Мы не КПСС, КПСС не мы

«Нет у партии сугубо внутренних дел. И нет более важных задач. Вся наша работа — в интересах России». Таковы финальные слова нынешнего генерального секретаря партии «Единая Россия» Андрея Турчака в эксклюзивном интервью «Известиям». Ничего не напоминает? В данном случае я обращаюсь к людям старшего поколения. Хотя нет, там звучало более конкретно и тоже без всякой идеологической мишуры, которая чем-то новому генсеку не по душе: «Народ и партия едины!».

В «руководящей и направляющей» намерены осуществить ребрендинг. Но смысл в нем более глубокий, чем изменение слоганов и логотипов в коммерческих структурах. По мнению Турчака, заключается ребрендинг отнюдь «не в том, куда смотрит медведь на партийной эмблеме». Теперь в фаворе должна быть следующая установка, которую должно усвоить общество - «движение от «партии власти» к партии «путинского большинства». Резерв глобальных фальсификаций на выборах, видимо, перешел в конечную фазу, и теперь можно смело разговаривать со своими противниками с позиции абсолютного большинства. «Кто не спрятался, я не виноват» - кажется, так звучит партийно-народная мудрость в детской считалке.

Идеологам, конечно, виднее, но как бы имя Путина, украсившее в партии вектор верного пути, не стало восприниматься обществом точно так же, как и сегодняшнее словосочетание «партия власти». До сих пор президента предпочитали держать на дистанции от творившегося в эшелонах власти безобразия. Партия даже организовала некое лобби во главе со своим коллегой Евгением Федоровым из Госдумы, который на голубом глазу впаривал всем беспомощность Путина против происков международного империализма, осуществляемых в стране через подконтрольные ЦБ и аппарат правительства. И ведь находились люди, которые верили этому бреду. Постулат «Царь хороший – бояре плохие» устраивал многих. Даже некоторых критиков утвердившегося режима. А как быть теперь?

Вопрос, который пока без ответа. Андрей Турчак отверг претензии некоторых однопартийцев строить государство и взаимоотношения общества в нем по кальке с КПСС. Сказав, что реалии не позволяют помышлять об однопартийности. Но это не касается лидерских позиций, которые предстоит отстаивать. На интересный и довольно болезненный для рядовых карьеристов из ЕР вопрос об идеологии «Единой России» Турчак сказал следующее: «На самом деле идеология у партии всегда была и есть. В центре ее внимания — человек». Вот так просто и незатейливо. Пусть у КПРФ это будут рабочие, крестьяне и солдаты, у ЛДПР – русские и к ним примкнувшие, а у «Единой России» – человек. Есть даже подозрения, кто это именно. Но фамилию называть не рискнем. Впрочем, если вникнуть в смысл ребрендинга, догадаться несложно.

Это многое объясняет в изменении политики. И теперь нет никаких сомнений, что партии удастся наконец-то создать систему, чтобы «эффективнее решались проблемы наших граждан, чтобы жизнь в России становилась лучше, комфортнее, удобнее, достойнее…».