Советский фильм, который профинансировал сам Брежнев

19 April
27k full reads
3,5 min.
64k story viewsUnique page visitors
27k read the story to the endThat's 43% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Советский режиссёр Михаил Калатозов до сих пор остаётся единственный отечественный триумфатором Каннского фестиваля: его драма «Летят журавли» в 1958 году получила главный приз кинофорума и больше ни один другой советский или российский фильм этого успеха не повторил. Между тем, на счету Калатозова и другой рекорд: он снял первую картину в сотрудничестве с западными капиталистами кинематографистами.

Кадр из фильма  «Красная палатка»
Кадр из фильма «Красная палатка»

В начале шестидесятых в руки Калатозова попали воспоминания итальянца Умберто Нобиле «Красная палатка» о событиях 1928 года. Тогда

Нобиле организовал экспедицию на дирижабле к Северному полюсу, но дирижабль потерпел крушение, а участников экспедиции спасал советский ледокол.

Надо сказать, что кинематографистам многих стран нравилась эта героическая, полная драматических моментов история, но

ни одна страна не имела возможности снять ленту, которая полностью показала бы масштаб происходящего.

А вот Калатозов в 1963 году предложил коллегам экранизировать «Красную палатку». В числе аргументов было и то, что спасением итальянцев занимались именно советские моряки, и фильм мог бы стать не просто бы захватывающей драмой, но и в чём-то пропагандистской картиной.

Кстати, у Калатозова были и «личные счёты» с вечной мерзлотой. В 1954 году снимали ленту «Два капитана». Съёмочная группа полетела в Арктику, чтобы снять ряд сцен, но попала в бурю. Оператором на «Двух капитанах» работал сын режиссёра Георгий. И самим кинематографистам, и их их родственникам пришлось пережить массу неприятных часов, но, к счастью, никто не погиб. Воспоминания об этом опасном случае подталкивали Калатозова к съёмкам ленты про Северный полюс.

На «Мосфильме» к затее Калатозова поначалу отнеслись с воодушевлением. Но

как только руководство киностудии узнало, насколько грандиозной планирует ленту режиссёр, идею забраковали:

такого колоссального бюджета, какой требовался для съёмок, у «Мосфильма» не было. И тогда родилось неординарное решение: предложить коллегам из других стран сотрудничество. Это могло бы решить и финансовые, и организационные проблемы.

Фото со съёмок. Михаил Калатозов
Фото со съёмок. Михаил Калатозов

Первыми претендентами стали западногерманские киношники. Они согласились отчасти профинансировать будущий фильм, поэтому работа началась. Сценарий взялся писать Юрий Нагибин, опытный сценарист с именем в кинематографической среде. Калатозову и его коллегам сценарий понравился, а вот немцы пришли в ужас.

Они хотели, чтобы в картине играла Ингрид Бергман, но в сценарии вообще не было женских персонажей!

Это их расстроило настолько, что они потихоньку отказались от работы.

Спустя некоторое время возникла кандидатура именитого итальянского продюсера Франко Кристальди. Это был удачный ход, ведь главным героем «Красной палатки» был как раз итальянец. Но Кристальди тоже настаивал на введении женского персонажа, ведь он был не только кинопродюсером, но и продюсером супруги, актрисы Клаудии Кардинале.

Фото со съёмок. Клаудия Кардинале
Фото со съёмок. Клаудия Кардинале
Юрий Нагибину пришлось переписать сценарий, введя образ медсестры Валерии, но Кристальди роль показалась маленькой, так что сценарий снова отдали в доработку.

В итоге Нагибин написал пять вариантов, но и последний продюсера не устроил, поэтому разозлённый сценарист разорвал договор. Дописывали сценарий уже итальянец Эннио де Кончини и американец Роберт Болт.

Фото со съёмок
Фото со съёмок

Главную роль, генерала Умберто Нобиле, предложили Марчелло Мастрояни. Но тот готовился к съёмкам у Феллини и отказался. Тогда его заменили на британскую знаменитость Питера Финча.

