Новенькие двери в нашей бане.

15 August 2019

Эта интересная и довольно забавная история произошла со мной много лет назад, когда я еще был молодым и зеленым старлеем, служившим в провинциальном городке столичного округа.

-Ты куда собрался, Вадим? – спрашивали меня коллеги, - как обычно или еще чего надумали?

-Да сейчас, после работы, с мужиками в баньку сгоняем, по случаю зарплаты! – отвечал я коллегам, смотревшим на меня с явным интересом - идем с нами!

-Да нет, спасибо, мы домой! – сотрудники УБОПа знали, что за частую, в день зарплаты в бане организовывается спонтанная пьянка.

Как обычно, вечером после работы, мы с ребятами пошли в баню. Конверт с зарплатой я по привычке засунул в портфель, к рабочим документам. Все ведь знали, кто моется в бане и мы не опасались ни за вещи, ни за документы.

Я разделся догола, в одной из кабинок. Табельное оружие висело на вешалке, портфель стоял на невысоком табурете, поверх милицейской формы. Я уже разделся до трусов, когда краем глаза заметил позади какое-то движение.

Оглянувшись, я просто замер от такой наглости: чья-то рука схватила через верхний бортик мой портфель и утащила. А там все документы, включая недавнее громкое дело о насильнике, которое было на контроле «главка», служебное удостоверение и, конечно же – зарплата!

-Охренеть! – проорал я, побагровев от злости, и выхватил пистолет из кобуры на вешалке.

Находясь в аффекте, я выстрелил три раза прямо через дверь. Я не думал ни о каких последствиях в тот момент.

Торопливо одевшись, я услышал суету и крики в банном холле. Выйдя из кабинки, мне пришлось столкнуться носом с бойцами вызванного кем-то патруля. На меня смотрели стволы автоматов. Раненый мною воришка лежал без сознания на полу, возле двери.

-Сдать оружие! – прокричал мне старший патруля, - вы задержаны!

-Ребята… - попробовал я нерешительно.

До меня постепенно начало доходить, что я натворил.

И началось! Проверки, бесконечные вызовы к следователям и прокурорам.

-Ты что, Вадик совсем с катушек слетел?! – орал на меня мой начальник, полковник Паляница, - это ведь необоснованное применение оружия! Создание ситуации, опасной для окружающих!

Я стоял, понурив голову. А что мне было сказать? Что я испугался лишиться зарплаты? Или что был крайне уверен в своей безопасности и безнаказанности…

-Виноват, товарищ полковник, - оправдывался я, - злость разум затмила, не подумал…

-Ладно иди, - махнул рукой полковник, - попробую за тебя словечко замолвить, чтоб послужил ты ещё…

Но даже несмотря на просьбы начальника, меня продолжали «таскать» по кабинетам. Только когда за меня попросили из главного областного управления, следователи с прокурором сменили гнев на милость.

-Значит так лейтенант, - сказал мне старший следователь по моему делу Агафонов, - твои пули прошили три двери в бане, а это прямые улики против тебя.

Я глупо кивал головой, со всем соглашаясь. Я хорошо помнил, что на дверях центрального входа в баню также «красовались» три отверстия. «Хорошо, что больше никого не зацепило!», подумал я тогда.

-Так вот, товарищ Кудрявцев, - продолжал следователь, - материалы по твоему делу нужно закрыть завтра к концу рабочего дня. У тебя сутки, на замену или ремонт дверей в бане!

И побежал я менять двери в бане. Забежал к знакомому в столярную мастерскую.

-Дядя Коля, выручай! – прокричал я, ставя на стол бутыль с мутным содержимым.

Вдвоем с плотником, мы промаялись без сна и отдыха, больше суток. Он мерил, выпиливал, прибивал, таскал и работал рубанком. Когда двери были готовы, он их быстро покрасил светло серой краской.

На этом дело и закончилось.

-Ах, какие красивые, новые двери в нашей бане! – долго еще шутили сотрудники нашего отдела между собой, и подначивали меня при каждом удобном случае – «не было бы счастья, да несчастье помогло»!

После этого случая я больше никогда не беру в баню никаких документов и денег. Уже прошло больше десяти лет, я уже хожу в звании майора, а мне до сих пор, иногда шутя, говорят:

-Вот он офицер, благодаря которому в нашей бане новенькие двери!