Хакерство и детектор лжи как методы установления истины в уголовном деле

Сто лет назад, 1 марта 1919 года, при Центророзыске Народного Комиссариата Внутренних дел РСФСР был создан Кабинет судебной экспертизы, который в то время занимался отработкой методов научной экспертизы, обучал сотрудников уголовного розыска навыкам проведения таких экспертиз. В разработанных специалистами Кабинета судебных экспертиз методических пособиях впервые на научной основе давались рекомендации, как проводить исследования вещественных доказательств, связанных с подделкой или подлогом документов, например, сравнение шрифтов печатных машинок, оттисков печатей и т.п.

В наши дни 1 марта в российской полиции отмечается как профессиональный праздник Экспертно-криминалистической службы МВД России.

– У эксперта довольно широкий круг обязанностей, – рассказывает заместитель начальника отдела специальных экспертиз Экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ) УМВД России по Смоленской области подполковник полиции Александр ВИНОКУРОВ. – Эксперт – это должность, а уже какие функции он выполняет, зависит от того, в качестве кого его привлекают на том или ином этапе сопровождения расследования уголовного дела или проверки материала на предмет необходимости возбуждения уголовного дела.

При этом, как поясняет Александр Винокуров, на место, где проводятся процессуальные действия, эксперт выезжает в качестве специалиста, помогающего следователю изымать различные следы, которые в дальнейшем помогут в расследовании уголовного дела и установлении преступника. А уже после этого следователь назначает судебные экспертизы и ставит перед экспертами вопросы – в зависимости от того, что нужно установить.

– Видов экспертиз достаточно большое количество, и их перечень постоянно расширяется. Это связано в основном с научно-техническим прогрессом – появляется новая техника, появляются новые методики. В свете этого эксперты могут давать ответы на большее количество вопросов, – уточняет Александр Олегович.

– Преступники, наверное, тоже идут в ногу со временем и пользуются плодами технического прогресса…

– Разумеется, но сотрудникам полиции всегда приходится быть впереди – в этом главный залог нашего успеха. Перечень следов, которые преступники могут оставить на месте, а эксперты – изъять и исследовать, тоже расширяется, что в дальнейшем, безусловно, способствует раскрытию преступлений, – рассказывает Александр Винокуров.

Узаконенные «хакеры»

Сам Александр Винокуров пришёл на работу в органы внутренних дел в 2004 году – после окончания физико-математического факультета на тот момент Смоленского государственного педагогического университета.

– Я себя всегда видел в качестве эксперта и сразу пришел служить в ЭКЦ, – рассказывает он. – Когда только пришёл, начинал с компьютерных экспертиз, сейчас в мои обязанности добавились фоноскопические экспертизы.

– И как часто встречаются киберпреступники на территории области?

– Постоянно. Примерно с 2004 года в нашем ЭКЦ начали проводиться компьютерные экспертизы, и с тех пор материалов становится только больше, а вопросы, которые следствие ставит перед нами, – всё сложнее.

Преступник, как и любой человек, в жизни пользуется различными электронными средствами для общения, переписки, хранения или переноса информации. И если пятнадцать лет назад это были в основном жёсткие диски компьютеров, подсоединённых к сети Интернет, то сейчас это различные мобильные устройства.

– И в ходе проведения компьютерной экспертизы мы как раз и решаем задачи по извлечению или восстановлению информации, содержащейся на мобильных устройствах, например, в телефонах, – поясняет Александр Винокуров.

Даже если преступник пытался стереть хранящуюся у него на мобильном устройстве информацию, технически её можно восстановить. А пароли или другие способы защиты, которые устанавливают на мобильные устройства, можно обойти и всё равно получить доступ к интересующей следствие информации. В распоряжении компьютерных экспертов ЭКЦ много «продвинутого» программного обеспечения.

– Говоря по-простому, вы здесь занимаетесь хакерством?

– Я хотел бы подчеркнуть, что все наши экспертизы мы проводим в рамках закона и в интересах установления истины по конкретным уголовным делам, в которых, как правило, есть реальные пострадавшие.

Смоляне, берегитесь фальшивок!

У отдела криминалистических экспертиз довольно широкий круг обязанностей.

– Наш отдел, – рассказывает заместитель начальника отдела криминалистических экспертиз ЭКЦ УМВД России по Смоленской области подполковник полиции Николай ЕРМОШКИН, – занимается такими видами исследований, как баллистика, дактилоскопия, экспертиза холодного оружия, портретная экспертиза, исследование почерка, документов, трасологические исследования.

– А определение подлинности денежных знаков тоже входит в ваш круг обязанностей?

