Злые времена 11

22 June 2019

... От Арама мы прямиком направились к Сиплому – время поджимало, обозначенные братом полтора часа были на исходе. Единственное интернет-кафе в городе находилось в подвале старого спортивного магазина. Зачем сейчас нужно интернет-кафе хоть убей – не пойму. Однако ж работает, не закрывается. Я спроси у брата:

- А для какой такой надобности сейчас интернет-кафе?

- Ну ты даешь! Они ж на ставках зарабатывают и онлайн-играх. Это как казино, только в сети.

- А разве законно?

- Ясное дело, нет. Но кого это останавливало?

- А Бурый?...

- А Бурый – мой напарник под прикрытием, внедрен в криминал уже лет 15 как и курирует торговлю углем. Поэтому авторитет имеет весомый, и Сиплый его боится до тонкого голоса. Бурый как-то раз его жить оставил, и Сиплый об этом помнит.

Сиплый оказался огроменным мужичиной, поболее брата раза в полтора, обо мне и вовсе речи нет. Одет мужик был странно – дорогущие даже с виду спортивные штаны и не менее дорогой клубный пиджак. Когда мы вошли в помещение его интернет-кафе с емким наименованием на вывеске Интернет-кафе «Интернет», он поднялся из-за стола в углу помещения и протопал к нам, держа руки в карманах.

- Тебе фильмы надо? – прошелестел он, глядя на брата.

- Готово? – брат осматривал помещение. Напротив входа вдоль стены стояли столы с мониторами, за столами сидела парочка сумрачных личностей.

- Нет пока. Сначала хотел посмотреть на того, кто так невежливо с людьми разговаривает.

- Посмотрел?

фото из сети
фото из сети

Сиплый хмыкнул. Брат коротко без замаха всадил кулак Сиплому под ребро, от чего тот вдруг позеленел и рухнул на колени, пытаясь сделать хотя бы один маленький вдох. Сидящие перед мониторами персонажи принялись усиленно делать вид, что их здесь вовсе и нет. Брат присел перед Сиплым на корточки, взял его за горло и прорычал, глядя в полные боли и страха глаза:

- У тебя осталось пять минут.

Сиплый смог наконец вдохнуть. Правда, делал он это с громкими болезненными всхлипами, но хотя бы дышал. Отдышавшись, он сунул руку за пазуху, и брат тут же сжал его могучее запястье своей медвежьей лапищей.

- Диски – сдавленно прошипел Сиплый.

- Я сам.

Сиплый убрал руку, и брат быстро его обшарил, выложив на пол два жестких диска и металлическую телескопическую дубинку, которая тут же перекочевала в его карман. Сиплый с явным сожалением проводил дубинку взглядом.

- А чего ж ты передо мной бисер метал, придурок?

Сиплый промолчал, не спеша подниматься с пола.

- Тут все? – брат сунул диски в нос Сиплому.

Молчаливый кивок.

- Язык отнялся что ли? – брат легонько щелкнул громилу по носу.

- Все что нашел – просипел тот.

- Добрые фильмы? Мелодрамы всякие, комедии, да?

- Я не знаю, эти вон – кивок в сторону столов – качали.

- А ты проверь – брат прихлопнул диски к груди Сиплого – пара минут у тебя еще есть.

Сиплый со стоном поднялся и пошел к своему столу. Брат демонстративно засек время. Через три минуты Сиплый протянул брату один диск:

- На втором пурга всякая – и видя, как нехорошо сузились глаза у брата, зачастил – да я исправлю, ты скажи куда привезти. Через час все будет.

- На проходной ОРС-овского гаража оставишь. Скажешь, детям. Ты понял?

- Я понял, понял – с облегчением выдохнул Сиплый.

- Что еще ты туда привезешь?

Сиплый изобразил бурную мыслительную деятельность. То есть засопел и отвел взгляд.

- Ну?!

- Порнухи?

- Какой порнухи, придурок?! – рявкнул брат, и Сиплый снова начал бледнеть – Там дети. Дети, понял нет?

