Краткая история Второй Мировой: Завязка (Casus Belli).

06.04.2018

Вторжение японцев в Манчжурию. Фото с сайта fakel-history.ru.
Вторжение японцев в Манчжурию. Фото с сайта fakel-history.ru.

1931 год. Китай. Уже четвёртый год между разрозненными китайскими провинциями идёт ожесточённая гражданская война. В 1928 году в ходе северного похода лидеру китайских националистов (Гоминьдан) Чан Кайши в союзе с китайскими коммунистами удаётся подчинить себе север Китая. Но уже в следующем 1929 году китайцы сталкиваются на севере при захвате Китайской Восточной Железной Дороги (КВЖД) с сопротивлением советских работников, обслуживавших пути. Чан Кайши решил взять дорогу силой. В ответ красная армия провела наступление, в ходе которого Гоминьдан согласился использовать дорогу на равных партнёрских условиях. Но в 1931 году происходит неожиданное событие, заставшее китайцев врасплох. Японская Квантунская армия проводит наступательную операцию в Манчжурии. Чан Кайши в растерянности запрещает китайской армии оказывать сопротивление. Многие отказываются выполнять приказ своего главнокомандующего. Начинаются кровопролитные бои, в ходе которых Японии удаётся полностью оккупировать Манчжурию. Попытаться отбить регион китайцы не решатся, так как сами ведут войну. Друг с другом. Теперь, после разгрома в 1928 году северных милитаристов, главными противниками в стране стали Гоминьдан и КПК (Компартия Китая). Попыток объединить силы в борьбе с Японией не предпринимают.

Страна восходящего солнца начала военную экспансию в Китай ещё в конце XIX века. В дальнейшем в ходе войны с Россией японцам удалось захватить Корею и Сахалин. После первой мировой Японии достались германские колонии на Дальнем Востоке, но этого ей оказалось мало. В стране строились новые заводы, с верфей сходили боевые корабли, армия вооружалась. Фактически вместо императора страной правила милитаристская верхушка, желавшая захватить для Японии всю Азию с лозунгом: «Азия для азиатов». Китайцы, хоть и были азиатами, но владели огромными территориями, что очень привлекало японских захватчиков, которым не хватало и даже захваченных во время войны с Китаем территорий. Островное государство было слишком маленьким, ему требовались ресурсы, жизненное пространство, земля для посевов риса. Поэтому в качестве первой жертвы и был выбран ослабленный Китай, в котором не прекращалась гражданская война. Дальневосточные территории СССР были не так пригодны для освоения, как китайские. Тем более, что в случае чего именно оттуда легче всего было развивать наступление на СССР, Монголию, Юго-Восточную Азию и Индию. Китай был для Японии ключом к могуществу.

Мао Цзедун во время "Великого похода". Фото с сайта marxist.com.
Мао Цзедун во время "Великого похода". Фото с сайта marxist.com.

Вторжение в Манчжурию не оценила Лига Наций. Это был орган, призванный защитить мир от той катастрофы, что разразилась в 1914 году в ходе первой мировой войны, и так не слишком хорошо выполнял свои функции, не сумев предотвратить, например, Чакскую войну или колониальные войны Франции в Сирии и Алжире. А в случае с Японией так и вообще развёл руками. На последнем из заседаний по Китаю Япония просто встала и вышла из зала. А потом вообще заявила, что выходит из Лиги Наций. Мировому сообществу оказалось только смотреть, как японцы, не объявляя официально Китаю войны медленно и верно шли на юг, захватывая город за городом, пока китайцы боролись друг с другом. Например, хорошо известен «Великий поход», отступление НОАК в северные труднодоступные районы Китая из-под ударов армии Гоминьдана, больше желавшей разгромить коммунистов, чем японских захватчиков. А Япония безнаказанно продолжала экспансию вглубь Китая.

Итальянские артиллеристы разворачивают орудие. Итало-Эфиопская война. Фото nektonemo.livejournal.com.
Итальянские артиллеристы разворачивают орудие. Итало-Эфиопская война. Фото nektonemo.livejournal.com.

