Теснина

...Мама с Любавой сварили сытную похлебку с кусочками вяленого мяса и травами. Афонасий первым запустил ложку в котел, зачерпнул похлебки, подул и с громким швырканьем втянул ее в рот. Пожевал, подняв глаза к небу, одобрительно крякнул и сказал:

- Добрая еда.

Все оживленно загомонили, протягивая руки с котелками, куда Любава большим половником не жалея наливала похлебку. Обозники с аппетитом ели и нахваливали стряпух, а те довольно улыбались. После ужина к их костру пришел Афонасий. Присел к огню, подбросил пару веток, отчего в небо поднялся сноп быстро прогоревших искр, посмотрел на Матвея, на Любаву, на вязавшую Аксинью.

- Завтра будем место опасное проходить, Теснину. Там с давних пор лихие люди любят обозы грабить. Не было такого уж лет десять, но…мы всегда настороже. Да и сердце недоброе чует. Все знают, а вам вот решил сказать, готовиться надо. Пойдешь со мной, щиты дам. Когда к Теснине подойдем, накроетесь – это он сказал испуганно глядевшим на него Любаве и Аксинье. – Ну а ты будь готов гнать что есть мочи. Проскочим Теснину – уцелеем, в чистом поле нас не взять. Будь готов стрелять, если услышишь выстрелы. Но лучше бы нам без этого обойтись…

Афонасий поднялся, и Матвей пошел следом. Щиты оказались неподъемными грубо сколоченными из толстых, в три пальца, плах. Матвей по очереди дотащил их до телеги и пристроил на ней. Что-то завтра будет?...

фото из сети
фото из сети

Поднялись затемно, быстро позавтракали, залили костры и тронулись в путь. Через пару часов хода по обозу пронеслось предупреждение – впереди теснина. Матвей загнал маму и Любаву под щиты, пристроил рядом с собой заряженную винтовку, мешочек с патронами кинул рядом. Ну все, пора. Телега Афонасия, шедшая первой, тронулась с места, остальные потянулись следом. Теснина открылась неожиданно – дорога свернула направо, за выдающийся далеко вперед каменистый утес, и сразу за поворотом открылся вид на узкое ущелье между двух уходящих ввысь отвесных серых скал. Первые телеги уже втянулись в теснину, укрытые щитами. Бандиты на двух идущих перед Матвеем телегах нервно озирались – от них не укрылись приготовления остальных обозников, но для них щиты никто не приготовил. И чем ближе они подъезжали к теснине, тем больше нервничали. В конце концов, кто-то из них не выдержал и заорал в голос:

- Эй, там! Вы чего удумали? А нам щиты?

Но их никто не слушал. Возничие нахлестывали лошадей, и телеги набирали ход, грохоча колесами по камням. Телега Матвея ворвалась в ущелье, мама с Любавой за спиной тихонько ойкали, когда тележное колесо ударялось в очередной камень. Матвей смотрел вперед и не видел конца теснины – она растянулась почти на версту, и телеги неслись впереди, выбрасывая камни из-под колес. Бандитов бросало из стороны в сторону, они матерились в голос и требовали что-то, Матвей не слышал, что именно…

Они почти прорвались. Первые телеги уже вырвались из ущелья и теперь неслись по раздавшейся далеко в стороны поляне. Матвею до выхода из ущелья оставалось не так много, когда справа и слева на телеги полетели большие валуны. Они с грохотом бились о скалу, раскалывались и летели вниз, с гулким стуком били в щиты и падали на дорогу, пугая лошадей. Лошади шарахались в стороны, но возничие каким-то чудом умудрялись не перевернуть телеги. Один валун упал прямо в центр первой телеги с бандитами, перевернув ее. Живые и мертвые бандиты вперемешку посыпались на дорогу, скованные цепью. Они лежали под остатками телеги, лошадь билась, пытаясь освободиться от обломков хомута, но постромки и уцелевший гуж держали крепко.

