История из жизни-2

На обслуживании в нашем отделении есть одна женщина. Назовем ее Еленой Николаевной. Ей почти девяносто лет. Она живет одна в маленькой квартире. Из дома выйти не может, так как слепая, и очень плохо передвигается даже по квартире. Кроме того, она страдает диабетом и гипертонией. Принимает очень много лекарств.

Она не может готовить себе еду, так как ничего не видит.

Но у нее есть родственники, которые живут рядом. Есть дочь, которая живет на соседней улице. Есть две внучки, одна из которых живет в том же подъезде, что и сама бабушка.

Не знаю, почему, но эти родственники не навещают свою бабушку никогда. Изредка, раз в месяц, приезжает вторая внучка, которая живет в Подмосковье.

Дочь получает по доверенности бабушкину пенсию и крайне нерегулярно дает ей деньги строго на еду и строго определенную сумму, которую хватает только на весьма скудный рацион, который состоит из геркулеса, молока, сосисок, хлеба, сыра и творожков. Больше ничего, ни фруктов, ни каких-то сладостей ("ведь у бабушки диабет"), ни свежих овощей. Очень редко навещающая ее внучка покупает ей свежие фрукты и овощи. Ей никто не готовит, а сама она не может.

Социальный работник приходит к ней два раза в неделю. Это норматив, больше нельзя. Приносит продукты (чаще всего в долг, когда долг достигает нескольких тысяч, то родственники его гасят после нескольких напоминаний и оставляют немного денег сверху, которые через неделю кончаются и образуется новый долг). Готовит ей кашу на три дня из двух литров молока. Варит ей сосиску и делает несколько бутербродов. Готовит горячий чай. Подает ей завтрак или ужин (в зависимости от того, когда приходит, я ходила утром, сейчас к ней ходит другой социальный работник, она кормит ее вечером). Таким образом, наша Елена Николаевна ест горячую пищу два раза в неделю. В остальное время она ест холодную кашу, творожки и пьет холодную воду или молоко.

Кроме того, бабушка не может быстро доходить до туалета, поэтому пользуется подгузниками. Использованные подгузники она кидает в ведро в ванной или в ведро около кровати. Так как она ничего не видит, то часто промахивается. Иногда у нее случаются расстройства, и она делает мимо, не успевая доползти до туалета.

Как посещает ее социальный работник? Придя к ней (она пока еще сама доползает до двери и открывает сама), сначала ходишь по квартире, собираешь подгузники, убираешь все с пола, если она наделала мимо. Выносишь смердящие подгузники. Потом идешь на кухню, кипятишь кастрюлю воды (чайника у нее нет), наливаешь часть в термос, часть завариваешь чай. Варишь сосиску, делаешь бутерброды, относишь все это ей в комнату. Перед едой обязательно измеряем давление. Это ритуал.

Пока она ест, идешь на кухню, варишь ей кашу. Кашу оставляю на плите, она потом сама на ощупь убирает в холодильник.

Вообще кашу мы варить не должны, это платная услуга. У нас вообще по нормативам нет такой услуги, как "приготовление пищи", есть "помощь в приготовлении пищи". Это кипячение чайника, нарезка колбасы, сыра, чистка и нарезка овощей, на все отводится всего 15 минут.

После завтрака опять измерение давление и проверка лекарств. Это отнимает очень много времени, так бабуля слепая и на ощупь должна суметь различить лекарства. Мы их раскладываем по разным мешочкам с одним или двумя узелками. Метим коробки резинками или делаем надрезы на коробках.

Иногда лекарства выдают в дозировке большей, чем необходимо. Тогда нужно наломать таблетки, все сложить и сделать метку.

Весь день Елена Николаевна проводит в постели. Постель ей никто не меняет. Социальный работник может и сменить постель и постирать белье, но это платные услуги. Испачканные простыни она складывает в ванной. Они там лежат, воняют, ждут, когда приедет внучка и постирает. Стиральная машина у нее есть, но она все время боится, что она сломается и никому, кроме внучки, не разрешает ей пользоваться.

В квартире нет телевизора, нет радио, нет книг. Чем занимается слепой человек целый день, о чем думает?

Вот так живет человек.

Самое главное, что она никогда не жалуется. Благодарит постоянно, и, по-моему, больше всего боится того, что к ней никто не придет.

Я ни в коем случае не хочу винить родственников в плохом отношении к матери и бабушке, не знаю, по каким причинам у них такие отношения. Сама Елена Николаевна никогда об этом не рассказывала, а я никогда ни о чем не спрашиваю (это мое правило). Если человек захочет, он сам все расскажет. Наоборот, она всегда защищает своих родных, говорит, что дочка не может зайти, она болеет постоянно, инвалид, а внучка все время работает.

Но, что меня возмущает в этой ситуации, так это то, что они не дают ей возможности самостоятельно распоряжаться своей пенсией. Почему социальный работник должен тратить свои деньги на продукты для этой бабушки? Но невозможно же оставить ее совсем без еды, приходится покупать в долг.

А, если бы у нее были бы деньги, она могла бы оплачивать платные услуги социальному работнику, или нанять приходящую сиделку.

Вот такая грустная история.

Подписывайтесь на мой канал и присылайте свои отзывы на почту social-worker@mail.ru