Казачья свадьба. Ч. 1

Свадьбы обычно устраивали осенью или зимой, когда казаки освобождались от полевых работ, но иногда и весной, чтобы к началу весенних полевых работ в семье была еще одна работница.

Чаще всего родители сами объявляли сыну свою волю в выборе невесты и отправлялись на смотрины. В доме невесты заводили разговоры о ее красоте, уме и трудолюбии. По зову матери появлялась одетая по-домашнему невеста, держа в руках поднос с кубками вина. Она угощала пришедших и скромно отходила в сторону. Гости расхваливали вино, пили умышленно медленно, чтобы дать возможность жениху рассмотреть невесту. Потом невесту уводили и спрашивали, понравился ли ей жених. А жениха спрашивали о невесте.

Через несколько дней родители жениха присылали расторопных и находчивых сватов, которые приходили в дом под видом заблудившихся странников или охотников на куниц — красных девиц. О цели прихода вначале говорили намеками: «Мы люди чужестранные, приехали из дальней стороны. Проехали три царства, четыре государства, ехали куда путь лежит, куда зверь бежит, куда птица летит... А едучи мимо вашего двора, мы недуманно-негаданно увидели след не то куницы, не то красной девицы».

Но бывало и так, что сваты в сопровождении жениха и его родственников являлись в дом невесты, где об их приходе уже знали. В ожидании гостей в горнице по лавкам рассаживались старшие родственники, а в отдельной комнате собирались подруги невесты. Первым появлялся посланец жениха под видом странника с переметной сумой и заводил разговоры о том о сем. Узнав, что хозяева готовы принять гостей, отправлялся за женихом с его родней и товарищами. Гости входили, но жених с товарищами оставался на крыльце. Посланец говорил, что у них еще один есть, всему делу голова. Хозяева просили ввести жениха. Он входил, кланяясь на три стороны, и отвечал на вопросы, которые ему задавали: кто он такой, как зовут, чей по прозванию, какой станицы. Заставляли пройтись, чтобы посмотреть, не калека ли. Затем жених кланялся и удалялся на крыльцо. «Ну, люди добрые, — говорили гости, — показали мы своего молодца-охотничка, а теперь желали бы вашу кунушку-горностаюшку поглядеть». Выводили невесту, которая также кланялась всем. Тогда появлялся «с войском своим» жених, становился рядом с ней. Родители спрашивали у детей согласия на брак. Обычно следовал ответ: «Из воли родительской не выхожу!»

Новак Л., Фрадкина Н. Как у нас-то было на тихом Дону: Историко-этнографический очерк. Ростов-на-Дону, 1985.