Кузнец и кружевница (быль)

28 June 2019

Была когда-то популярной песня о кузнеце веселом и умелом, который жил беспечно за рекою, не беспокоя никого собой, и о певуньи славной кружевнице, что расцвела за дальним синим лесом. Красу, которой славили гармони на всю округу и на все лады; о том, как приковала кружевница красавца-кузнеца навеки сердце, об их на всю округу громкой свадьбе, большой, счастливой, трепетной любви.

Теперь уже забыта эта песня. Ее давно не слышно на эстраде. И не поют ее в селе, где жили. Певунья-кружевница и кузнец. Не стали петь, считая, что виновен кузнец перед женою кружевницей, что не остался ей навеки верным и вряд ли, как она, ее любил. На диво всем кузнец и кружевница такой любовью славились в округе, что ту любовь в народе называли божественной любовью, неземной.

В такой любви и счастье четверть века кузнец и кружевница пребывали, детей растили, выводили в люди, их дом светился миром и добром. И вот беда: скончалась в одночасье любимая певунья-кружевница. И от такой немыслимой утраты сломался, духом пал вдовец-кузнец.

Он ничего не видел и не слышал, ходил и стыл часами над могилой, или сидел перед ее Портретом и пил, в ладонях тиская стакан. Ничто ему вокруг ни в радость было, день солнечный казался ночью черной, жизнь впереди никчемной и ненужной. Одно желанье было - умереть...

И вот однажды в сумерках вечерних он услыхал своей любимой голос. И голос молвил: "Полно убиваться. Мне больно, милый, видеть боль твою. Любовь для нас была безмерным счастьем и радостью великой в нашей жизни.

Кузнец и кружевница (быль)
Кузнец и кружевница (быль)

Я унесла все. Не своею волей. И воли нет, тебе все возвратить. Одно могу теперь я только сделать: мою любовь к тебе отдать подруге, которая давно, как ты сегодня, осталась безутешною вдовой. Она придет к тебе с моей любовью, а ты ее своей любовью встретишь, и, как меня, ее любить ты станешь: ты в ней найдешь меня, мою любовь". Он на портрет взглянул, и показалось, что шевельнулись чуть заметно губы, а голос молвил: "Ляг, родной, усни".

Он лег послушно, будто провалился, слал беспробудно кряду трое суток. Когда открыл глаза кузнец, увидел склоненной к нему женщины лицо. Она сказала: «Здравствуй». С пробуждением. О горе я твоем, кузнец, узнала. А накануне, как узнать, приснился мне на рассвете, будто в яви, сон: пришла старушка, протянула руку, в руке ее - кусок кровавый мяса.

"Тебе просила передать подруга", - сказала, повернулась и ушла. Очнулась я и думаю: к болезни такой мне сон, наверное, приснился, А через день случайно повстречала односельчанку нашу в магазине - приехала внучонка повидать. Она-то и сказала, что подружку три месяца назад похоронили, что ты один с бедой своей остался, что духом пал и топишь боль в вине.

Так в сердце и ударила догадка: вот почему мне этот сон приснился - покойная подружка передала мне боль свою - тебя вдовец-кузнец. Я тут же собралась - и в путь-дорогу, чтоб разделить с тобой лихое горе. Оно и мне перевернуло душу - мы ж были с ней родней родных сестер. "Да-да, - сказал кузнец. - Я помню. Помню. И посмотрел в ее глаза пытливо. - Ты стала на нее лицом похожа. И голос твой как будто бы ее". Она ему сквозь слезы улыбнулась, Погладила рукой его запястье. "И руки вроде у тебя такие ж, - добавил тихо он, прикрыв глаза.

В деревне разгорелись пересуды, пошла молва во все концы района, что-де кузнец неверным оказался, что тут же позабыл он кружевницу, что он ее, подлец, и не любил. И песню петь в селе том перестали. С годами ее вовсе позабыли. И только в доме кузнеца седого по-прежнему поют ее, как пели когда-то кружевница и кузнец.