дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

А что если, там внутри Земли?

2 February 2019

Проживая в многоквартирном доме, мы не задумываемся о соседях снизу, пока они не начинают в ответ на нашу свободную жизнь стучать по батарее отопления либо шваброй в потолок. Точно так человечество, распространяясь по поверхности Земли, задумывалось о том, что там, под её твёрдой поверхностью, время от времени испытывая на себе более или менее сильные землетрясения.

Именно отсюда, а не из отвлечённых романтических соображений, возникли древние представления о гигантских живых существах, на спинах которых покоится плоская Земля. Были ли то слоны, киты или черепахи, зависело от окружающего древних мыслителей животного мира. Индусы были уверены, что землю сотрясает слон. Жители Суматры видели в движениях земной поверхности злой умысел вола. Японцы сложили легенду об огромном соме, за которым присматривает доброе божество даймедзин. Как только пригляд за гигантской рыбой ослабевает, на острова обрушивается очередное землетрясение.

Представления о живой «подоплёке» земной поверхности вызывали мысли и о злых духах, обитающих в недрах планеты. Извержения вулканов зримо показывали огненный характер земных глубин. Отсюда возникли и представления о пылающем аде с чертями, жарящими страдальцев на сковородках. Эти воззрения напрочь разнятся с картиной ада у арийских племён, основоположников ведической культуры. Белые племена, пришедшие в Индостан с севера, со стороны Аркаима, представляли место вечных мучений холодной заледенелой пустыней (возможно, это были воспоминания предков о пережитом ледниковом периоде).

Не странно, что сейсмическую активность повсеместно традиционно связывали с прегрешениями народов и племён, живущих над эпицентрами землетрясений. В письменных источниках христианского времени большая часть зафиксированных летописцем землетрясений приходится на воскресный день (32% против среднестатистических 14%, если бы эпизоды земных толчков были распределены по всем дням недели равномерно). Примечательно, что сильнейшие землетрясения последних веков в Европе и Северной Америке пришлись на «памятные даты» церковных календарей.

В 1755 году цунами, возникшее над эпицентром землетрясения в 200 км от побережья Португалии, полностью разрушило Лиссабон. Это та самая природная катастрофа, которую упоминает Александр Блок в стихотворении «Скифы»: «И дикой сказкой был для вас провал и Лиссабона, и Мессины». Мессинское, сильнейшее в истории Европы из зафиксированных приборами землетрясений, магнитудой 7,5 баллов, произошло у берегов Сицилии в 1908 году, начало его пришлось на 5.20 утра 28 декабря. Кстати, по общей земной статистике наиболее сильные сейсмические толчки случаются именно в утренние часы, и несколько чаще – в зимний период.

Лиссабон же был практически стёрт с лица Земли в День всех святых, ныне, по традиции, завезённой из Нового Света, празднуемый повсеместно как Хэллоуин. Землетрясение на Аляске, вблизи городка Анкориджа, случилось 27 марта 1964 года, в Страстную Пятницу (день, когда вспоминается распятие Христа). Сила толчков была так велика, что на твёрдой поверхности материка были видны невооружённым глазом волны, наподобие тех, что бывают в водоёмах при сильном ветре. Представить себе такое, не пережив в реальности, довольно-таки трудно.

Аляскинское землетрясение примечательно ещё и тем, что впечатления о его начале были переданы в эфир находившимся у микрофона диктором местной радиокомпании. Кроме всего прочего: раскрывающихся дверок шкафов, бьющейся посуды и упавшего на пол телевизора, этот человек по фамилии Пейт в минуту душевного смятения воскликнул: «Весь дом трясётся, словно на спине слона. Словно его кто-то трясёт, наверное, упала радиовышка, конечно, меня никто не услышит!» Так в минуту крайней опасности в сознании современного человека пробудились древние представления о животных, на спинах которых покоится земная поверхность.Первые естественнонаучные гипотезы о природе сейсмической активности были высказаны греческими натурфилософами. В Греции немало горных пещер с протекающими в них подземными реками. Действию огня, о котором красноречиво говорили вулканы, а также воздуха и воды и приписывали мыслители причину землетрясений. Аристотель ратовал за горячий воздух (по его теории как легчайшее вещество движущийся вверх), Фалес Милетский считал, что земля раскачивается на воде подобно лодке.

Современные учёные, кстати, также проводят аналогию движения земной коры с колебаниями лодки на волнах. Для материковой части кора ведёт себя подобно деревянной, достаточно жёсткой посудине, а земная кора под тощей океанов ведёт себя как гибкая резиновая лодка. Дело в том, что материковая часть литосферы намного мощнее, а вместе с тем и древнее океанической. Толщина земной коры на материках достигает, по некоторым оценкам, 100 км (такова она может быть под горными массивами, своею тяжестью, подобно айсбергам, утапливающими большую свою часть под поверхность моря). На дне же океанов литосфера более подвижна и пластична ещё и благодаря меньшей толщине – всего 5-8 км (сверху до дна океана до 6,5 км дополнительно могут залегать слабые осадочные породы).

Ниже, под земной корой, располагается астеносфера – горячая вязкая расплавленная, местами жидкая масса, ближе всего подходящая к поверхности литосферы в срединно-океанических хребтах, где сильна до сих пор и вулканическая активность. Некоторые части океанической плиты, глыбы базальта, отрываются и тонут в астеносфере, направляясь в глубины мантии, простирающейся под астеносферой начиная от 450 км. Столкновения и взаимное трение оторвавшихся глыб порождают эпицентры глубинных землетрясений. На поверхности же резкие сильные толчки связаны с разрядкой напряжений, возникающих при взаимном движении литосферных плит, в местах их разломов.

Плиты, сталкиваясь, могут подползать одна под другую, образуя подводные желоба (как это постоянно происходит на Филиппинах, в сейсмически активных районах Японии, вблизи Алеутских островов – такие процессы, именуемые субдукцией, вообще свойственны именно Тихоокеанскому региону). Плиты могут расходиться в разные стороны (это происходит, например, в районе Красного моря, а в Европе – в долине Рейна). Наконец, плиты могут смещаться одна вдоль другой, зацепляясь друг о друга своими неровностями и накапливая статические механические напряжения. Это медленные процессы; смещение в 540 км в сейсмической зоне вблизи Сан-Франциско происходило, по расчётам учёных, целых 150 миллионов лет.

Относительно слабых землетрясений, едва ощутимых людьми, ежегодно происходит на нашей планете порядка 100 000. И это хорошо! Общее правило таково: если землетрясений в сейсмически активной зоне долго не было, следующее может оказаться более разрушительным. Подобно тому, как терпеливые соседи иногда выдают больший взрыв негодования, чем постоянно брюзжащие в ответ на громко включённую музыку живущие под нами старички.