Как умирали «по инструкции МЧС»

30.03.2018

Если вы сейчас зайдете на сайт МЧС - кемеровский региональный или даже федеральный, - и познакомитесь с первым информационным сообщением, касающемся трагедии в торгово-развлекательном центре, то не увидите главного для военизированного подразделения – фиксации времени сообщения о пожаре и о времени прибытия пожарных к месту происшествия. Да и сама информация датирована лишь 18 часами. Когда об этом через интернет знали уже в различных уголках мира, а не только нашей страны.

А ведь время было указано. Иначе не ссылались бы на него особо поднаторевшие на освещении ЧП федеральные средства массовой информации. Правда, в «показаниях» отдельные издания несколько путаются. Если mir24.tv, к примеру, сообщал о прибытии пожарных на место происшествия спустя 15 минут после получения сигнала, то RT и «Лента», со ссылкой на «Интерфакс» (а агентство, в свою очередь, ссылалось на МЧС, но сейчас этой информации на сайте издания тоже нет) поведали о прибытии бойцов спецподразделения к ТРЦ «Зимняя вишня» в 12.15. Это только на первый взгляд нет нестыковки между «15 минут спустя» и «12.15», если считать началом пожара ровно 16 часов, как зафиксировано на камерах видеонаблюдения. Но ведь переполох, неготовность обслуживающего персонала, а где-то и действительно путаница в сознании привели к тому, что позвонили пожарным не сразу.

В конечном итоге, эти данные на региональном официальном сайте появились. Вчера, комментируя развитие событий, начальник службы пожаротушения первого отряда федеральной противопожарной службы Кемеровской области Андрей Бурсин сделал соответствующее уточнение: «Сигнал о пожаре поступил в 16:05 (местного времени). В 16:09 мы уже прибыли к центральному входу…».

Другими словами, пять минут огнеборцы вообще были в неведении, а добрались до места и приступили к активным действиям уже через четыре минуты. Словом, официально обнародованы данные, которые наверняка отвечают требованиям должностных инструкций, но которые трудно увязать с происходящим на месте ЧП. Потому что многочисленные свидетельства очевидцев трагедии, поступающих к пользователям в режиме онлайн в тот злополучный день, зачастую говорят об обратном. И просто эмоциями, паникой, охватившем людей ужасом объяснить временные расхождения на происходящее в Кемерове 25 марта вряд ли возможно.

Тот же mir24.tv зафиксировал вот такой комментарий в соцсетях: « Ребят, там че творится!!! Там человек в окне. Там дышать нечем!!!! С ума сойти!!! Пожарных пока нету!!!!!!!!!!». На следующий день в прокуратуру Кемеровской области поступило заявление от Надежды Востриковой, потерявшей дочь, сноху и троих внуков. В нем она говорила о бездействии пожарных, которые не приступали к активным действиям в связи с тем, что не было «спецсредств», что необходимо дождаться спасателей. Лишь в 16.40,по ее данным, начались работы на последнем этаже.

В унисон ей вторит Любовь Васенко, выбравшаяся еще вместе с 12 потерпевшими на крышу торгового центра. Один мужчина, как она говорит, запаниковал, предлагал прыгать, чтобы спастись. Убедили, что делать этого не надо. Стали названивать кому только можно, кричали и просили о помощи. Спасли их лишь минут через 40.

Жители близлежащих домов, сами посетители «Зимней вишни», выбравшиеся из здания, используя какие-то подручные средства в виде домашних ковриков, пытались спасти жизни прыгающим из окон. Сотрудников МЧС рядом не было. Почему? Никто не знает. Начальник Главного управления МЧС по Кемеровской области Александр Мамонтов все обвинения в адрес подопечных отвергает, уверяя, что действовали его подчиненные согласно инструкции и сделали «все, что могли».

Этим «все, что могли» Мамонтов невольно дал оценку ограниченному потенциалу наших пожарных частей и спасателей. А потому вряд ли стоит удивляться тому, что в России ежемесячно гибнет на пожарах в среднем почти 80 человек.