Пример Японии был заразителен. По-прежнему вынашивавший планы воссоздания Римской империи Бенито Муссолини решил осуществить давнюю мечту итальянских королей со времён войны за независимость Италии с целью построить колониальную империю: захватить Эфиопию. Первая война (1895-1896) окончилась для итальянцев плачевно. Но Муссолини был уверен в своих силах. На рассвете 3 октября 1935 года итальянская армия вторглась в пределы Эфиопии. Её народ сражался за свою независимость храбро, но вооружение армии оставляло желать лучшего. Европейские страны отказались продавать армии эфиопского императора Хайле Селассие новые виды оружия. Армия, построенная по образцу регулярной, составляла всего 10 тысяч человек. Остальные (500-700 тысяч) составляли ополченцы, многие из которых были вооружены луками и копьями. Итальянцы перебросили в Эфиопию 400 тысяч солдат, несколько сот самолётов, танков, орудий. Первые сражения показали отчаяние эфиопов, с которым они защищали страну, но этого не хватало. Император запросил поддержки мирового сообщества, но Лига Наций вновь оказалась бессильна. Санкции никак не испортили жизнь Муссолини, а в 1936 году война закончилась. Италия в следующем году вышли из Лиги Наций. И хотя Эфиопия проиграла, партизанская война на её территории не прекращалась до самого 1941 года. И если в открытом бою против фактически туземцев итальянцы показали себя более-менее хорошо, то в партизанской войне они явно уступали своему сопернику. Под захватчиками горела земля, а часть территорий итальянцы и вовсе не контролировали из-за труднодоступности. Но, тем не менее, это не помешало мировому сообществу. Сначала Латвии, потом Германии, Японии, а затем и других европейских стран (кроме Испании и СССР) признать то, что Эфиопия является итальянской территорией, по сути, оправдывая и поддерживая оккупацию независимого государства.

Первые пять маршалов СССР. Трое к началу войны с нацистами будут расстреляны. Фото с сайта newtimes.ru.
Первые пять маршалов СССР. Трое к началу войны с нацистами будут расстреляны. Фото с сайта newtimes.ru.

Приход к власти Адольфа Гитлера в Германии встряхнул мир так, что мурашки от страха пошли. Армии начали активно вооружаться, проводить учения, готовить военные кадры. Но только не СССР. У нас была своя атмосфера. Убийство руководителя Ленинграда С. Кирова в 1934 году подняло первую волну репрессий. Разумеется, во всём обвинили проклятых троцкистов. Особенностью довоенных гонений было то, что теперь от ложных доносов страдали не только простые люди, но и партийная верхушка, если ту случайно могли уличить в неверности по отношению к партии, трудовому народу и лично Сталину. Особенно пострадала армия. Многие герои гражданской войны и теоретики современных войн, Тухачевский, Блюхер, Егоров, Рокоссовский и др. командиры младших войсковых соединений в той или иной степени пострадали от сталинской паранойи. Тот считал, что против него готовится военный переворот. На деле же вероятность такого события равнялась практически нулю. Генералы были верны своему отечеству, но это мало интересовало Сталина и образованное в 1934 году НКВД на базе ОГПУ, также пострадавшее от репрессий, кстати говоря, но ни Ягоды, ни Ежова, ни убитого в 1953 году (уже при Маленкове) Берии мне как-то и не жаль. Как результат, полный разлад в армии. Горький итог ещё предстояло оценить, но сначала была война в Испании.

Республиканцы во время осады Мадрида войсками Франко. Фото с сайта svoboda.org.
Республиканцы во время осады Мадрида войсками Франко. Фото с сайта svoboda.org.

