Пенсионная реформа не вытанцовывается

31.07.2018

Предложение увеличить возраст выхода на пенсию до 63 для женщин и до 65 лет для мужчин объясняется некоторыми экономистами как естественная реакция политиков на ухудшение соотношения численности населения в трудоспособном и нетрудоспособном возрасте. Действительно, в 1960-е годы, часто упоминаемые в комментариях, на 82 млн трудоспособных приходилось 12,9 млн пенсионеров. А сегодня картинка другая: на 81,9 млн человек в возрасте трудовых свершений - 46 млн пенсионеров. Правда, только 39 млн из них имеют страховые пенсии по старости, а 7 млн - относятся к пенсионерам по выслуге лет (военные, полицейские, следователи, работники органов безопасности). Часть продолжает работать, а это ни много ни мало 20 млн человек, включая бывших служивых. И реальная картинка несколько иная: на 82 трудоспособных приходится примерно 26 неработающих пенсионеров. Что тоже немало.

Значит, повышать? Ведь в основном так и поступали в 1990-х и начале 2000-х многие страны.

Честно говоря, надо подумать. Многие представления, которые сложились в нашем обществе о том, как они там, за далью синей, часто исходят из трафаретов. Например, если возраст выхода на пенсию подняли, то и все лица старшего поколения до нового предела пашут.

Но внимательное изучение данного вопроса картинку-то уточняет, и весьма существенно.

ПЕНСИОНЕРЫ НА ЗАПАДЕ

Оказывается, что увеличение продолжительности жизни населения в экономически развитых странах уже несколько десятилетий сопровождается снижением занятости лиц старших возрастных групп. Вот тебе и бабушкин сказ.

Более того, реальный возраст выхода на пенсию в этих странах (которые берутся за образец) существенно ниже официального: в Бельгии - 57,6 года для мужчин и 54 - для женщин, в северной Финляндии - 59 и 58,9, в солнечной Франции - 59 и 58 лет соответственно.

Кстати, и с поголовной занятостью пенсионеров не вытанцовывается. Самые высокие показатели занятости лиц старших возрастных групп (60 - 64 года) зафиксированы в Норвегии (среди мужчин - свыше 59%, среди женщин - 48%). В Швеции - соответственно 52 и 45%, в Португалии - 53 и 35%. В Японии в этой возрастной группе занятость составляет 65% у мужчин и 38% у женщин, в США - 53 и 39%. В России женщины в возрасте 55 - 56 лет заняты в 45 случаях из 100, а занятость мужчин в возрасте 60 - 63 года не превышает 30%.

Для компенсации демографии старушке Европе надо увеличить квоту для иммигрантов до 40% численности населения. Понятно, что это невозможно. А возраст выхода на пенсию и так уже на пределе возможностей рынка труда и здоровья. Так что же делать? Где выход?

И здесь следует обратить взор в сторону восходящего солнца, точнее - пристальней взглянуть на Японию.

ЯПОНИЯ СПОКОЙНА

В 2017 году население Японии сократилось на рекордные 264 тыс. человек. То есть в среднем ежесуточно количество граждан Японии уменьшается на 1000 человек! А средняя рождаемость на одну женщину давно ниже 2,1 ребенка; сейчас она составляет 1,4 ребенка на женщину.

Страна стремительно стареет: в 2015 году почти треть граждан была старше 65 лет. И, по прогнозам Национального института исследований в области народонаселения и социального обеспечения, в 2050 году 40% японцев перешагнут 65-летний рубеж! Прогнозы ООН еще мрачнее: Япония теряет население, которое после 2050 года будет меньше 100 млн и к 2100 году сократится на 34%!

При этом Япония остается страной, не приветствующей иммигрантов. Налицо пенсионная катастрофа? Но почему-то японцы не делают харакири и не обсуждают необходимость отказа от пенсий. Что же они придумали?

СТАВКА НА ТЕХНОЛОГИИ

Все просто: роботы! Теряя рабочую силу, японцы сделали ставку на технологии.

Еще в 1995 году из 700 тыс. промышленных роботов в Японии использовалось 500 тыс. А в 2016 году страна экспортировала роботов больше, чем США, Германия, Франция, Италия и Южная Корея вместе взятые.

Средняя плотность использования роботов на 1000 работников, 2017 год

 Южная Корея 6,31  Сингапур 4,88  Германия 3.09  Япония 3,03  Швеция 2.23  В среднем в мире 0,74

Больше всего “механических человечков” сосредоточено в автомобильной отрасли. Именно там удалось достичь фантастического роста производительности труда. 10% ВВП Японии связано с производством автомобилей, а работают в данном секторе всего 700 тыс. человек.

С 2010 года из-за тенденции к автоматизации спрос на промышленные роботы значительно вырос. Основным их заказчиком остается автопром: 35% поставок в 2016 году. Его догоняла электротехническая промышленность: 31% в 2015 и 2016 годах.

По данным Международной федерации робототехники, за последние три года внедрение роботов росло быстро - в среднем на 15% в год. И быстрее всего будут расти продажи так называемых сервисных роботов - до 25% в год.

А теперь оценим это в абсолютных цифрах. С 2005 по 2008 год среднегодовое количество проданных роботов в мире было около 115 тыс. единиц. А с 2011 по 2016 год - примерно 212 тыс. единиц в год, почти на 84% больше!

На фоне стремительного заселения экономики промышленными роботами расширяется и применение сервисных роботов. Так, в 2016 году общее количество профессиональных сервисных роботов возросло на 24%, до 59 706 единиц (в 2015 году - 48 018).

А с 1998 года в общей сложности около 285 тыс. профессиональных сервисных роботов было использовано в работе на благо человечества. И все новые и новые сферы становятся подвластны автоматизации.

Например, в 2016 году было установлено около 25 400 логистических систем - на 34% больше, чем годом ранее (19 тыс.). Это прежде всего автоматизированные управляемые транспортные средства в производственных и в непроизводственных средах.

В 2016 году было продано около 5300 доильных роботов (в 2015-м - 5860) и 6000 роботов-пастухов.

Еще одним заметно растущим сектором являются роботы по связям с общественностью. Почти 7500 единиц были проданы в 2016 году - на 133% больше, чем в 2015-м. Общая стоимость роботов по связям с общественностью увеличилась на 126%, до 119 млрд долларов.

*   *   *

Вот так - незаметно, без лишнего пафоса - на смену нам идет не человеческий, а механический капитал.

Александр Сафонов