полагалась смертная казнь). 24 приступа сделали турки, и всякий раз были отбиты с большим уроном.
Силы осажденных и осаждающих иссякли практически одновременно. В ночь на 1 октября казаки, потеряв всякую надежду удержать Азов, вышли из города, чтобы прорваться или погибнуть в бою. Под прикрытием тумана казаки-участники азовского сидения вышли к позициям врага и… нашли турецкий лагерь пустым. Оказалось, что в эту же ночь паша снял осаду и отвел армию от Азова к кораблям. Воодушевленные казаки бросились на турецкий арьергард, нанеся ему немалый урон (откуда и силы взялись!). Для турецкой армии борьба за Азов завершилась полным поражением. По разным оценкам, их армия в боях и от болезней потеряла от 60 до 100 тыс. человек. Однако и казакам дорого досталась их победа - в живых их осталось чуть больше тысячи человек. В ходе боев Азов был разрушен едва ли не до основания. Восстановить его своими силами казаки не могли (да и некому уж было восстанавливать), и предложили принять город русскому царю Михаилу Федоровичу. Тот созвал Земский собор и из уст выборных людей узнал о полной готовности жертвовать своим достоянием и даже жизнью на пользу родной земли, но услышал также и о бедственном положении ее, особенно черных людей, – и убедился, что еще надо думать не о войне, а о строении своей земли. И казакам пришлось оставить Азов...
Однако именно благодаря азовскому сидению донских казаков, оттянувшему на себя силы турок и татар, Россия смогла быстро и беспрепятственно построить Белгородскую засечную черту! Тысячекилометровую систему сплошных засек, рвов, валов с частоколами. Возникли 25 новых крепостей: Коротояк, Усмань, Козлов и др. А между городами через каждые 20–30 км встали острожки с гарнизонами и дозорами. Таким образом сидевшие в Азове казаки помогли России занять и освоить всю черноземную полосу – нынешние Курскую, Белгородскую, Орловскую, Воронежскую, Липецкую, Тамбовскую области.
С этими событиями связан и первый из дошедших до нас памятников казачьей литературы – «Повесть об Азовском осадном сидении донских казаков», созданная есаулом Федором Порошиным. Завершается «Повесть» такими словами: «Была казакам слава вечная, а туркам укоризна вечная».

Азовское сидение осталось не только в памяти народа и литературе. Ежегодно в первую субботу августа в Азове проходит Международный военно-исторический фестиваль Осада Азова, посвященный героической обороне города в 1641 году.