Были ли у Есенина романы с мужиками?

То, что Сергей Есенин любил женщин — ни для кого не секрет. Это очевидно и из его любовной лирики, да и про страсть к Айседоре Дункан все знают. Но было в его жизни место и для других экспериментов. Рассказываем об этом.

1.

Путь к успеху у Есенина был непростой и тернистый. В Москве его никто не публиковал, поэтому 20-летний поэт оставил молодую жену и ребенка и поехал пытать счастья в Петроград.

2.

Там его стихи почитал Блок, одобрил их и дал юному поэту рекомендательное письмо к Сергею Городецкому, который как раз протежировал молодым поэтам. Он был бисексуалом и вращался, главным образом, в кругу людей нетрадиционной ориентации.

3.

Сергей Есенин, голубоглазый красавец со светлыми вихрами, произвел на Городецкого неизгладимое впечатление. Вдобавок он принес с собой рукописи своих стихов, которые обернул старым деревенским платком. Эта деталь сразила Городецкого наповал. Он пригласил Есенина к себе жить и лично помогал ему продвигать стихи в питерские журналы.

Есенин и Городецкий

4.

Следующим покровителем Есенина стал известный гомосексуалист той эпохи, поэт Николай Клюев. К Сергею он сразу же воспылал безудержной страстью. В своих письмах он постоянно осыпает Есенина ласкательными именами и пишет ему разные нежности: «голубь мой белый», «светлый братик», «целую тебя… в усики твои милые».

А у меня изба новая —
Полати с подзором, божница неугасимая,
Намел из подлавочья ярого слова я
Тебе, мой совенок, птаха моя любимая!
Н. Клюев, «Плач о Сергее Есенине»

5.

Чтобы ни на минуту не расставаться с возлюбленным, Клюев селит Есенина у себя дома на Фонтанке и оказывает ему всяческое покровительство: отмазывает от военной службы и вводит в круг самых блестящих литературных салонов.

Есенин и Клюев

6.

Друг Есенина Владимир Чернавский писал, что Клюев «совсем подчинил нашего Сергуньку», «поясок ему завязывает, волосы гладит, следит глазами».

7.

Сергей вспоминал, что стоило ему куда-то выйти за порог дома, как Николай садился на пол и выл.

Как только я за шапку, он — на пол, посреди номера сидит и воет во весь голос по-бабьи: не ходи, не смей к ней ходить!
С. А. Есенин, в письме к Чернавскому

8.

Есенин этих чувств не разделял и как только добился достаточного признания, бросил Клюева. Клюеву только и оставалось, что горевать и писать стихи по бросившему его любимому.

Он пришелец дальний,
Серафим опальный,
Руки-свитки крыл.
Как к причастью звоны,
Мамины иконы,
Я его любил.
Н. Клюев, «Поэту Сергею Есенину»