Как русский стал космическим языком? Почему его учат американские астронавты?

26 September 2020
2,3k full reads
3,1k story viewsUnique page visitors
2,3k read the story to the endThat's 77% of the total page views
2 minutes — average reading time

Английский давно уже стал самым распространенным языком в мире – он является родным примерно для 370 миллионов человек и еще около 1,5 миллиарда жителей нашей планеты владеет им в той или иной степени. Но из-за прежних и нынешних успехов СССР и России в космосе, в орбитальном пространстве он вынужден соперничать с русским и даже уступает ему по влиянию.

Почему же язык Пушкина стал обязательным для западных астронавтов?

Ну, на самом деле, он им совсем не является. Все дело в том, что Международная космическая станция, которая является совместным проектом Соединенных Штатов и России, уже более двадцати лет является главным космическим проектом человечества. И при ее создании высокие договаривающиеся стороны пришли к соглашению, что государственные языки обеих стран будут иметь там равное влияние, независимо от того, каким образом космонавты туда доставляются и какое их количество там находится.

Кроме того, в этом есть простая логика. Поскольку с 2011-о года космический корабль «Союз» является единственным средством доставки людей с поверхности планеты на ее орбиту, для экипажа было бы логичным иметь возможность самостоятельно поддерживать связь с Центром управления полетами в городе Королеве, в случае если возникнет такая необходимость.

Дело в том, что половина МКС принадлежит нашей стране, которая может распоряжаться ей по своему усмотрению, а вторая часть является совместной собственностью НАСА, европейского и японского космического агентств, а также Канады. Из-за международных договоров западных государств, для них общим является именно английский.

Но дело вот в чем. Тренировки и россиян, и иностранцев, сначала происходят в космическом центре НАСА имени Джонсона в Хьюстоне, штат Техас, а затем – в Центре подготовки космонавтов имени Гагарина в Звездном городке в Подмосковье. Каждая группа должна поддерживать связь с нашим и их ЦУПом, которые совместно обеспечивают наведение ракет, навигацию и управление.

Поэтому русский язык необходим всем, кто путешествует на МКС и обратно на корабле даже в качестве пассажира, поскольку они должны быть готовы общаться с нашим ЦУПом или взять управление кораблем «Союз» на себя в неотложной ситуации. Но ровно так же космонавтам необходим английский – и они учат его тоже, в обязательном порядке. Поэтому русский ничуть не является главным языком космоса – он лишь является одним из двух языков российского и американского (с участием других стран) сотрудничества.

А вот люди, которые попадают в космос вне МКС, к примеру, китайские тайконавты или подопечные Илона Маска, ничуть не обязаны изучать русский – если они не направляются на МКС, конечно. Просто два десятилетия Международная космическая станция была единственным космическим проектом человечества, а созданный еще в 1967-м году «Союз» из-за своей надежности стал чем-то вроде «маршрутки» и десять лет был единственным способом добраться на орбиту.

Поэтому, если частные предприятия или иные государства захотят (и осилят) собственные орбитальные станции, рабочим средством общения на них будет язык соответствующего государства. К примеру, американцы близки к тому, чтобы создать новый многоразовый шаттл, запуск которого запланирован как раз на осень этого года. Конечно, никаких планов о создании станции, отдельной от МКС, они пока не заявляли.