Та не участвовала в Первой Мировой войне, лишилась к началу XX века подавляющего числа своих колоний и пребывала в состоянии обморока. В 1931 году там произошёл республиканский переворот. К власти пришло демократическое правительство, занявшееся проведением политических реформ. В той обстановке нищавшее из-за «Великой депрессии» население больше нуждалось в хлебе, чем в праве развода. Плюс к тому, испанская аристократия потеряла всякие привилегии, что вызвало её возмущение, наряду с ослаблением роли церкви в жизни традиционно консервативной Испании. В стране начался хаос, который республиканское правительство было не в состоянии прекратить. Изменениям в Испании был недоволен один человек генерал Эмилио Мола. Его армия располагалась в отдалённой провинции Наварра, что, однако, не помешало ему руководить заговорщиками. 16 июля 1936 года испанские колониальные войска в Марокко подняли мятеж. В августе война полностью захлестнула Испанию. Нацистская Германия и фашистская Италия с вдохновением следили за происходящими событиями. Первая желала, чтобы Испания стала её сателлитом, вторая (ох уж этот Муссолини) желала вхождения Испании в состав Италии. Новому лидеру мятежников генералу Франсиско Франко без проблем удалось уговорить тех, поставлять его войскам оружие и добровольцев (военных советников), но силы франкистов по-прежнему оставались малочисленными. А вот в стане республиканцев сразу же начались проблемы. Те поделились на три ветви: либералы, коммунисты и анархисты, порою не способные договориться и даже собиравшие собственные военизированные отряды, сражавшиеся разрозненно. У них было желание бороться за свободу, но не было ни полководцев, ни оружия. И тут на помощь пришёл Советский Союз, в короткий срок вооружил республиканскую армию, поставлял военных советников, довольно неплохо сражавшихся с немецкими спецами. Свободный мир был вдохновлён испанской борьбой. Из США, Англии и Франции, и СССР, разумеется, на войну отправлялись добровольцы, доблестно сражавшиеся с франкистами. Например, самым известным участником той войны был Эрнст Хемингуэй, позже написавший книгу об этом событии «По ком звонит колокол» и Джордж Оруэлл, автор антиутопии "1984". Среди советских спецов наиболее известным стал Родион Малиновский.

Уничтоженная после бомбардировки Генрика, Испания. espanarusa.com.
Уничтоженная после бомбардировки Генрика, Испания. espanarusa.com.

Как предвестье большой бури гражданская война в Испании стала жестокой и бесчеловечной. Немецкая и итальянская авиация беспощадно бомбило города (Герника), обе стороны не раз были замечены в военных преступлениях. Стали известны такие афоризмы, как «No Pasaran!» (они не пройдут) и «Пятая колонна», появившееся после знаменитой речи Франко, где он обещал зайти в Мадрид четырьмя колоннами, а пятая разрушит оборону республиканцев изнутри, имев ввиду предателей среди республиканцев. Попытки англичан, французов, американцев и советов создать единый альянс испанских левых сил в борьбе с Франко не увенчались успехом. Те всегда находили причины поругаться, пока националисты захватывали город за городом. После Сарагосы в 1937 и битве на реке Эбро 1938 всё было по сути предрешено, но война продолжалась ещё некоторое время. Республиканцы победили в нескольких битвах (например, Гвадалахара), но разлад в стане и большие потери окончательно подорвали их боевой дух. Последнее наступление франкистов с 23 декабря 1938 года, по март 1939 закончилось впечатляющей победой, хотя республиканцы уже толком и не сопротивлялись. 1 апреля Франко объявил об окончании войны, но партизанская шла ещё долго. Мир был в ужасе, отозвавшись на эти события произведениями искусства, такими, как картины Пикассо и Дали, книги Хемингуэя, стихи и песни. Да, это было поражение. Но достойное победы.

Гейнц Гудериан, идеолог "блицкрига". Фото с сайта pinterest.fr.
Гейнц Гудериан, идеолог "блицкрига". Фото с сайта pinterest.fr.

Выход из Лиги Наций в октябре 1933 года Германии развязал ей руки. В стране началось перевооружение. Заводы выпускали огромное количество танков и самолётов. Начал заново создаваться военный флот. Армию готовили лучшие специалисты, что существовали в Германии. Знаменитые офицеры, герои первой мировой стали генералами. Майнштейн, Гудериан, Роммель, фон Бок, Кессельринг, Браухич, Кейтель, Паулюс, Буш, Клейст, Модель – все они скоро станут легендами в большей или меньшей степени. Ведь даже малыми силами при полном превосходстве противника им удавалось проводить блестящие боевые операции. Была усовершенствована тактика блицкрига. Были учтены ошибки первой мировой войны. В условиях экономического кризиса некоторые слои населения Европы были замечены в симпатии к Гитлеру и Муссолини. Свои фашистские партии появились в США, Англии, Франции. В этих условиях в 1936 году Гитлеру спокойно удалось вернуть Саарскую и Рейнскую области. Во многих странах Восточной Европы произошли профашистские военные перевороты.

