Глаза в небе

«Большой брат смотрит на тебя». — Джордж Оруэлл, 1984

Несколько десятилетий назад известный британский автор научной фантастики Артур Кларк стал одним из первых людей, которые представляли себе, какими в один прекрасный момент станут спутники. В журнальной статье 1945 года он описал, как космические аппараты неизбежно будут размещены на геостационарной орбите в целях лучшей ретрансляции сигналов по всему миру. Разумеется, эти высокотехнологичные телекоммуникационные спутники космической эры появились, и теперь они вращаются с той же скоростью, что и Земля, как он предсказывал в журнале Wireless World много лет назад.

На самом деле все началось 4 октября 1957 года, когда бывший Советский Союз запустил первый в мире искусственный спутник в космос. Он был известен как «Спутник-1», и он сделал заголовки новостей по всему миру, открыв новую эру технологий. «Спутник-1» был массой около 80 кг с радиомаяком и термометром, прикрепленным к нему, но этот рукотворный объект изменил ход истории.

Приложения для такого рода технологий, по-видимому, бесконечны, включая такие вещи, как прогнозирование погоды, международные телефонные звонки и тексты, навигация и даже военная разведка. Логика достаточно проста. Основная идея состоит в том, что искусственный объект может быть отправлен в космос и ориентирован параллельно планете таким образом, чтобы скорость спутника была достаточной для преодоления силы тяжести. То есть земное притяжение космического корабля компенсируется кривизной (шарообразностью) Земли. Таким образом, спутник как-бы постоянно падает, но из-за линейной скорости не может упасть на планету.

Поэтому спутники должны двигаться на очень высоких скоростях, чтобы преодолеть гравитационное притяжение Земли и выйти на её орбиту. Затем, как только спутник отделяется от ракеты-носителя, для регулировки позиционирования используются небольшие ускорители на самом аппарате. Поскольку в космосе атмосферы не существует, то орбитальный аппарат способен поддерживать скорость на более или менее постоянном уровне, и для того, чтобы оставаться на намеченной траектории, необходимы лишь периодические корректировки.

В настоящее время вывод одного килограмма полезной нагрузки на орбиту стоит тысячи долларов, поэтому создание и запуск однотонного спутника стоит больших денег. Кроме того, достижение первой космической скорости (7,9 км/сек) приводит к большим перегрузкам. К тому же, чтобы запустить спутник на геостационарную орбиту, он должен отдалиться от Земли на расстояние более 35 тыс.км. На карту поставлено очень много и существует много вещей, которые могут пойти не так с каждым запуском нового спутника. Например, на орбите Земли сейчас обращается много космического мусора, который может быть невероятно опасным для спутников.

После того, как американские самолеты-шпионы U-2 были сбиты над СССР и Кубой, возникла необходимость вести разведывательные наблюдения с орбиты. Однако съемка из космоса оказалась намного сложнее, чем кто-либо мог себе представить. Тем не менее, 28 февраля 1959 года в рамках секретной программы Corona (Discoverer) ЦРУ успешно отправило спутник со шпионской миссией, который был выведен на очень низкую эллиптическую орбиту на высоту всего лишь несколько сотен километров над поверхностью Земли.

Проблема заключалась в том, что была задержка в две недели с момента, когда спутник делал снимок соответствующей земной поверхности до момента, когда аналитик ЦРУ мог фактически посмотреть на готовую фотографию. Это, на самом деле, не было улучшением по сравнению с фотографиями самолета-шпиона U-2 в то время. Но жизни пилотов самолета-разведчика больше не были под угрозой. Таким образом, несмотря на сложный и долгий путь, долгосрочный успех программы космической разведки был абсолютно необходим для национальной безопасности США и безопасности её военнослужащих.

В августе 1960 года правительство Соединенных Штатов учредило На­ци­о­наль­ное управление во­ен­но-кос­ми­чес­кой разведки США(NRO), чтобы следить за Советским Союзом, Китаем, Ливией и любыми другими потенциальными угрозами. К 1962 году был начат проект под кодовым названием Keyhole («Замочная скважина»), и сразу же процесс получения высокоточных фотографий сократился с двух недель до трех дней. Хотя, для этих целей все еще использовалась фотопленка, которая сбрасывалась в капсулах и подбиралась военными самолетами, потому что радиопередача изображений была тогда просто недоступна.

Тем не менее, к 1970-м годам президент США Джимми Картер мог уже на следующий день видеть изображения важных мировых событий после того, как первые фото в режиме реального времени отправлялись в обрабатывающие центры NRO. Это изменило способность Америки быстро реагировать на ситуации, вызывающие национальную озабоченность. Спутники KH-11 Kennan сократили задержку в получении разведывательной информации от нескольких дней до нескольких минут, и получаемые сверхсекретные документы стали невероятно чувствительной ко времени информацией.

Это очень важно, потому что с течением времени камеры стали намного сложнее. С самым современным спутниковым оборудованием для визуализации, которое в настоящее время доступно, можно легко отличить баскетбольный мяч от футбольного на раcстоянии сотен километров. Хорошо это или плохо, но это позволяет разведывательным агентствам, таким как ФБР и АНБ, видеть очень много того, что происходит сегодня в мире.