Компания друзей отдыхала на даче. Выжил ли Пашка?

15.05.2018

Новогодние выходные мы с моей ненаглядной Таней решили провести на даче. Там – такая красота, прелесть, нет слов, чтобы описать! Нам хорошо, мы разленились от счастья и тепла русской печки, а бутылка коньяка отдавала нам своё содержимое и будто говорила: «Радуйтесь, заслужили!»

Второго января мой сотовый вдруг зазвенел. Я нажал на зелёную кнопку – звонил Пашка, мой давний друг:

- Чуваки, я видел, это у вас из трубы дым? Ждите, ща буду!

Пашка любил экстрим и умел себе его создавать, а потом обращал всё увиденное и услышанное в такие истории, что любой писатель обзавидуется. Пашка мог бы сесть за клавиатуру компьютера и выдать целый роман о противостоянии безжалостной природы и одинокого человека, затерявшегося в ней, где одинокий человек всегда и неизменно побеждает. Но он вместо этого предпочёл бы снова рвануть на природу, поэтому о его приключениях знали только друзья, в том числе и я с Машей.

Через пятнадцать минут Пашка на снегоходе приехал к нам, и из-за его пазухи появилась на свет бутылка виски. Тут же мы пересели за столик, где была разложена всяческая закуска – скромно, но весело, - и начался длинный и увлекательный рассказ о том, как Пашка выживал на островке посередине речки, без лодки и сотового, в холодную погоду. Ничего, между прочим, не было придумано.

А Таня, хоть и очень любит хорошее спиртное, но не выдерживает его долго. Благо, она не буянит, а погружается в сон. Вот и сейчас я увидел, как ненаглядная клюёт носом, клонится мне на плечо, клонится, вот её голова уже нашла уютную поверхность – и Таня тихонько захрапела.

Я отнёс её на кровать и хорошо укутал, мы с Пашкой немного посидели и сами улеглись – я с Таней, а Пашка в соседней комнате. Утром он уехал домой, а Таня проснулась и, напевая, стала колдовать над кофеваркой. Вдруг она повернулась ко мне, и её глаза были широко распахнуты:

- Дим… Я же вчера уснула. Пашка-то на острове, он жив остался?

И только когда она начала первую кружку кофе, ей стало понятно, почему я смеюсь во весь голос.