Жители Австрии встречают войска Вермахта. Фото с сайта syl.ru.
Жители Австрии встречают войска Вермахта. Фото с сайта syl.ru.

В том числе, и в столице Австрии Вене. Народ довольно лояльно относился к немецким нацистам и хорошо помнил, что Гитлер, не немецкий, а их соотечественник, почему-то в первую мировую выбравший службу в рядах германской армии, нежели австрийской, видимо ещё тогда находя их слабыми. Но он верил в них, а они в него. И в марте 1938 произошёл аншлюс. Добровольное присоединение Австрии к Третьему Рейху. Этому предшествуют попытки австрийских властей не дать нацистам захватить власть в Вене, хотя правящей партией и были ультраправые. Гитлер в ответ предъявляет австрийцам ультиматум с требованием передать власть австрийским нацистам. Премьер-министр Великобритании Нэвилл Чемберлен заявляет, что Австрии нет смысла надеяться на помощь Англии. Верхушка сдаётся. Пришедшие к власти в Вене нацисты просят Гитлера ввести в Австрию войска. Это был первый шаг фюрера на пути к большой войне. Примерно в это же время Гитлер подписывает с Польшей, Латвией и Эстонией договоры о ненападении.

Японские танки при штурме Нанкина. Фото с сайта waralbum.ru.
Японские танки при штурме Нанкина. Фото с сайта waralbum.ru.

Японию в это время интересовала лишь территориальная экспансия в Китай. Лидер китайской партии Гоминьдан Чан Кайши старался до последнего оттянуть начало большой войны, старясь модернизировать армию и идя на уступки по отношению к японской стороне, выдвигавшей всё более унизительные требования в сторону Китая. Это хоть и не понравилось коммунистам, во главе с Мао Цзедуном, но и те опасались войны с Японией, ограничиваясь только партизанскими действиями, понимая, что противостоять одновременно японцам и Гоминьдану не сумеют. Собственно, Чан Кайши оказался в той же ситуации, только вот на союз с коммунистами идти не хотел. Только остальные китайские генералы упрямство своего руководителя не разделяли, 12 декабря 1936 года арестовав Чан Кайши и заставив того пойти на союз с коммунистами. Те согласились как нельзя вовремя. 7 июля 1937 года после инцидента на мосту Марко Поло официально началась японо-китайская война, но ни коммунисты, ни Гоминьдан к ней готовы не были. Например, против 500 японских танков, у китайцев было всего семьдесят. Количество самолётов примерно совпадало, но китайские экипажи были не обучены, а половина истребителей были неисправны. Японцы уступали только в живой силе, но имели обученную и хорошо вооружённую армию, в то время, как промышленность Китая не могла обеспечить свои войска на должном уровне ни техникой, ни боеприпасами. Итог был закономерным: японцы выиграли все крупные сражения с июля по декабрь 1937 года, 13 декабря захватив столицу Китая Нанкин, где устроили настоящую резню пленных китайских солдат, а затем и мирного населения (в т. ч. массовые изнасилования). Армия Гоминьдана была разгромлена (но не уничтожена) по всем направлениям и отступала на юг, где им кое-как удалось остановить продвижение противника. Коммунисты на севере, используя тактику партизанской войны, действовали куда успешнее. И хотя, не смогли нанести японцам поражение, но дали по ним ряд ощутимых ударов, правда, о победе не могло быть и речи. Теперь уже японцы оказались в незавидном положении, испытывая из-за партизан недостаток в снабжении, малая численность армии не давала создать японцам сплошную линию фронта. Но первый успех окрылил им голову, и японцы решили выудить рыбу покрупнее, что я считаю, в тех условиях было самой фатальной ошибкой руководства страны восходящего солнца.

РККА в Монголии. Фото с сайта ymorno.ru.
РККА в Монголии. Фото с сайта ymorno.ru.

