Живой Севастополь

Когда полезнее наркотики: по будням или выходным? Кто из террористов и экстремистов имеет больше прав на Крым: игиловцы или бандеровцы? Какая застройка уместнее в зеленой зоне? Понятно, что вопросы идиотские. Но приходится тратить время на дискуссии, в которых истина очевидна, а мнимая сложность нагромождается специально, чтобы замусорить тему.

Год экологии в России (2017) приводят в пример вопиющей неэффективности внутренней политики. В сухом остатке - митинги по всему Подмосковью, которое не хочет превращаться в мусорный полигон для основного продукта, производимого столичной  “агломерацией”. Но страна у нас большая и не такая однообразная, как представляется из канцелярий.

Подмосковье вышел защищать не только простой народ, но и представители власти: глава Серпуховского района Александр Шестун, мэр Волоколамска Петр Лазарев. Особая ситуация - в Севастополе, где еще в Крымскую весну сформировалось гражданское общество. Настоящее. Живое. Там и законодательное собрание - не лакейская, а народное представительство, где, по словам апостола, “надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные.

Именно граждане-патриоты вырвали из загребущих псевдоподий реликтовый можжевеловый лес в Ласпи, добившись создания официального заказника на всей территории в 1232,74 гектара. Планы на будущее представил в Москве председатель комитета заксобрания по градостроительству и земельным вопросам Вячеслав Горелов. Зарегистрировать национальный парк “Южнобережный” (на 2700 гектаров) и особо охраняемую природную территорию (ООПТ) “Гора Гасфорта”, на очереди - гора Спилия вблизи Балаклавы, Уппинская котловина и плато Мекензи. Город среди живой природы - именно так может (и должен) выглядеть Севастополь, чтобы завидовали не только украинцы, но испанцы с французами.

В открытую против этой простой и ясной цели никто не выступает, но за гору Гасфорта развернулось такое же сражение, как за Ласпи. Публикуется откровенно делириозная заказуха: если попробовать перевести ее на русский язык, выходит, что защищать природу может только тот, кто сам втайне мечтал построить на этом месте магазин или гостиницу, а теперь обозлился и другим не дает. С бредом спорить бессмысленно, а историко-бюрократические завалы попробуем разгрести.

Противники ООПТ доказывают, что прекрасная картина: “лежащее у подножья горы блюдце озера Гасфорта с отражающимися облаками” вам только чудится, на самом деле это всего лишь карьер. И лес не везде лес, кое-где просто поросло деревьями “незавершенное строительство”прошлого века.

Предположим, мы с ними даже согласимся. Что с того? В условиях всем известных крымских проблем с водой, усугубляемых глобальным изменением климата, - неужели Севастополю стал не нужен резервный источник водоснабжения? И дерево на месте старых развалин - оно что, дает меньше кислорода? Хуже очищает воздух?

Обходной маневр: мы поддерживаем сохранение “Горы Гасфорта” в качестве зеленой зоны. Но пусть это будет не заказник, а парк. И не простой, а спортивно-патриотический. Москвичам методика знакома. Смотришь проект “парка” и видишь там… Догадываетесь, что?  “Многофункциональный гостиничный комплекс”, “оздоровительный спа”, “коттеджи для приема высоких гостей”.

Я ничего не имею против спорта, в т.ч. мотоциклетного, и конкретно против клуба “Ночные волки”, который сделал много хорошего для той же Крымской весны. Но из этого никак не вытекает необходимость застройки “Горы Гасфорта” капитальными сооружениями спортивного, а тем более гостиничного профиля.

Есть простые истины. Брак - союз мужчины и женщины. Крым - российский. Парк - в первую очередь “открытая озелененная территория”. Все остальное допустимо постольку, поскольку не нарушает главной функции. Т.е. не связано с вырубкой деревьев и уменьшением суммарной площади живого зеленого листа. Сейчас из 267 гектаров обсуждаемой территории на антропогенный ландшафт приходится примерно 10. Именно там до сих пор проводились спортивные праздники, байк-шоу и рок-концерты. Дай Бог здоровья их участникам. Но остальные 257 гектаров - природа, включая водоем. Трогать ее не нужно. Даже если очень хочется, и причины самые уважительные - не нужно все равно.

Пример показывает с другого рубежа нашей большой и разнообразной страны самый молодой в России губернатор - калининградский. 30 марта Антон Алиханов напомнил врио главы Калининграда Наталье Дмитриевой о моратории на вырубку и обрезку деревьев. “Просьба объявленный ранее мораторий соблюдать. Оправдания в стиле “у нас были заключены договоры ранее” приниматься не будут”.

Хорошо бы такой мораторий ввести на постоянной основе и по всей стране.

Лично мне не очень приятно получать онкологические новости про своих знакомых - не только ровесников, но и тех, кто намного младше.

И я предпочитаю просторные зеленые города в окружении не помоек и вырубок, а заповедников и заказников. Каждый со своим неповторимым характером и самобытной архитектурой. У Севастополя есть шанс стать одним из таких образцовых городов. А всем остальным никто не мешает брать пример.

Илья Смирнов, историк