Она главная ошибка в твоей жизни. А Соня – желанный ребенок.

23k full reads
26k story viewsUnique page visitors
23k read the story to the endThat's 88% of the total page views
5,5 minutes — average reading time
Источник фото: Яндекс.Картинки
Источник фото: Яндекс.Картинки
Источник фото: Яндекс.Картинки

Продолжение рассказа "СЧАСТЛИВАЯ ЖЕНЩИНА"

Начало здесь

Предыдущая часть здесь

Всё лето Соня ходила к психологу. Конечно, отцу удалось урегулировать вопрос с пострадавшим парнем, но состояние дочери вызывало тревоги и в конце концов, она согласилась на помощь специалиста. Походы не приносили конкретных плодов, потому что Софья не открывала главной причины ее трансформаций внешних и внутренних. Зато удачно получалось отыгрывать на вопросе развода родителей. Недоверие к мужчинам вызывает агрессию, в общем-то так и есть. А вот откуда ноги у этого недоверия выросли изначально, Софья никому так и не сказала.

К началу школьного года, Ольге снова пришлось встретиться с Дмитрием наедине. Соня высказала желание пойти по стопам отца, и поступать в академию. Ольга совершенно не желала мириться с таким решением дочери, и сама попросила Обломова о встрече. Может он сможет повлиять на девочку и разъяснить, что это не женское направление.

Вечером они встретились в небольшом семейном ресторане. Ольга специально выбирала тот, где они никогда не были, чтобы не ассоциировать место с ушедшими временами. Обломов улыбался, глядя на бывшую жену и решил поинтересоваться:

- А почему ты решила встретиться наедине? С Соней ведь нужно поговорить? Вот и говорили бы все втроем!

- Обломов! Не фантазируй себе. Я попросила о встрече наедине, потому что не хочу, чтоб Соня знала, что я против.

- Хочешь меня подвести под удар?

- Нет! Просто ты для нее авторитетен, тем более сам представляешь эту структуру. Я пыталась ей объяснить, что перед ней всегда будет стоять выбор карьера или семья. Что у вас вообще женщин не любят…

- Это ты с чего взяла? – удивился и перебил Дмитрий.

- Ну я же помню, как ты ругался, когда очередная в декрет ушла. Сам говорил, что женщинам у вас не место.

- Ну это я с горяча! Что ж ты сразу нас в cekcистов то записываешь?

- Дим! Она мне сказала, что замуж вообще никогда не собирается. И в декрет тем более.

- Оль, ей семнадцать лет исполнилось недавно. Она представитель другого поколения. Сейчас в принципе до тридцати никто особо рожать не хочет.

Ольга вздохнула и сделала пару глотков воды.

- Может вина? - спросил мужчина.

- Нет, у меня еще дела после.

- Что за дела?

- Это мои дела, не твои, так что давай лучше о Соне. Ты поговоришь?

- Конечно! Но предупреждаю, что отговаривать ее не стану. Просто объясню все риски, расскажу о реалиях. Если не спугнет, значит она действительно все для себя решила и выбрала. Пусть идет своей дорогой, так жизнь и должна складываться.

- Я поняла. Надеюсь, она все-таки не решила твердо. – Ольга вздыхала.

- Я так и не сказал, как тебе идет светлый цвет волос. Ты прекрасно выглядишь! – Дмитрий посмотрел на бывшую жену с теплотой.

- Спасибо! Мне тоже нравится. – Ольга заглядывала в телефон.

- У тебя кто-то есть? – уверенно произнес мужчина.

Ольга удивленно взглянула на него.

- Что? Нет. Я пока не готова. – она снова сделала пару глотков воды. – А у тебя?

Дмитрий покрутил головой.

- Аня продолжает общаться с этой девочкой. Ты как к этому относишься? – спросила вдруг она.

- Я? Я-то как раз прекрасно отношусь. А ты?

- Сначала как-то неприятно было, а потом задумалась… У Аньки ведь никого. Ни ребенка, ни котенка, что называется. И у девочки никого, в смысле, матери нет. Пусть хотя бы так будет.

- Она очень помогает. Сейчас такой возраст, некоторые вещи нужно объяснять и когда это делает женщина, как-то проще, знаешь.

- Конечно знаю. У меня у самой дочь! – Оля улыбнулась. Дмитрий искренне засмеялся.

- У вас же с Аней ничего…

- Нет! Конечно нет, ты что? – прервал ее Дмитрий. – А ты ревнуешь?

- Не-а! Просто готова ко всему. – Оля говорила легко, без какого-либо напряжения.