Летом 1938 года японская армия решила «прощупать почву» для будущего вторжения в СССР. Для советской стороны же планы японцев не были какой-то неожиданностью. Со времени вторжения японцев в Манчьжурию, мелкие стычки на границе не прекращались, поэтому красная армия держала здесь довольно крупные силы. Событие лета 1938 вошло в историю, как конфликт у озера Хасан, и складывалось для советской стороны крайне неудачно. Войска понесли большие потери. Правда, и японцам не удалось взломать советскую оборону на границе. Поэтому разрабатывая оперативный план будущего вторжения, японцы стали искать другие направления для удара. Главным врагом СССР была протяжённая граница с Китаем и Монголией. Овладей Япония второй страной (север первой уже был под её контролем), и красной армии пришлось бы разбросать войска на огромных территориях для обороны, что дало бы японцам преимущество, возможность разбить силы красной армии на Дальнем востоке по частям в серии приграничных сражений в случае вторжения. Весной 1939 года японцы начали вторжение серией небольших приграничных стычек. На помощь монголам красная армия направила согласно договору о помощи и сотрудничестве 57-ой особый корпус, постоянно пополнявшийся, ввиду того, что как потом оказалось, в Монголию вторглась 75-тысячная японская армия. Начались тяжёлые оборонительные бои, в ходе которых японцы не выполнили главной задачи: окружения и разгрома советских и монгольских войск, что и позволило собрать красной армии в тылу дополнительные подкрепления для контрудара. В горячую точку прибыл, до этого никому неизвестный, комдив (с августа комкор) Георгий Жуков, ошибочно называемый единственным победителем при Халхин-Голе. На самом деле вместе с ним план операции разгрома японцев разрабатывали также командующий войсковой группировкой в Монголии Штерн и начальник штаба комбриг Богданов. Именно последнего западные историки называют победителем японцев, а не Жукова. Связано это с тем, что Богданов и Штерн были подвергнуты репрессиям. А заслуги предателей не должно вспоминать. Первому повезло: он просто ушёл в тень. Второй 28 октября 1941 года, когда нашей армии не хватало офицеров и полководцев, был расстрелян по обвинению в троцкизме и шпионаже в пользу немцев, аж с самого 1931 года, когда нацисты в Германии к власти даже не пришли. Возвращаясь к событиям на Халхин-Голе, красной армии удалось наголову разгромить одну из дивизий японцев, в результате чего командующий японской армией принял решение отступить из Монголии, дабы не испытывать судьбу. Особенно впечатлила японцев танковая атака Жукова, в ходе которой он потерял 57% боевой техники (контратака 11-й бригады на гору Баин-Цаган). Японцы уважали камикадзе.

Чемберлен привёз соотечественникам мир. Фото с сайта khouseafrica.com.
Чемберлен привёз соотечественникам мир. Фото с сайта khouseafrica.com.

А в Европе тем временем, после аншлюса Австрии царил хаос. До западных стран начали доходить новости о гонениях евреев в Германии, создании сети концентрационных лагерей, преследовании инакомыслящих, но те старались не обращать внимания на происходящее, надеясь, что главной целью ультраправого Гитлера является большевистская Россия. Вообще, планы Англии и Франции в долгосрочной перспективе выглядели сомнительными. Скорее всего, их даже и не было. Со стороны всё больше выглядело, как шахматная партия гроссмейстера и дилетанта, не знавшего ни одной комбинации и старавшегося выиграть матч одними только гамбитами. Гитлер решил вернуть себе некоторые земли, принадлежавшие Чехословакии. Та протестовала и попросила посредничества Англии и Франции. Те, в свою очередь, прибыли в Мюнхен для подписания договора с Германией. Та не пожелала пойти на попятную, и в сентябре 1938 года были подписаны Мюнхенские соглашения, по которым Судетская область Чехословакии отходила Германии. Вернувшись в Лондон, у трапа самолёта премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен, потряхивая бумажкой, говорит, что привёз нынешнему поколению мир. Ведь после Мюнхена, Англия, Франция и Германия подписали декларации о взаимном ненападении. О войне с Германией не могло идти и речи. Страх перед первой мировой навсегда отпечатался в сознании англичан и французов, а видеть большевистский режим союзником те не желали, надеясь по возможности при помощи Гитлера уничтожить коммунистов. Очевидно, страх перед «Красным Октябрём» тоже не давал им покоя. А судьба Чехословакии (как и Албании, к слову, в апреле 1939 года оккупированной Италией) была предрешена. Судетская область перешла под контроль нацистов, а Богемия и Моравия стали германским протекторатом. Нацистам удалось захватить все чешские заводы, что потом в ходе войны позволило немцам бесперебойно выпускать на фронт танки, и склады с оружием, позволившие вооружить несколько дивизий. А вот от Словакии оттяпали кусок совсем другие хищники: Венгрия и Польша.