Пчелка шарахнулась в сторону, едва не перевернув телегу, но Матвей сумел ее удержать, нахлестывая Пчелку по бокам и погоняя криком. Серко бежал впереди, легко уклоняясь от падающих сверху камней и поглядывая за спину. Они объехали остатки телеги. Уцелевшие бандиты стонали и просили о помощи, но останавливаться Матвей не стал – за его спиной дрожали от страха мама и Любава, их спасать надо. Мелкие камни продолжали барабанить по щитам, пара камней прилетела Матвею по спине, отскочив от Любавиного щита. Любава, видя это, попыталась поднять свой щит и накрыть им Матвея, но телегу тряхнуло, и она с отчаянным криком упала на дно телеги.

- Не двигайся! – рявкнул Матвей и подстегнул Пчелку…

Когда они уже почти вырвались из ущелья, навстречу им с гиканьем пронеслась на лошадях охрана обоза. Спешившись, охранники принялись стрелять куда-то вверх, и камнепад тут же прекратился. Весь обоз стоял в полуверсте от ущелья. Остановившись возле обоза, Матвей спрыгнул с телеги и метнулся назад, туда, где под щитами лежали скрючившись мама и Любава. Рывком сбросил тяжеленные щиты на дорогу…

- Целы?!

- Цел?!

Вопросы прозвучали одновременно, мама с тревого осматривала его, ощупывала. Любава подступилась:

- А ну снимай рубаху.

- Да нормально все, нечего там смотреть.

- Тебя не спросили. Говорят, снимай – значит снимай – из-за спины раздался голос Афонасия, и Матвей подчинился. Досталось ему крепко, вдыхать глубоко было больно, но переломов вроде не было. Просто синячище на пол-спины и содранная кожа на пояснице.

- Ну, это мелочи – Афонасий улыбнулся радостно, но потом посерьезнел и спросил – а телега с этими... где?

- Разбило ее валуном, часть поубивало, по-моему, но часть выжила точно. Я когда мимо летел, они о помощи просили. Но останавливаться я не стал, уж не обессудьте. Да только думаю, надо идти туда и уцелевших забирать.

- Охрана уже там, видел ведь...

- Одной охраны не хватит. Нужна телега со щитами и кузнец. Пока кузнец их расковывает, мы его щитами прикрываем. Потом кидаем их на телегу и уходим, так?

- Так – Афонасий кивнул и, обернувшись к обозу, крикнул – Ну кто смелый с нами? И коваля позовите…

К ущелью они подошли как раз в тот момент, когда выстрелы затихли. Они осторожно двинулись вперед, внимательно глядя наверх и готовясь стрелять, однако все было тихо. Охрану обоза они увидели у лежавших на земле бандитов. Григорий и четыре его товарища стояли над бандитами и спорили:

- Да пристрелить, и дело с концом. Туда и дорога псам этим – рубанул воздух крепкий белобрысый парень чуть старше Матвея.

- Не дело нам их стрелять. На то в городе власть есть, вот пусть они и решают – пробасил стоящий рядом с ним взрослый мужик.

- Так ведь их до города довезти надо. А как ты их повезешь? Вместе с этими? – еще один белобрысый крепыш, точная копия первого, пнул по ноге лежавшего бандита с разбитой головой.

Григорий молчал. Услышав стук тележных колес, он обернулся и сказал:

- Вот сейчас и решим...

Расковали бандитов быстро. Из полутора десятков ехавших в телеге уцелело шестеро. Пятерых убило сразу, еще четверо отошли за время, пока их расковывали.

- Что с мертвыми делать будем? – Григорий посмотрел на Афонасия.

- Похоронить надо бы. Не дело вот так бросать, не звери все же.

- Они-то не звери – белобрысый удивленно посмотрел на голову обоза.

- Мы не звери – Афонасий выделил голосом слово «мы», и на этом спор завершился. Всех погрузили в телегу и двинулись к выходу из ущелья…

Вы прочли фрагмент второй книги "Говорящий с травами". Приобрести первую книгу можно здесь https://ridero.ru/books/govoryashii_s_travami/