21 231 subscriber

«Завтра была война», от которой заплакал писатель Борис Васильев

52k full reads
68k story viewsUnique page visitors
52k read the story to the endThat's 76% of the total page views
3 minutes — average reading time

Восьмидесятые годы в СССР ознаменовались сменой государственного курса. С наступлением эры гласности общество начало обсуждать проблемы, о которых прежде молчали, и одной из самых спорных оказалась тема сталинских репрессий. И именно в это время выходит повесть Бориса Васильева «Завтра была война».

Васильев написал её ещё в 1972 году, но цензура не пустила провокационную историю в печать.

Васильев, который не захотел переделывать произведение в духе царившей тогда идеологии, отправил повесть на дальнюю полку, но в середине восьмидесятых она дождалась своего часа.

Кадр из фильма «Завтра была война»
Кадр из фильма «Завтра была война»
Кадр из фильма «Завтра была война»

Напечатанная в журнале юность повесть стала хитом, ею зачитывались и передавали из рук в руки. Так «Завтра была война» и попала к студенту ВГИКа Юрию Каре, которому как раз требовался материал для курсовой работы. Студенческие курсовые были длительностью 15-20 минут, так что

Кара решил взять из повести несколько фрагментов для студенческой постановки. Поскольку материал был небольшой, он даже не стал спрашивать разрешения на экранизацию у самого Бориса Васильева.

К тому же было известно, что Васильев всегда тщательно выбирает режиссёров перед тем, как отдать произведения для воплощения на киноэкране, так что четверокурснику ВГИКа он почти наверняка отказал бы.

Но Кара всё-таки нашёл, с кем посоветоваться. Это был его мастер Сергей Герасимов, мэтр отечественного кино. По словам самого Кары,

Герасимов посоветовал ему снять честный фильм на тему крайне неоднозначную и сложную.

Этого принципа начинающий режиссёр и придерживался. Кстати, позднее Герасимов даже успел посмотреть часть материала и высоко его оценил. Увы, полный фильм ему посмотреть не удалось: до защиты курсовой он не дожил.

Поскольку институт выделял на съёмку курсовой только минимальный бюджет и скромный реквизит, актёров Юрий Кара искал сам. По его задумке курсовая должна была включать истории трёх девушек из повести, так что в первую очередь ему нужны были героини. Ирину Чериченко нашли в Щукинском училище. Ирине очень хотелось сыграть Вику Люберецкую, но Кара увидел в ней Искру Полякову. А вот знакомая Юрия по ВГИКу Юлия Тархова, напротив, считала себя идеальной кандидатурой для роли Искры, но режиссёр дал ей роль Вики.

И, как выяснилось, Кара не ошибся: обе актрисы были не просто органичны на экране, а буквально сжились с героинями.

Образ ещё одной яркой девушки примерила на себя Наталья Негода, которая в будущем станет символом перестроечного кино после ленты «Маленькая Вера». Пока же она была никому не известной студенткой школы-студии МХАТ. Наталья очень хотела сниматься в кино, но режиссёры её упорно игнорировали.

Пробы Наталья регулярно проваливала, ролей ей не давали, но Кара рискнул и тут.

И это тоже была удача: Негоде отменно удался образ Зиночки, не слишком умной, кокетливой, но доброй девушки.

Проблема возникла с актрисой, которую Юрий Кара хотел пригласить на роль товарища Поляковой, матери Искры, убеждённой прямолинейной коммунистки. Тут он видел только Нину Русланову, но

думать, что знаменитость согласиться сниматься у безвестного начинающего режиссёра, было наивно.

Но Кара дерзнул и позвонил Руслановой. Она прочитала повесть и тут же дала согласие. Мало того, героиня так зацепила актрису, что та согласилась сняться без гонорара.

Подобрав артисток, Кара начал готовиться к съёмкам. Он решил снимать ленту, используя сепию. Из-за этого кадры выглядели как старые, чуть потрепавшиеся и пожелтевшие от времени фотографии, которые ностальгически напоминали зрителям о прошлом. Уже позже в картине появились чёрно-белые фрагменты, походящие на хронику и подчёркивающие тревожность времени (например, в чёрно-белом варианте был снят жёсткий арест инженера Люберецкого), и цветные, которые символизировали торжество юности героев.

Курсовую Юрий Кара защитил успешно. Когда пришло время делать диплом, он подумал, что можно доснять ещё ряд эпизодов, используя всё ту же литературную основу. Из этого вышла уже 40-минутная лента. На этом этапе в кадре наряду со студентами-актёрами появились звезды: Вера Алентова, Сергей Никоненко, Владимир Заманский. А когда фильм смонтировали и показали всем участникам съёмок,

Сергей Никонеко посоветовал Каре включить ещё несколько эпизодов, чтобы увеличить длительность: тогда могла бы получиться полнометражная картина.

Он сам взялся похлопотать за режиссёра на киностудии Горького, где проходили съёмки, и отправился к Григорию Рималису, заместителю директора студии.

Рималис поначалу даже отказался слушать Никоненко, но потом всё-таки сменил гнев на милость и позвонил Борису Васильеву. Тут сыграло роль давнее знакомство: Рималис был директором на фильме «А зори здесь тихие», который снимал по повести Васильева Станислав Ростоцкий в 1972 году. Там-то мужчины и познакомились. Реакция писателя была предсказуемой: он разразился яростной тирадой.

Васильев заявил, что повесть «Завтра была война» просили для экранизации именитые режиссёры. но он всем оказывал, а теперь должен согласиться, чтобы над ней работал вчерашний студент.

Но писателя всё-таки уговорили приехать на просмотр.

Визита Васильева группа ждала с ужасом, ожидая, что фильм он разнесёт в пух и прах. Но случилось неожиданное:

автора повести лента растрогала до слёз, он увидел на экране именно тех ребят, которых описал на страницах книги.

И после этого, конечно же, разрешил доснять сцены и даже сам принял участие в их написании.

Окончательную версию Юрий Кара отправил в Госкино. И вот тут появилось казалось бы непреодолимое препятствие: хоть перестройка уже и началась,

цензура запретила ленту, в которой ярко были показаны репрессии.

Единственным человеком, высказавшимся за картину, стал зампред Госкино Армен Медведев. Он лично разрешил прокат фильма. В 1987 году её увидели зрители, и после первых же показов стало ясно, что «Завтра была война» навсегда останется в истории советского кино. Трагическая история о старшеклассниках тридцатых собрала массу призов, её купили почти 50 стран, а зрители и по сегодня плачут, когда одноклассники мокнут под дождём на похоронах Вики Люберецкой.

Я нечасто пересматриваю «Завтра была война». Не потому, что это плохой фильм, а как раз потому, что знаю, что уже с середины у меня глаза будут на мокром месте, а к финалу, когда голос Сергея Никоненко рассказывает, как сложились судьбы школьников, я буду рыдать. А вас этот фильм трогает?

Приглашаю вас присоединиться к моему подкасту «Надо, Федя, надо!». Теперь вы сможете не только читать, но и слушать истории о советских фильмах в любое время и в любом месте. И непременно делитесь своими впечатлениями! https://music.yandex.ru/album/10774296
«Завтра была война», от которой заплакал писатель Борис Васильев