Здесь творилась история: малоизвестные места на революционной карте города

Улицы Петербурга нередко становились декорациями крупных исторических событий: революции, перевороты, восстания, репрессии - многое помнят дома и улицы Северной столицы. О любопытных и малоизвестных местах на политической и революционной карте Петербурга - читайте в тексте Города+.

Богема уступает революции

Было: особняк балерины Матильды Кшесинской

Произошло: солдатский совет и штаб большевиков реквизировали здание после февральской революции

Сейчас: Музей политической истории России

Время политической активности: с февраля 1917 года по июль 1917 года

Особняк по адресу улица Куйбышева, 2-4 принадлежал в начале прошлого века одной из прим русского балета - Матильде Феликсовне Кшесинской. Здание заняло место в элитном районе города: недалеко Петропавловская крепость и Зимний дворец. Построенный в 1904-1906 годах в стиле «северный модерн» по проекту архитектора Александра фон Гогена шикарный и комфортабельный особняк до сих пор остается одним из памятников петербургской архитектуры. Кстати, пресса тех лет прозвала этот дом дворцом Кшесинской. 

До 1917 года особняк не играл особой роли в политической жизни страны. Несмотря на то, что дом даже посещали великие князья Сергей Михайлович и Андрей Владимирович, с которыми Матильда Кшесинская имела связь. Дом был центром культурной и светской жизни, здесь бывали коллеги хозяйки - балерины Тамара Красавина и Анна Павлова, а также певцы Федор Шаляпин и Леонид Собинов.

После февральской революции Кшесинской стали приходить анонимные письма с угрозами, и она 27 февраля 1917 года в спешке покидает особняк с сыном, прихватив с собой немного вещей. Это ее спасает. Уже через день в дом врывается разъяренная толпа из солдат, рабочих, интеллигентов и служащих, чтобы устроить погром в доме фаворитки императорской семьи. Демонстранты, не найдя балерину, разгромили здание и даже хотели расстрелять дворника. Однако в конце толпа все же передумала, но от переживаний скончалась его жена.

Уже после этих событий в истории особняка наступает новый период, связанный с бурной политической жизнью Петрограда - в городе начали активно образовываться солдатские и рабочие комитеты. Так, служащие Запасного автобронедивизиона, мастерские которого располагались недалеко от особняка, решили создать свой комитет и самолично заняли пустующее здание. Солдаты тогда чувствовали себя хозяевами в городе, поэтому они легко взяли под контроль особняк и выставили вокруг посты. 

В эти же дни петербургский комитет партии большевиков решает, что необходимо начать политическую работу. Его члены ищут хорошее помещение, и особняк привлекает их внимание, тем более, что солдаты, которые тогда хозяйничали в здании, поддерживали большевиков. Именно поэтому в начале марта здесь обживается петербургский Комитет большевиков, а чуть позже - Центральный комитет партии. Отсюда ведется активная агитация и пропаганда. Здесь же расположился солдатский клуб «Правда», редакция газеты «Солдатская правда» и Центральное бюро профсоюзов. Дом, по воспоминаниям современников, напоминал муравейник. Люди постоянно приходили и выходили, во всех кабинетах кипела работа.

К сожалению, новые «собственники» без особого почтения отнеслись к изысканной отделке и интерьерам особняка. Солдаты сдирали с карнизов занавески себе на портянки, уносили картины со стен или серебряные приборы, одежду балерины, особой популярностью пользовался винный погреб. Так, Матильда Кшесинская, которая еще проживала тогда в городе, вспоминала, как увидела на улице одну из революционерок и будущего наркома Александру Коллонтай в своей шубе. 

3 апреля в город прибывает Владимир Ленин. На Финляндском вокзале он выступает на броневике, который центральному комитету партии одолжили «соседи» - Запасной автобронедивизион. Именно в здание на улице Куйбышева приезжает лидер партии с вокзала, здесь за чаем он обсуждает с соратниками политическую обстановку, а ночью, 4 апреля, несколько раз выходит на балкон, чтобы выступить перед толпой солдат, моряков и рабочих. Для Ленина устроили кабинет в бывшей детской комнате сына Кшесинской, которого по стечению обстоятельств тоже звали Владимир. Здесь он три месяца работал: делал наброски статей, готовил речи и тексты агитационных листовок, изучал петроградскую прессу, вычитывал статьи, которые предназначались для газеты «Правда» и, конечно, управлял партией. 

