Поморы - морской народ

Голландский мореплаватель Виллем Баренц в ходе своей третей экспедиции в поисках северного морского пути в Индию, в 1596 году наткнулся на не нанесенный на карту остров, который из-за своего остроконечного ландшафта назвал Шпицбергеном. Так на европейских картах появился остров Шпицберген, однако за сотни лет до именитого голландца, он был известен русским поморам, в летописях избы и гавань у западного берега назывались Старостинскими, по имени собственника - выходца из Новгорода крестьянина А.Т.Старостина.
Поморы - общность внутри большого русского нарда, обладающая тем не менее рядом характерных отличий в культуре, быту и образе хозяйствования, локально расположенная на побережье Белого моря. Колонизация северных земель русскими людьми началась в XI в. Новгородцы по Волхову и Свири проникали в Онежское озеро, далее по рекам проникали на Онегу, Онежскую губу и им открывались бескрайние просторы Студеного моря, как тогда называли Ледовитый Океан. Суровые климатические условия не позволяли заниматься в этих местах привычным для русских людей хлебопашеством, и потому колонисты вынуждены были перенимать способы хозяйствования у местных финно-угорских племен, которые жили рыбным и китобойным промыслами. Однако не только новгородцы заселяли Русский Север. Вскоре на северо-востоке Беломорья появились поселенцы из Ростово-Суздальского княжества. Примечательно что до сих пор жители Архангельской области верховья Северной Двины именуют Ростовщиной памятуя откуда вышли предки современных жителей, а население Онежья помнит о своем новгородском происхождении. Спустя несколько столетий русское население Русского Севера, несколько отличается от населения центральных княжеств и в летописи в XVI веке появляется специальный термин для их обозначения : "поморцы".
Падение Новгородской республики в XVI в. привело к тому, что весьма существенно изменился характер социальных отношений в поморской среде. Если до этого колонисты заселявшие Поморье были, как правило, людьми боярскими и всю прибавочную стоимость отсылали в Новгород, то с захватом Новгорода Москвой, московские власти борясь против могущественных новгородских боярских кланов, уравняли жителей Поморья превратив их всех в крестьян. Так благодаря московскому захвату Новгорода у поморов начала формироваться одна из особенностей поморского менталитета - крестьянская демократия. Отсутствие крупных собственников земли и крепостного права(сама земля не родит, нет смысла её возделывать, а значит нету смысла прикреплять к земле крестьян) способствовали мобильности населения, а также развитию навыков самоуправления. Поморы сбивались в ватаги(артели) и уходили заниматься промыслом, добывая такие ценные экспортные товары в ту эпоху, как моржовую кость, соль, рыбу, шкуры. А на север везли зерно и ткани.
В поисках новых земель для промысла поморы за сотни лет до европейских "первооткрывателей" вроде В.Баренца, исследовали берега и острова Ледовитого океана, они составляли карты побережья, прекрасно ориентируясь по звездам и солнцу. Созвездие большой медведицы они называли "Лосем" Орион – «Коромыслом» или «Граблями», Плеяды – «Утиным гнездом». На безлюдных островах они устанавливали большие кресты, видимые с моря, их поперечины были ориентированы строго с севера на юг и они служили своеобразными маяками русским мореходам. Кроме того активно пользовались рукописными лоциями(словесное описание берегов для ориентирования с моря). Однако все их "чертежи"(так поморы называли свои карты), оказались вне внимания европейских картографов, и потому первенство в открытии северных земель европейцы присвоили себе.
В ходе колонизации Поморья русские люди встречали разные народы и взаимодействовали с ними, местное финно-угорское население, которое фактически прибывало в каменном веке приняв православие слилось с населением славянским или ушло дальше на Запад, ханты же ушли далее на Восток. А с XVI века, после того как был частично отменен мораторий на внешнюю торговлю в Норвегии, поморы стали взаимодействовать с норвежскими рыбаками.
Одним из качеств которое свойственно поморам - это честность. Суровые условия выживания как-бы уравнивали людей, и их жизнь завесила от коллектива, если человек проявлял не честность то коллектив от него попросту отворачивался. За это качество поморов ценили купцы, как русские так и заморские, заключив с помором сделку, даже на словах можно было быть уверенным что свою часть договора он исполнит, чего бы это ему не стоило.
Долгие зимовки, часто полуголодные, как следствие цинга, делали жизнь ватаги поморов тяжелой и потому, для того чтобы снять стресс, старались брать с собой сказителя, который при свете масляной лампады рассказывал старины(вид былин), развлекая таким образом своих товарищей по артели, не давая унынию захватить сердца коллег. Эти люди знали наизусть тысячи текстов, и еще в начале двадцатого века их можно было встретить в Архангельске. Именно поморским устным творчеством вдохновлялись такие русские писатели как Боррис Щергин и Степан Писахов, сохранившие частички той великой устной культуры которую мы во-многом утеряли в современности.
Века среди суровой северной природа воспитали в характере поморов непоколебимую стойкость и умение выживать. Так в первой половин XVIII века на остров Шпицберген на промысел ушла ладья под руководством кормчего А.Химкова. Когда судно приблизилось к острову, двинулся лед и зажал ладью между глыбами. А Химков вместе с четырьмя матросами взяв с собой запас муки, пороха, мушкет и другое снаряжение отправился на остров по льду, памятуя о том, что там была изба. Поморы действительно нашли чье-то заброшенное зимовье, и заночевали в нем. А когда утром проснулись, обнаружили что вместо льдов чистая вода, и ладьи нет. Кормчий подбодрил своих спутников и они принялись за работу. Оказавшиеся в беде поморы заново законопатили избу, подготовили печь. Исследовав окрестности обнаружили железный крюк. Сделав горн, они выковали из крюка наконечники стрел(пуль для мушкета было всего 12) они сделали луки, и начали охотиться добывая себе пропитание. Выпаривая морскую воду поморы добывали соль, благодаря которой, заготовили мясо на зиму. Они научились разделывать шкуры и пошили себе зимнюю одежду. Зимой спасаясь от цинги они, подсмотрев у коренных северных народов пили оленью кровь. Так они прожили на острове 6 лет, покуда к Шпицбергену не пришел русский корабль, на котором плыла комиссия для описания острова и передачи его в концессию. Каково было удивление прибывших, когда к ним выбежали заросшие бородатые люди. Кормчий А.Химков договорился с капитаном судна о том, что с острова он заберет не только людей но и то что они успели заготовить пребывая в вынужденном заключении на Шпицбергене: 50 пудов оленьего жира, 210 медвежьих и оленьих шкур и более чем 200 шкурок белых и голубых песцов. Голландец Виллен Баренц не смог пережить одну зимовку, обладая большими запасами бобов, сала и других продуктов и вещей, а русский помор А.Химков с товарищами 6 лет прожили в том же месте, да еще и при этом умудрились хорошо заработать в итоге. Предприимчивость тоже одно из лучших качеств поморов.
Современный мир с массовым производством глобализацией и унификацией культуры, привел к тому что сегодня поморов осталось исчезающе мало, и немногие из них занимаются традиционными промыслами. Однако их историческое и культурное наследие является важной частью нашей общерусской культуры.