Смена плацдарма в Сирии: Дейр-эз-Зор не последний оплот террористов — впереди баталии за Идлиб


Информационное пространство переполнено сообщениями о том, что война в Сирии близится к концу, так как правительственные силы главы САР Башара Асада при поддержке ВКС РФ медленно, но методично занимают стратегически важные точки в государстве. В частности, Россия помогла сирийской армии пробить блокаду Дейр-эз-Зора, который считается последним крупным оплотом группировки «Исламское Государство» (запрещена в РФ) в Сирии. На данный момент Россия и САА закрепляют успех на направлении и ликвидируют группировку. Согласно имеющимся в СМИ данным, боевиков ИГ могут оттеснить к реке Евфрат, где российская и сирийская авиация разгромят террористов. Воевать в речной зоне будет несколько проще из-за географии местности — там нет крупных населенных пунктов, одни лишь пустоши и небольшие поселения.

Но в действительности ли война в Сирии закончится, когда провинция Дейр-эз-Зор будет зачищена от террористов? По мнению редакции канала SMP, делать поспешные выводы не стоит. И для этого есть несколько взаимосвязанных между собой причин.

Идлиб — «демилитаризованная зона опасности»

Во-первых, сегодня все говорят о Дейр-эз-Зоре, но молчат о ситуации в Идлибе. Спад интереса СМИ к этой провинции произошел после переговоров в Астане между Россией, Турцией, Ираном, Сирией и подписания меморандума о создании зон деэскалации в Сирии по линии соприкосновения правительственных войск и оппозиционных сил. В итоге появилось четыре сектора, где установлен режим прекращения огня: с севера на юг это зона в провинции Идлиб, к северу от города Хомса, в Восточной Гуте (пригород Дамаска) и на юге страны, в районе города Даръа. Принято считать, что в этих зонах активно действуют гуманитарные силы и укрепляют свои позиции отряды военной полиции, в провинциях достаточно тихо, а режим прекращения огня нарушается не так часто. Нет сомнения в том, что идут гуманитарные операции и действует полиция, а вот в мирном сосуществовании радикалов и населения — есть. По крайней мере в Идлибе.

Напомним, что при освобождении Алеппо и при военных операциях в этом регионе, Россия и Сирия предлагали террористам бросить оружие, покинуть осажденную провинцию и уйти в Идлиб. Точно такое же предложение был сделано боевикам и в других провинциях. Так что на данный момент Идлиб представляет собой территорию, где собрались представители самых разнообразных группировок со всей САР — от относительно мирных до крайне радикальных. В СМИ можно увидеть информацию, что в Идлибе находится около 10-15 тысяч террористов.

Однако экспертная оценка серьезно отличается от позиции информагентств. Согласно заявлению директора Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасарова, сделанного в газете «Аргументы и Факты», в данной провинции находится около 50-70 тысяч боевиков. Существенное влияние в мухафазе имеет «Джебхат Ан-Нусра» (запрещена в РФ) и ИГ. Примечательно, что численность только этой группировки в Идлибе составляет около 9-10 тысяч человек. За последние несколько недель в провинции была отмечена активность террористов. Так, согласно сообщению телерадиокомпании «Звезда», та же «Нусра» в конце августа 2017 года пыталась взять Идлиб под свой полный контроль. Был задействован практически весь состав группировки.

Кроме того, представители ИГ устроили показательную расправу над несколькими солдатами САА. Издание ФАН сообщало, что в столице провинции гремят взрывы. То же самое агентство новостей информировало о стычках между радикалами и так называемой умеренной оппозицией. Так, повстанцы пытаются оказать сопротивление «Ан-Нусре». Таким образом, можно придти к выводу, что Идлиб — неспокойный регион, где за власть борются радикальные группировки, так и умеренные оппозиционеры. Есть информация о регулярных стычках между ними. Также стоит помнить, что все боевики не признают Асада лидером и готовы в любой удобный момент снова активизироваться для свержения власти. А предпосылки к этому есть, так как США могут поддержать радикалов, вооружив их.

Фактор поражения США

Во-вторых, США понесли репутационное поражение после того, как упустили деблокаду Дейр-Эз-Зора и отстали в развитии наступления на этом стратегическом направлении. Теперь инициатива в руках России. Кроме того, американцы не смогли взять под свой контроль нефтегазовые месторождения в Пальмире, Араке и около самого Дейр-эз-Зора. Также силы Америки сильно задержались в Ракке и пока что не могут очистить город. То есть на данный момент присутствие военных США не оправдано в Сирии, так как территории и ресурсы не захвачены в интересах Вашингтона. Да, - Америка там не за демократию. Примечательно, что после освобождения Ракки, перед Америкой снова встанет дилемма обоснования своего присутствия в САР, так как практически все крупные объединения боевиков будут ликвидированы. То есть говорить о борьбе с терроризмом станет невозможно.

Учитывая ситуацию, Соединенные Штаты могут использовать боевиков в Идлибе в своих целях. Ведь они не заинтересованы в проигрыше своего геополитического инструмента (ИГ) и сдаче позиций. Например, США могут саботировать мирные переговоры и затянуть конфликт, вооружив радикалов в демилитаризованной зоне, так как Пентагону уже не впервой нарушать международные законы и вести двойную игру, прикрываясь политической бравадой в угоду своим истинным целям. Например, МИД Сирии уже опубликовывал данные, что Пентагон вооружает ИГ. Да и просто стоит задуматься, откуда у террористов на протяжении 5 лет есть средства, вооружение и патроны для ведения активных боевых действий?

В итоге можно придти к выводу, что Дейр-эз-Зор может быть не последним оплотом террористов в Сирии. Есть еще Идлиб, который США могут использовать в собственных целях, усугубив конфликт и отсрочив поражение радикалов. Стоит принять во внимание, что в скором времени произойдет смена плацдармов для активных военных действий.