Алексей Беляков: Как отсекать друзей и не испытывать сожаления

Приятель жалуется: «Снова он мне звонил. Опять с какой-то истерикой, какой-то претензией…  Совсем невыносимый стал». Это приятель о старом друге. Тут я ему: «Отрежь и забудь». Приятель, недоуменно: «Что отрезать?» Друга, отвечаю. Отрезать к чертовой матери. Выбросить из жизни. Не общаться. 

Приятель совсем изумляется: «Ну как так? Мы же столько лет, столько выпито…» А вот так, говорю. К черту сентиментальность. Надо уметь отсекать старых друзей, которые стали невыносимы. Приятель задумался. Что у него получилось – сообщу в финале.

Да, я в этом смысле бескомпромиссен и рационален. Я научился отсекать друзей, когда отношения заходили в тупик. Но учился я долго, это было непросто.

В юности я был чертовски привязан к друзьям. Но это такая пора, это нужно любому, это общение, эмоциональный обмен, бла-бла-бла. Звонишь другу: «Давай тусить, давай выпьем?». Он тут же: «Давай!». Было легко и просто, птицы летали еще высоко, а Цой пел особенно задушевно. 

Дальше случилось закономерное. Друзья стали повально жениться. А я не спешил. Звоню: «Давай тусить?». Но один с беременной женой, другой мебель двигает, третий еще что-то. Все женаты, все при делах. Я прям страдал и обижался. А потом решил: хватит дурить, надо учиться разумному одиночеству. Есть друг рядом – отлично. Нет друга – тоже хорошо. Самодостаточность – полезный навык, тем более, что наступил следующий этап: друзья стали активно валить из страны. 

Но теперь и встречаться не обязательно. Со всеми друзьями я бодро общаюсь в мессенджерах. И дико радуюсь наступившему будущему. Еду в метро и пишу – одному в Бостон, другому в Хайфу, третьему вообще в Геленджик. Хорошо! 

Дружба – это форма зависимости. Может, самая лучшая форма зависимости у хомо сапиенс. Но с любой зависимостью можно бороться, если она становится обременительной. Нужно бороться.  

Люди меняются, у людей портится характер и окружение. Понижается коммуникационная валентность. Все меньше тех, с кем активно вступаешь в «реакцию». Раньше вам было классно вдвоем, а теперь не очень.

Я тоже лучше с годами не становлюсь. И глупые выходки кого-то из друзей прежде казались вполне безобидными, а теперь бесят, бесят, бесят. Тем более, что редкие выходки стали хроническими. И что с этим болваном делать? Проводить разъяснительные беседы? Я пытался, честно. Не один раз. В самых корректных выражениях. В результате человек и на меня еще и обижался.

Да ну на фиг эти беседы и эти обиды. После тридцати пяти никто не исправится, никто не изменится. Отсекать. Так лучше для нас обоих. Мне слишком дорог мой личный комфорт, а ему лучше не слушать мои советы.

Как это технически? Элементарно. Нет, не надо представлять человека умершим, избави бог. Я, например, никого даже не отфренживал в сетях, кроме одного, но тот просто сбрендил. Иногда читаю, что эти мои «бывшие» пишут. Но совсем равнодушно. Без комментов и лайков. Если отсеченный вдруг ко мне обращался – отвечал кратко и быстро. И человек сам хорошо понимает: ему тут не место. Дураков нет. Человек исчезает из твоей жизни, остается в милом прошлом. Никаких разговоров и объяснений, я сам это терпеть не могу.

Интересно, что по утраченным друзьям я вовсе не тосковал. Я научился быть холодным и жестким. Нет, и всё. Это превосходный навык, очень горжусь собой. (С женщинами куда сложней: там еще и привязанность сексуальная. К друзьям такого не испытываешь, слава богу.) Бывало, конечно, что «отсеченный» вдруг напишет в мессенджере: «Может, встретимся, а?» Добавит какую-то милую шутку из прошлого. И это ужасный соблазн. Думаешь: «А что я строю из себя Чайлд Гарольда? Надо встретиться!»

Нет, не надо. Ибо пару раз я сдуру поддавался соблазну. Первая встреча проходила чудесно, как в старые добрые. О плохом мы не говорили, делали вид, что ничего не было. А потом человек возвращался на свои унылые рельсы, выкидывал дурацкие фокусы, кидал предъявы, ну в общем, вел себя гнусно и вздорно, как привык. И тогда я уже отсекал наотмашь, костеря себя, что проявил слабость. Человек потом еще пытался наладить контакты, поздравлял, допустим, с днем рождения. Я сухо благодарил. Досвидос.

Никаких слабостей и поблажек. Вычеркнуть навсегда. (Случаи, когда человеку нужна экстренная помощь, когда надо спасать-выручать, я не рассматриваю. Тут плевать на все свои ограничения.)

Еще бывает – как в лирической песне на слова Евтушенко: «Ко мне мой старый друг не ходит». И некоторых такое положение мучает. Что вдруг? Почему? Да не почему! Отношения порой истончаются безо всяких причин. У человека новые связи, контакты, собеседники. Ты ему уже неинтересен. Звонишь, а он такой, важный: «Знаешь, очень много дел, очень…». Так и шут с ним. Нечего выяснять, что случилось и почему он ко мне не ходит. Это вообще самый легкий способ оборвать связи. Я не нужен ему, он не нужен мне. Все свободны.

У меня есть пара старинных друзей, с которыми именно так и случилось. Когда раз в год встречаемся на чьих-то юбилеях – непринужденно болтаем. Но как только он, выпив, начинает: «А давай-ка мы с тобой уже вдвоем, как в старые добрые…» – как только я это слышу, сдержанно улыбаюсь, затягиваюсь сигаретой. И не отвечаю ничего. Молча выпускаю дым.

Курение – это теперь моя единственная зависимость. Которой я вполне доволен, прости, Минздрав.

…Вернусь к тому приятелю, что в начале. Он внял моему совету, отсек утомительного друга. Примерно через полгода сказал: «А ты был прав. Мне стало намного проще. Я даже не представлял, сколько неудобства он мне доставлял».

Ссылка на оригинал текста

Другие интересные тексты:

Илья Мильштейн: Чем может обернуться для власти нежелание россиян платить за газ

Непогребенный Ленин, Крым и пустой кошелек: лучшие мемы флешмоба 10yearschallenge

Почему перестройка 2.0 неизбежна. Итоги-2018 и прогнозы-2019