Юзеф Пилсудский. Фото с сайта niezlomni.com.
Юзеф Пилсудский. Фото с сайта niezlomni.com.

С Венгрией понятно. Они стали союзниками Германии и захватили Подкарпатскую Русь и другие территории Словакии. А Польша имела свои далеко идущие планы по построению собственной державы. Желание восстановить Речь Посполитую «от моря, до моря», реваншизм диктатора Пилсудского, до своей смерти правившего Польшей, и стали причиной агрессивной политики Польши в отношении соседей. Кроме войны с Советской Россией, поляки воевали с Литвой, Западной Украиной. Теперь Словакия. Полякам позволялось всё, ведь в случае вторжения СССР, чего всегда боялись западные страны, они бы стояли на переднем рубеже и отражали агрессию Советов, заодно были костью в горле для Гитлера, желавшего объединения Германии с Прусским анклавом. Но не СССР стал главным врагом Польши. Уже начиная с января 1939 года, Польша получала от Германии требование за требованием о передаче Данцигского коридора, а Польша категорически отказывалась. Весной 1939 года Англия и Франция обязались защитить поляков, поэтому те чувствовали себя в относительной безопасности и расширяли собственные территории, не боясь осуждений в суматохе со стороны Лиги наций.

Сталин, Молотов, Риббентроп. maxpark.com.
Сталин, Молотов, Риббентроп. maxpark.com.

Кстати, о Советском Союзе. Сталин был очень оскорблён «Мюнхенским сговором». Ведь в этом случае на пути Гитлера первой бы встала большевистская Россия. Более того, СССР был готов в союзе с Францией защищать чехов и словаков от территориальной экспансии третьих стран (договоры СССР 1935 года с Францией и Чехословакией, давшие Гитлеру формальный повод вернуть себе Рейнскую и Саарскую области). Но французы дали заднюю, англичане вообще о союзе с большевиками слышать не хотели. Повторился сценарий гражданской войны с Испанией, где либералы и коммунисты также не смогли договориться между собой. СССР остался с Германией наедине, а к войне с Гитлером в одиночку был совершенно не готов. В этих условиях он предлагает Германии заключить пакт о ненападении. И к удивлению всех, 23 августа министр иностранных дел Третьего Рейха Риббентроп приезжает в Москву и подписывает с СССР документ. Для западных стран, надеявшихся, что главной целью Гитлера является Советский Союз, это был шок. Для Сталина же сладкая месть за «Мюнхенский сговор» и возможность подготовиться к войне с Германией, которая, что и так всем ясно, была неизбежной. Для Гитлера же возможность и дальше вести свою экспансию в Европе, не опасаясь вмешательства большевиков. Ему не нужен был новый Брест-Литовск. Он хотел Компьена наоборот. Именно его Гитлер обещал немцам и не собирался бросать на ветер свои обещания. Но сначала ему нужно было свободное жизненное пространство на востоке. Польша оказалась отличным кандидатом в качестве первой жертвы. Её армия не была сильной, хорошо вооружённой, так что на ней немцы до кучи собирались опробовать тактику блицкрига. Гитлер рассчитывал на то, что после Чехословакии англичане и французы вновь побоятся начинать войну и заключат новый «Мюнхен». Но надежды его не оправдались. Хотя, об этом подробнее в следующей части. Продолжение следует…

Подписывайтесь на блог, ставьте лайки, делитесь статьёй с друзьями. Также, вы можете помочь мне, как автору, если пожертвуете любую сумму денег. Буду очень благодарен.