45 940 subscribers

Советский фильм, загнавший режиссёра на паперть

16k full reads

В середине восьмидесятых главная киностудия Украины, киностудия имени Александра Довженко, взяла курс на поэтические тенденции, заложенные в шестидесятых. В шестидесятые на студии работали Сергей Параджанов и Леонид Оська, которых сегодня причисляют к основоположникам этого течения. Оська много лет вынашивал идею снять картину о жизни Михаила Врубеля, русского художника с непростой жизнью, ставшего едва ли не центральной фигурой в живописи начала двадцатого века. Впервые он задумался об этом ещё в конце шестидесятых, но тогда

историю о противоречивой фигуре художника явно пришлось бы полировать, сглаживать в угоду идеологии.

Режиссёру этого решительно не хотелось, поэтому он ждал более подходящего времени. Первые намётки сценария появились в начале восьмидесятых, а уже ближе к концу десятилетия Оська обратился к Параджанову за помощью в завершении сценария. Тогда-то и было принято окончательно решение делать ленту «Этюды о Врубеле». В начале лета 1988 года работы начались.

Кадр из фильма «Этюды о Врубеле»
Кадр из фильма «Этюды о Врубеле»

На главную роль Оська взял Давида Гиоргобиани. Актёру уже довелось играть художника: в 1984 году он снялся у Тенгиза Абуладзе в «Покаянии». Оська же предложил Давиду перевоплотиться в сумрачного гения, каким и был Врубель, и Гиоргобиани с его восточной, немного мрачноватой внешностью это вполне удалось.

Фото со съёмок. Давид Гиоргобиани
Фото со съёмок. Давид Гиоргобиани

На роль мецената Прахова взяли Михаила Ромашина, артиста уже популярного и известного и даже внешне схожего с прототипом, а его супругу Эмилию, к которой по слухам, Врубель питал нежные чувства, сыграла Ольга Гобзева. Для Ольги «Этюды о Врубеле» стали одним из последних появлений на экране:

в начале девяностых Ольга порвала не только с кино, но и с мирской жизнью и посвятила себя религии.

#секретная биография

Фото со съёмок. Михаил Ромашин
Фото со съёмок. Михаил Ромашин

Ещё одного русского гения живописи, Виктора Васнецова, сыграл Алексей Сафонов. Многие его его даже не узнавали в гриме - актёр так успешно вжился в образ, что буквально стал художником, а не сыграл его. Ну а зрительницы не могли пропустить в ленте своего любимца — брутального Бориса Хмельницкого, которому Оська доверил сыграть давнего товарища Врубеля. Кстати, Хмельницкий, который в одиночку воспитывал дочь Дашу после расставания с женой и матерью девочки Марианной Вертинской, привёл на площадку 11-летнюю Дашу, и она тоже появилась на экране в небольшой роли, дебютировав в кино.

Оказался в фильме и ещё один юный исполнитель, Михаил Дементьев. Миша был ровесником Дарьи Хмельницкой, но, в отличие от неё, не был дебютантом: в его фильмографии уже появилась приключенческая лента «Приключения Квентина Дорварда, стрелка королевской гвардии» (1988). Впоследствии и Михаил, и Дарья выберут актёрскую стезю. Любопытно, что,

поступив во ВГИК, Михаил Дементьев окажется на курсе Михаила Ромашина, своего коллеги по «Этюдам о Врубеле».
Фото со съёмок. Михаил Деменьтьев, Ольга Гобзева, Дарья Хмельницкая
Фото со съёмок. Михаил Деменьтьев, Ольга Гобзева, Дарья Хмельницкая

Фильм о знаменитом художнике не мог обойтись без колоритных съёмок, поэтому Леонид Оська делал всё, чтобы в кадре появились работы Врубеля. Его усилиями

были организованы съёмки Крестного хода в июне 1988 году, когда масштабно праздновалось 1000-летие Крещения Руси.

Операторы работают и на улице, запечатлевая толпы людей, торжественно идущих под проливным дождем, и во Владимирском соборе в Киеве. По задумке режиссёра из толпы камера должна была выхытывать лица исполнителей главных ролей, без грима, без исторических костюмов, в повседневной современной одежде, чтобы таким образом передать связь поколений.

Часть сцен решено было снимать в Кирилловской церкви, которая много лет служила киевлянам музеем. Церковь расписывал сам Врубель, и, поговаривали,

в одной из знаковых икон, «Богоматерь с Младенцем», художник как раз запечатлел черты тогдашней возлюбленной — Эмилии Праховой.

Интересно, что церковнослужители настояли на том, чтобы провести службу по-настоящему (это было освящения иконы), хотя киношникам нужна была лишь фонограмма.

К концу 1988 года значительная часть эпизодов была снята.

Но в январе 1989 года режиссёр Леонид Оська работу остановил. Сделал он это не по настоянию чиновников, а по собственной инициативе.

К сожалению, всё упёрлось в финансы. Решаясь на картину, Оська рассчитывал, что фильм профинансирует государство. Историческая лента со сложными костюмами и масштабными съёмками нуждалась во внушительном бюджете, и госзаказ обеспечил бы создателей деньгами. Но госзаказ режиссёр не получил, поэтому вынужден был искать деньги самостоятельно.

Оська даже буквально вышел на паперть: у входа во Владимирский собор он через тележурналистов обратился к обычным людям с просьбой о пожертвованиях.

На призыв режиссёра многие откликнулись, люди присылали деньги на киностудию, но, как оказалось, пожертвования могла получить лишь сама киностудия, а уж сколько выделить из этих средств на съёмки «Этюдам о Врубеле», чиновники решали по собственному усмотрению.

К весне финансовые вопросы наконец-то утрясли, необходимый для окончания фильма бюджет выбить удалось. Но тут

группу настигли новые неприятности.

Ушла нарядная весенняя натура, которая была так нужна киношникам. Кроме того, в Кирилловской церкви появилась огромная трещина, здание начали ремонтировать, и кинематографистам работать внутри запретили. Тогда Оська попытался продолжить в Чернигове. Местный Успенский собор должен был «играть роль» киевского Владимирского собора до того, как его расписал Врубель. Предварительные договорённости о съёмках в Чернигове были, всё уже было готово к съёмкам. Но тут исследователи нашли под штукатуркой древние фрески и начали их расчищать. Это означало, что съёмочной группе вход закрыт и в этот собор.

Режиссёр Леонид Оська принял сложное для себя решение: он законсервировал съёмки, распустил группу и занялся монтажом уже отснятого материала.

Окружающих он уверял, что даже рад такому повороту, поскольку появилась возможность осмыслить сделанное. Но вряд ли в душе он был счастлив: фильм, который он без малого два десятка лет видел в мечтах, на глазах разрушался.

Тем не менее к концу года картина всё-таки вышла. Однако в ней, несмотря на усилия группы и, в первую очередь, режиссёра, видна незавершённость. Цельного полотна, изучая которое можно было бы прожить жизнь вместе с Врубелем, не получилось, «Этюды о Врубеле» стали только зарисовками, скромными иллюстрациями, своего рода заметками на полях судьбы эксцентричного творца.

А вам довелось видеть киевские росписи Врубеля?

Приглашаю вас присоединиться к моему подкасту «Надо, Федя, надо!». Теперь вы сможете не только читать, но и слушать истории о советских фильмах в любое время и в любом месте. И непременно делитесь своими впечатлениями! https://music.yandex.ru/album/10774296

Советский фильм, загнавший режиссёра на паперть