- П-п-понял – Сиплый от полноты чувств начал заикаться.

- Так что ты им привезешь?

- М-мультики?

- Вооот, уже соображаешь. А что, тут – стук пальцем по диску – разве нет мультиков?

- Ну ты же про кино говорил…

- Тяжело тебе, наверное, живется, а?

- Нормально – прошелестел Сиплый.

- Так что еще ты привезешь детям?

- Игрушки?

- А еще?

Сиплый, понимая, что с каждым неверным ответом его будущие затраты возрастают, спросил:

- Я ведь по-любому не угадаю, да?

- Да – брат злорадно улыбнулся – поэтому еще ты привезешь туда цинк 7.62.

- Детям?! – ужаснулся Сиплый.

- И 5.45.

- У меня нету патронов-то, откуда? Да и зачем? Я ж вот тут вот…интернетом…

- Ты кого лечишь, Сиплый? Я за тебя все знаю. И даже больше, чем ты сам про себя знаешь. По 2 цинка. Вкурил, нет?

Сиплый молча кивнул.

- Вот и ладушки. Патроны ко мне в гараж завезешь. Знаешь где?

Сиплый снова кивнул.

- Откуда? – брат вынул из кармана дубинку и взмахнул рукой, заставляя ее с металлическим щелчком разложиться. Сиплый затравленно оглянулся, но его дружки окончательно слились с интерьером.

- Так это… Бурый…

- Свободен – брат собрал дубинку и пошел к выходу. Уже на пороге он обернулся и сказал:

- Час времени у тебя.

До гаража ОРСа мы долетели минут за пять, благо езды всего ничего. Спустились по уже знакомой лестнице, надели халаты и бахилы и снова прошли в Мишкину комнату. Танюха ела. Увидев нас, она радостно улыбнулась, отложила ложку и выдала:

- А Мишка поплакал! Представляете? Я плачу и он плачет – она разрыдалась, и Мишка тут же перестал выть и в глазах его блеснули слезы.

Мы стояли и не знали, что делать. То ли утешать, то ли наоборот – огорчить посильнее?

- Танюш, мы тут это… кино привезли вам… - Леха протянул ей жесткий диск.

- Спасибо – Танюха утерла слезы и благодарно улыбнулась.

За спиной раздались легкие шаги, и в комнату мимо брата протиснулась Марина.

- Таня, вы уже покушали?

- Да, Мариночка, спасибо большое.

- Хотите прогуляться, может быть телевизор посмотреть?

- Нет, я лучше тут, с Мишкой…

Марина вздохнула, забрала разнос и вышла, попутно задев Леху тугим бедром. Танюха хихикнула, и брат слегка порозовел и тут же заторопился:

- Ладно, Танюх, мы пойдем, нам в Кузню еще ехать…

- А чего вы там забыли?

- На оптовку, закупаться.

- Ближний свет – Танюха пожала плечами – у нас же своя оптовка есть.

- Так на нашей-то и нет ничего, лапша одна.

- А тебе чего, омаров с лобстерами поди? – Танюха снова хихикнула. Мишка снова перестал раскачиваться и вдруг оскалил зубы в жутковатой улыбке.

- Тань?... А чего это он, а?

- А что там, что? – всполошилась она, вскакивая. Ей Мишкино лицо видно не было. Заглянула через мое плечо и тихо ойкнула, зажав рот ладонью. Потом решительно отодвинула меня в сторону и опустилась перед кроватью сына на колени, принялась гладить его по голове и что-то тихо приговаривать.

- Поехали, брат – я говорил шепотом.

Он молча кивнул и мы бесшумно выскользнули за дверь. Навстречу нам со всех ног торопился доктор.

- Что там? – выпалил он.

- Не знаю… но, по-моему, он улыбается…

Доктор махнул на нас рукой и вихрем влетел в комнату, попутно говоря в рацию, висевшую на груди:

- Нетипичная реакция, повторяю – нетипичная реакция. Доктор Трубникова, я жду вас в палате номер 14. Аня, поспеши пожалуйста…