- Я все еще надеюсь на что-то! Не могу просто принять, что нас нет больше. Вроде год почти прошел, а не верю. – искренне сказал Обломов.

Ольга с болью взглянула на бывшего супруга, и откинувшись на спинку большого уютного кресла, произнесла:

- А давай все-таки вина закажем?

Спустя семь минут, уже держа бокал вина в руке, Обломова, отпив немного, начала откровение:

- Может, по-мужски, ты считаешь, что все сделал правильно. Выбрал семью когда-то, а не любовницу, и ты большой молодец. Да, Дим, мне об этом рассказала Аня, уже после нашего развода. Не удивляйся! Так вот, тогда ты действительно все сделал правильно, с моей точки зрения. Да, ты десять лет врал, ты скрывал. Но это и хорошо. Я понимаю почему ты скрывал. И, не поверишь, благодарна за это. Потому что твоя ложь подарила мне 17 лет счастливой жизни. И они того стоили. Я была счастливой женщиной, такой, какой мечтает быть каждая. А могло бы быть куда меньше. Скажи ты тогда о любовнице, я бы сломалась пополам, и может не собралась бы обратно никогда. А сейчас, спустя год после развода, я сижу напротив тебя абсолютно спокойно, пью вино и ничего не чувствую. Правда, по утрам еще случаются призрачные видения. Глаза открываю, и кажется, что ты рядом спишь. Но это просто привычка. Фантомная привычка. Пройдет! А вот то, что ты сделал год назад вот это и привело нас к разводу. Вот это мне никогда не принять.

- Забрать несчастного одинокого ребенка для тебя хуже, чем осознанно изменять жене на протяжении трёх месяцев? – виновато, с недоумением спросил Обломов.

- Нет. Ты не понял! То, что ты забрал ребенка заслуживает уважения. Честно! Это серьезный поступок, но! Ты уехал за ней, самостоятельно приняв решение. Ты ничего мне не сказал, не признался. Просто решил, что я схаваю, прости за грубость. Я ведь такая понимающая, заботливая жена. И семья у нас чудесная, можно и дочку привезти, несчастную, одинокую. Просто привезти, и перед фактом меня поставить. Вот это больно, Дим! Ты чувствовал такую вину за годы ее нелегкого детства, что решил очиститься за мой счет. Прости, но это так. Ты ведь даже не подумал, что будет с нашей семьей, когда поехал за ребенком. Не позаботился о нас. Ты просто сам все решил и, я уверена, был готов ко всему. В том числе и тому, что я не приму эту девочку, и знаешь, что это значило для меня? Это значило, что ты уже тогда не дорожил мной. Был готов потерять. И потерял, в итоге.

- Все совсем не так! Я могу объяснить тебе? – Обломов чувствовал, что должен поделиться.

- Пожалуйста! Только плесни еще вина! - Оля провела бокалом в воздухе.

Дмитрий наполнил бокал Ольги и положив руки на стол, навалился на него грудью.

- Когда мне сообщили о смерти Марины, счет шел буквально на часы. Представь, я сообщаю тебе о внебрачном ребенке, затем прыгаю в машину и мчу в другой город, оставив тебя один на один с новостями. Ты считаешь, что я не дорожил тобой тогда, а я, наоборот, боялся потерять. Поэтому искал выходы, искал варианты, советовался с Аней. Да я на все был готов!

- Не на все! – Оля улыбнулась.

- Что?

- Не на все, говорю. Ты не был готов отказаться от ребенка, которого и не знал толком. Не был готов найти ей другую семью, чтобы свою сохранить. Не был готов жить с тяжким грузом на душе, что девочку забрали в детский дом. На многое не был готов пойти, Дим.

- Ну… Это же моя дочь. Как и Соня!

- Нет. Она не Соня. И даже не как Соня. Ты не вставал к ней ночами, чтобы покачать на руках, когда был дома. Не менял подгузники, не провожал в детский сад и в первый класс. Не смотрел с ней фильмы вечерами. Не мыл посуду вместе, когда она с полотенцем в руках, стояла и рассказывала про новую песню любимого исполнителя, а потом напевала ее. А потом вы уже вместе ее напевали. В конце концов, с ее матерью ты не делил постель столько, сколько делил ее со мной. Она главная ошибка в твоей жизни. А Соня – желанный ребенок. Правда рождение обеих ты одинаково пропустил, но это никак не ровняет их. Никак!

Ольга снова ощутила обиду. Глаза защипало, и она, извинившись перед Дмитрием сказала:

- Мне пора ехать. Сообщи потом, как пройдет разговор с Софой. Пока!

Продолжение