Россия Владимира Путина в упадке? Мы придумали как измерить «национальную мощь»

Где находится Россия в момент начала еще одного шестилетнего президентского срока  Владимира Путина? Аналитики пытались выяснить, росла ли Россия, падала или стагнировала с тех пор, как Путин пришел к власти в 1999 году.

Фото washingtonpost.com
Фото washingtonpost.com

В то время как одни исследователи утверждают, что путинская Россия сдала в позициях, другие оценивают ее на втором месте только по отношению к Соединенным Штатам.

Среди сторонников “снижения” —  Стивен Коткин из Принстонского университета, Даг Бэндоу из Института Катона и Гарвардские профессора Джо Най и Стивен Уолт. Специальный проект Вашингтонского Джеймстаунского Фонда получил оформление в виде 200-страничной книги “Россия в упадке”, опубликованной в прошлом году. Другие аналитики утверждают, что в 21 веке Россия близится к краху, или находится в муках агонии.

Или Россия действительно более могущественна?

Чин-Лунг Ченг из тайваньского университета Фо Гуан утверждал, что Россия вернула себе звание нации №2 на этапе после окончания холодной войны. В стратегии национальной безопасности США, вышедшей прошлой осенью, между тем, заявлено, что Россия представляет “проблему для американской власти” и вернулось “соперничество между великими державами”.

В Джорджтаунском университете, Эндрю Качинс пишет, что Россия набирает и теряет позиции одновременно.

Мы ставим перед собой цель измерить национальную мощь России

В нашем новом исследовании мы использовали четыре модели для оценки национальной мощи. Три из этих моделей показывают, что мощь России росла с 1999 года, в то время как мощь Запада снизилась.

Большим вопросом является, конечно, измерение «мощи”. Для нашего анализа, мы отслеживали изменения мощи России с 1999 года, основанной на широком спектре данных, включая ВВП, потребление энергии, население, продолжительность жизни, военные расходы, эффективность правительства и даже патенты.

Для получения результата в сравнении, мы сопоставили Россию с миром в целом и с несколькими группами ключевых конкурентов и партнёров: пять ведущих западных держав (США, Германия, Великобритания, Франция и Италия); четыре других страны БРИКС (Бразилия, Индия, Китай и Южная Африка); и все бывшие советские республики, за исключением прибалтийских государств, и отдельных производителей нефти и газа.

Для количественной оценки результатов мы адаптировали три существующие модели измерения национальной мощи и разработали четвертую экспериментальную модель. Смотрите ссылку для получения полной информации об этих моделях. Вот упрощенное краткое изложение.

1) В нашей первой модели мы измерили одну переменную: соотношение российского валового внутреннего продукта в мировом ВВП и ВВП в сопоставляемых странах, в пересчете на паритет покупательной способности — по сути, покупка стандартного набора товаров.

По этой мере Россия росла быстрее, чем мир в целом и пять западных конкурентов, но отставала от Китая и Индии. Китай также обыграл США по абсолютному значению национальной силы в 2016 году.

2) Далее, мы рассмотрели население стран, площадь земель, ВВП и военную мощь. Результаты для России были похожи на результаты первой модели, и, опять же, Китай оказался более сильным государством, чем Соединенные Штаты в 2016 году.

3) Наша третья модель включала в себя население всей страны, городское население, потребление энергии, военные расходы и производство с добавленной стоимостью. На этот раз Россия превзошла пять ведущих западных экономик, но оказалась несколько ниже уровня мирового значения. В этой модели все элементы российской национальной мощи, за исключением военных расходов, росли медленнее в сравнении с мировыми показателями. И опять же, Китай был более могущественной страной, чем Соединенные Штаты в 2016 году.

4) Четвертая модель ориентировалась на подсчет национальных ресурсов — территорию, население, экономическую мощь, военную мощь и технологические заслуги — наряду со способностью нации “аккумулировать ресурсы.» Здесь рост в России опередил пять западных стран, Китай и Индию, хотя в абсолютном выражении Россия была слабее США, Китая и Индии.

В этой модели Соединенные Штаты обошли Китай. Мы считаем, что повышение эффективности управления в течение первых двух президентских сроков Путина — и быстрый рост военных расходов-являются причиной непревзойденного роста России в этой модели.

В целом, вот что мы нашли

Утверждения о неминуемой кончине России кажутся необоснованными-все, кроме одной модели, показали, что в XXI веке мощь России в мире в целом выросла. И все наши модели показали, что мощь России возросла по отношению к западным странам.

В абсолютном выражении все четыре модели показали, что мощь России меньше, чем у США, и одна из них демонстрировала уступку позиций Германии. Все четыре модели показывают, что Россия отстает от Китая и Индии по абсолютным значениям национальной мощи.

Усиление России, по видимому, оказалось на пределе, так как ее экономика плетется вдоль оси измерения наряду с показателями демографических улучшений, где была и постсоветская депопуляция и даже скромный рост в 2011-2015 годах.

Мы думаем, что упадок России по отношению к Китаю и ее рост относительно своих западных конкурентов может помочь объяснить, почему Москва была более сговорчива в отношении Пекина и занимает более жесткую с Западом.

Вот пример — Россия почувствовала смелость на этапе военных интервенций в странах бывшего СССР после намерений Грузии и Украины интегрироваться в западные альянсы. Если мы правы в отношении связи между национальной мощью и военными вмешательствами, то мониторинг изменений в национальной власти может помочь предсказать поведение стран по отношению к их конкурентам и сверстникам.

Итог? Мир больше не однополярный.

Наши исследования показывают, что период глобального господства США после холодной войны подходит к концу. Мы считаем, что эти результаты свидетельствуют о том, что мир возвращается в эпоху конкуренции великих держав.

Три из четырех моделей предполагают, что Китай обогнал Соединенные Штаты с точки зрения национальной мощи. Но Китай далек от того, чтобы стать единственной доминирующей державой в мире, как Соединенные Штаты в начале 21-го века или Британская империя в конце 19-го.

Конечно, Москва сталкивается с огромными проблемами в сохранении или увеличении своей национальной мощи в XXI веке, хотя эти модели предполагают, что прогнозы коллапса имеют мало оснований. Но Россия — независимо от метода измерения-останется среди глобальных игроков, и то, как она взаимодействует с миром, будет влиять на мировой порядок глубоким образом в течение многих лет.

Какие бы тенденции ни изменились, у остального мира есть основания внимательно отслеживать меры национальной власти. И конкурентам, и партнерам России было бы неплохо формировать свою политику по отношению к этой стране, используя реалистичные оценки ее национальной мощи.

Оригинал: Washington Post / Перевод