– Да. Этим мы тоже занимаемся.

– И насколько качественно изготовленные фальшивки вам приходилось видеть? Может ли простой человек в этом разобраться?

– Сегодня качество фальшивок достаточно высоко, и человек, если не обращает внимание на степень защиты банкнот, может ошибиться. Опытные кассиры могут выявить такие купюры, но для этого нужно немного больше времени, а не в тот момент, когда к кассе выстроилась очередь. Большая часть фальшивок изымается в банках, когда идет пересчёт денежных средств, принятых от магазинов, предприятий и организаций. Тогда и определяются подделки.

– Но ведь в большинстве случаев на кассах стоят специальные аппараты, они разве не гарантируют выявление фальшивок?

– Гарантируют, но, к сожалению, пока ещё не везде такие аппараты установлены. Часть реквизитов, которые используются для защиты, подделываются фальшивомонетчиками. Некоторые изображения на банкнотах видны в инфракрасном диапазоне спектра, и фальшивомонетчики научились их имитировать. Неопытный человек эти изображения может принять за настоящие реквизиты, особенно при нехватке времени.

Однако, как поясняет эксперт, если внимательно и при сильном увеличении осмотреть фальшивую купюру, то станет заметно, что качество полиграфии хуже, чем на продукции Госзнака: в частности, размыты тонкие штрихи элементов рисунка, слабо читается микротекст, искажена цветопередача. Это объясняется тем, что для изготовления фальшивок обычно используются цветные принтеры.

Взрывоопасное «эхо войны» и привет из 90-х

Старший эксперт ЭКЦ майор полиции Дмитрий СИЛОНОВ занимается производством взрывотехнических экспертиз и исследований. И, как сам пошутил, – о взрывотехнике можно говорить много и долгом, но вся информация исключительно судебного пользования.

А вообще по роду должностных обязанностей Дмитрию Силонову приходится заниматься исследованием боеприпасов, взрывчатых веществ как самодельного, так и промышленного производства. Также эксперт выезжает на осмотры мест происшествий по фактам обнаружения взрывоопасных предметов или по фактам криминальных и бытовых взрывов. Но результаты многих экспертиз, которые проводятся в этом отделе, разглашать нельзя в интересах следствия.

– Как часто к вам на экспертизу поступают взрывчатые вещества и боеприпасы?

– Довольно часто. Как мы знаем, во времена Великой Отечественной войны на Смоленщине активно шли боевые действия, и даже спустя много десятков лет «эхо войны» даёт о себе знать, и наши граждане находят взрывоопасные предметы. Такие находки необходимо отдавать на экспертизу, чтобы установить, представляют ли они опасность. Вместе с тем, ряд недобросовестных граждан использует их в своих целях, например, в качестве запрещённого орудия лова. Есть и коллекционеры: поставит такой «любитель старины» у себя дома снаряд или мину, не понимая, что создает угрозу не только своей жизни, но жизням тех, кто живёт по соседству за стеной.

Кроме «эха войны» на экспертизу попадает и «эхо 90-х». Дмитрий Силонов показывает предметы из, как он выразился, «схрона лихих 90-х» – это современные образцы вооружения, найденные в лесном массиве Смоленского района и доставленные на экспертизу в ЭКЦ УМВД.

Детектор лжи как способ определить истину по делу

В ближайшее время к перечню экспертиз, которые проводит ЭКЦ УМВД по Смоленской области, добавится ещё одна – психофизическое исследование в отношении лиц с использованием полиграфа.

Так называемый полиграф больше известен широкой публике как «детектор лжи».

– А вы сами насколько допускаете, что «бездушная железка» может разобраться в мыслях человека и определить, правду он говорит или лжёт, а может, просто у него сейчас состояние такое, а машина его «оговаривает»? – спрашиваю у заместителя начальника отдела специальных экспертиз ЭКЦ УМВД России по Смоленской области подполковника полиции Александра Винокурова.

– Методы, которые используются данным видом экспертизы, научно обоснованы, – поясняет Александр Винокуров. – Следует иметь в виду, что в перечень экспертиз, производимых в системе МВД, просто так не включаются экспертизы, которые научно не подтверждены. Ведь результаты таких экспертиз будут приниматься судами.

Но решения следователей, а потом и судов не основаны на результатах только одной экспертизы. Нет такой универсальной экспертизы, которую провёл, и сразу открылись все обстоятельства дела, и понятно, кто преступник. По каждому делу проводится далеко не одна экспертиза, а целый комплекс скрупулёзных и трудоёмких исследований. И только совокупность экспертиз позволяет выявить картину в целом и установить истину по делу.

Алексей ГУСИНСКИЙ