Шуточный нерф всей техники в World of Tanks по результатам "Песочницы".

16 February
4,9k full reads
10k story viewsUnique page visitors
4,9k read the story to the endThat's 47% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Регистрация в танки с инвайтом TANKOLET или CRUSHINGIT
Премиум аккаунт, золото, 4 премиум танка в аренду и другие подарки.

При регистрации вводите инвайт-код TANKOLET или CRUSHINGIT
При регистрации вводите инвайт-код TANKOLET или CRUSHINGIT
При регистрации вводите инвайт-код TANKOLET или CRUSHINGIT

Малиновка. 3 ... 2 ... 1 ... Бой начинается!

Мехвод Т-100 ЛТ выжал газ на полную мощность, но машина дёрнулась и покатилась вперёд со скоростью засыпающего ленивца. Командир ошалело оглядывал экипаж и показания приборов, датчик оборотов двигателя демонстрировал максималку, экипаж здоров и пока ещё весел.

- &%#*@^$# разведке! Это и есть обещанный нерф после "Песочницы!"

Рядом, переходя на ультразвук в попытке узнать причину столь малой скорости, ругался на чистейшем русском языке командир Пантеры (Panther II).

Обгоняя, мимо них разбрызгивая ромашки и радостно бурча двигателем прокатился Т95, уходя на горку, вслед за взлетевшими на неё тяжами. Мехвод лёгкого танка, задыхаясь от ярости дёргал рычаги, но больше 3 км/ч визжавший на пределе своих возможностей двигатель не выдавал.

- Сейчас дадим свет! Сводитесь! - Выдал по рации командир Яги (Jagdpanzer E 100) и пристроился в корму к Т-100 ЛТ.

С противоположной стороны поля к ним приближался похожий тандем. Он состоял из T110E3, который буксировал перед собой колёсника, а тот с грацией и стремительностью контуженой улитки совершал манёвры, изо всех сил пытаясь выполнить задачу светляка.

Ржач, смехом это нельзя было назвать, экипажа Е100, по привычке подкатившегося охранять коровники, заглушал рёв его двигателя. Командир, вытерев выступившие слёзы, всё-таки решил начать бой.

- Наводись, сначала Е3 отстрелим, уж больно резво идёт! - Скомандовал он. Наводчик молча выцеливал ПТшку.

- Готово!
- Выстрел!
- Мимо! Наводись!
- Готово!
- Выстрел!

Улыбку командира Е100 сменила гримаса удивления. Симбиоз ПТшки и колёсника находился уже в 100 метрах, однако даже рядом с целью не было видно разрыва снаряда. - Пойду ка я проконтролирую, а ты наводись и стреляй. - Он откинул люк и вытянулся вперёд, предчувствуя разгадку. Наводчик молча кивнул и склонился над прицелом. Из глубины танка раздалось привычное "Выстрел!".

Вспорхнуло огненное облако, сменившееся на смоляные клубы пороховых газов, танк ощутимо качнуло, командир отчётливо услышал металлический лязг прямо по курсу. Боясь укрепиться в своих подозрениях он соскользнул с корпуса Е100 и присел рядом с передним катком. Все три снаряда мирно лежали на земле под орудием.

- &%#*@^$# нерф! Вот кто просил ТТ трогать? Покажите мне того, кто эту &%#*@^$# придумал, я его нежно за горло подержу!!!

Между тем связка из ПТ и ЛТ ощутимо замедлила своё движение. Колёсник, пытаясь хоть как-то повлиять на бой, палил во всё что видел и настрелял целую гору снарядов перед собой. Забуксовавшего в куче стальных болванок колёсника Е3 продолжал упрямо толкать перед собой.

В это время в рядах арты царила деловито-собранная атмосфера. Заняв позицию Артоконь (Conqueror Gun Carriage) планомерно обшаривал прицелом квадрат за квадратом, деловито гудя механизмом перезарядки.

- Вы долго копаться будете? Их светляк, - чуть ухмыльнулся командир САУ, - уже до коровников доехал!

- Командир, с кареткой что-то не то и затвор еле открывается! - Один из заряжающих, чертыхаясь тянул затвор, второй давил плечом на снаряд, пытаясь помочь ему доехать до казённика.

- Как зарядитесь, доложите! - Командир заинтересованно разглядывал танцы вокруг мельницы на горке. Танки выплевывали снаряды, которые плюхались под гусеницы и безжалостно с ужасным скрежетом закапывались в землю. Одни весело таранили друг друга, другие недоуменно застыли, не понимая что происходит.

Прошло 4,5 минуты боя, соседние САУ тоже молчали. Вдруг из Объекта 261 выскочили заряжающие и наводчик, взгромоздили на спину друг другу в самодельные сумки-кенгуру по одному снаряду и довольно резво рванули вверх по склону.

- Иван! Что случилось? Куда твои намылились? - Командир Артоконя перекрикивал лязг металла, раздававшегося с горы.

- Вы стреляли сегодня хоть раз? - Отрывисто и зло бросил командир Об.261. - Как выстрелишь, выходи на связь.

- Готово! - В унисон так, что заложило уши, взревели заряжающие.

- Выстрел! - Мгновенно сориентировался командир Артоконя, и захлопнул люк. Затаив дыхание он ждал разрыва фугаса среди продолжавших резвится вокруг мельницы ТТ противника. Прошло 5, 10, 20, 30 секунд... Он видел, как советские танкисты, добравшиеся до вершины горы, деловито раскладывали принесённые снаряды позади вражеского Баджера (FV217 Badger), который увлечённо бодался с союзным ИС-7. Пятясь Баджер наехал на снаряды, три взрыва и счёт изменился на 14:15.

Заряжающие, по красноречию грозившие обойти русских, продолжали второй круг ада зарядки. Командир Артоконя следил за горкой и мешаниной танков, толкающихся возле мельницы. Отколовшийся от основного сражения союзный Маус, набирая крейсерскую скорость рванул вниз на захват. Когда его от единственного уничтоженного Баджера отделяло около 50-80 метров в незащищенную крышку МТО ювелирно вошёл фугас, оставив бедолаге 180 ХП.

Командир автоматически отметил 45 секунд на хронометре и 650 метров на дальномере, в том что это был именно их фугас он не сомневался.

- Твой выстрел? - В наушниках щёлкнуло, на связь вышел командир Объекта 261. - Ты всё понял?

- Yes. - Лаконично ответил командир Артоконя.

На горке продолжали якобы боевые действия тяжи, задирая дуло они роняли с минимальным уроном для соперника снаряд им на башню и откатывались для нового тарана.

Командир Т-100 ЛТ выяснял отношения с командиром Яги за искорёженный в лохмотья кормовой отсек.

Артоводы, заглушив моторы, развели костёр и шкворчали чем-то вкусным издалека.

По небу плыли облака и фугасы.

И только союзный Т95 самозабвенно катался по полю, дрифтуя в опасной близости от берега. Экипаж, веселясь, распевал:
- а нам всё равно,
- а нам всё равно,
- не боимся мы,
- Арту и ЛТ!

Солнце над Малиновкой клонилось к закату, окрашивая карту в цвет расплавленного золота.

Материал носит исключительно развлекательный характер.