А вот на роль Руаля Амундсена утвердили самого Лоуренса Оливье! Но, увы, ему не суждено было украсить первый советско-итальянский фильм:

в августе 1968 года СССР ввёл военную технику в Чехословакию, что вызвало волну возмущения в мире. Оливье тут же отказался сниматься. Даже Франко Кристальди, умевший филигранно решать любые проблемы, был озадачен: его знакомые знаменитости отказывались сниматься у Калатозова в знак протеста против агрессии СССР. Но в конце концов он уговорил Шона Коннери, который тогда сидел без работы.

Фото со съёмок. Шон Коннери
Фото со съёмок. Шон Коннери

Советские актёры тоже были задействованы в «Красной палатке», хотя им достались роли второстепенные. Михаил Калатозов пригласил артистов, уже прекрасно известных в стране, ведь им предстояло сниматься с мировыми звёздами. Предложения приняли Донатас Банионис, Никита Михалков, Эдуард Марцевич, Отар Коберидзе. А ещё в кадре оказался бард Юрий Визбор, сыгравший чешского физика. Визбор попал к Калатозову случайно, но был одним из тех, кто чувствовал себя на площадке как дома: у него было много знакомых-альпинистов, часто рассказывавших о покорении ледяных вершин и экспедициях в Арктику.

Фото со съёмок
Фото со съёмок

Когда актёрский ансамбль сформировался, началась работа.

Сейчас даже сложно представить, какие усилия и средства были вложены в картину.

#загадки кино

Вся группа на три месяца отправилась в экспедицию в Арктику, на землю Франца-Иосифа. Артисты и персонал жили на ледоколе, а снимать выходили на льдины.

Фото со съёмок
Фото со съёмок
Группе выделили консультантов-полярников, гляциологов, дававших разрешение на съёмку, вооружённых охотников, которые охраняли место съёмок от белых медведей, вертолётчиков, осуществлявших нужные перевозки. Всё это стоило немыслимых денег, но на карте стоял престиж страны.
Фото со съёмок. У красной палатки расположился коренной житель Арктики
Фото со съёмок. У красной палатки расположился коренной житель Арктики

Как-то у авторов появилась задумка, что на горизонте должен показаться второй ледокол. Они обратились с просьбой посодействовать к самому генсеку Брежневу. Тот посоветовался с главой Госкино Ермашом и распорядился выделить ещё один ледокол.

Фото со съёмок. Ледокол, на котором жили кинематографисты
Фото со съёмок. Ледокол, на котором жили кинематографисты

Каждый день работы уникального судна стоил десятки тысяч рублей, но Брежнева это не остановило: он лично следил за работой Калатозова и счёл, что

«Красная палатка» должна быть сделана на высочайшем уровне, пусть даже и с грандиозным бюджетом.

Кстати, в итоге лента стала самой дорогой на тот момент.

Фото со съёмок
Фото со съёмок

Отснятый материал вполне удовлетворил советскую сторону. Но вот Кристальди ужаснулся: ему лента показалась затянутой и скучной. На «Мосфильм» приехали итальянские монтажёры, которые смонтировали собственную версию. Таким образом,

получилось два варианта фильма: советский и итальянский.

Они различались ещё и музыкой. Кристальди мечтал, чтобы музыку к картине написал Дмитрий Шостакович, но композитор уже давно отошёл от кино. К тому же у Калатозова уже был собран музыкальный ряд: его автором стал Александр Зацепин. Правда, Кристальди не оценил и его, поэтому призвал на помощь своего композитора, Эннио Морриконе. Итальянец и стал автором музыки к итальянской версии.

Фото со съёмок
Фото со съёмок

Обе «Красные палатки», итальянская и советская, прошли по экранам с успехом. Правда,

советские зрители увидели одну версию, а западные - другую, но это всё равно была одна история.

Для Михаила Калатозова, по чьей инициативе и был сделан фильм, «Красная палатка» стала последней работой, пусть не такой известной, как «Летят журавли», но не менее впечатляющей.

А вам понравилась итальянка Клаудия Кардинале в образе советской медсестры?

Приглашаю вас присоединиться к моему подкасту «Надо, Федя, надо!». Теперь вы сможете не только читать, но и слушать истории о советских фильмах в любое время и в любом месте. И непременно делитесь своими впечатлениями! https://music.yandex.ru/album/10774296

Советский фильм, который профинансировал сам Брежнев