Балерина Кшесинская в первые месяцы еще надеялась вернуть себе собственность. Состоялся громкий процесс, который широко обсуждали в прессе. 5 мая революционер и юрист Мечислав Козловский проиграл дело присяжному поверенному Владимиру Хесину, который представлял интересы балерины. Суд обязала всех «жильцов» выселиться из здания в 20-дневный срок. 

«Часть организаций все же отсюда съехала, особняк пустел, но партийные комитеты затянули с переездом и поиском нового помещения, если вообще искали. В итоге большевики были «выселены» отсюда во время июльского кризиса, когда временное правительство обвинило их в попытке захватить власть. Этот вопрос пока остается дискуссионным. Некоторые историки считают, что так оно и было, а другие придерживаются мнения, что большевистская партия просто решила воспользоваться моментом и присоединилась к уже начавшимся стихийным выступлениям солдат и рабочих. В период с марта по июль 1917 года особняк можно считать местом, где решалась судьба страны и направлялась революция», - рассказал старший научный сотрудник Музея политической истории Сергей Спиридонов.

Войска временного правительства окружили дом утром 6 июля. Часть партийного штаба была арестована, а другим удалось скрыться - в том числе, и Владимиру Ленину. Здание не брали штурмом, а выстрелы были только одиночными - тогда еще никто не был готов к глобальному противостоянию. 

Матильда Феликсовна уехала летом того же года из Петрограда и оставила мысли вернуть себе особняк. После Октябрьской революции здесь расположился Дом политпросвещения Петроградского района, потом здание занял институт питания. В 1935 в здании появился музей, посвященный погибшему первому секретарю Ленинградского обкома и горкома партии ЦК ВКП Сергею Кирову. С этого момента и началась музейная история особняка. В конце 1954 года его отдали музею Революции, присоединив к нему особняк Бранта. В 1991 году музей Революции переименовали в музей политической истории России, который можно посетить и по сей день.

Главный в редакции - товарищ Сталин

Было: издательский комплекс с типографией, где располагались редакции частных и правительственных газет

Произошло: разместилась редакция газеты «Правда»

Сейчас: Музей печати Петербурга

Время политической активности: с марта 1917 года по июль 1917 года

С 1905 года обычный доходный дом по адресу набережная реки Мойки, 32 благодаря издателю Алексею Суворину меняется. Здесь появилась редакция и типография его газеты «Русь». В 1908 году в доме начинает работать редакция правительственного издания «Сельский вестник», открывается книжный магазин. Так, в самом центре города появился целый издательский комплекс. 

5 марта 1917 года по решению Петросовета к редакции «Сельского вестника» присоединились сотрудники большевистской «Правды». Они заняли две комнаты в квартире №4, где ранее располагалась контора книжного склада. В то время редакцию возглавлял журналист и революционер Константин Еремеев. 12 марта из ссылки вернулся товарищ Сталин, и Центральный комитет партии поставил его во главе редакции. 3 апреля в Петроград прибыл Владимир Ленин, и с этого момента «Правда» перешла под его руководство, а Иосиф Сталин продолжил работу в редакции и регулярно появлялся в доме на Мойке. Три месяца Ленин работал здесь, где написал свыше 170 статей в «Правду», в том числе Апрельские тезисы, которые вышли 7 апреля  под заголовком «О задачах пролетариата в данной революции». Первый номер вышел тиражом 100 тысяч экземпляров, а впоследствии каждый выпуск выходил тиражом не менее 85 тысяч копий. Стоимость газеты возросла - с пяти до восьми копеек. Печатали газету тут же в типографии. 

«Сотрудниками газеты «Правда» были рабочие всех предприятий города. Они часто появлялись на пороге редакции со своими заметками. Постоянно в штате работали только около 15 человек. На тот момент газета была единственным средством связи партии с рабочими, солдатами и матросами. Именно через нее большевики пропагандировали свои идеи, и издание сыграло важную роль в судьбе партии и страны», - пояснила методист по музейно-образовательной деятельности Татьяна Котлярова.

После июльских событий Временное правительство приняло решение о закрытии «Правды», и 5 июля рано утром редакцию разгромили войска по приказу командующего Петроградским военным округом генерала Петра Половцова. Все сотрудники, которые тогда находились на местах, были арестованы. Задержанных допросили на Гороховой улице, 2, и через несколько часов отпустили. Тираж под номером 99 был арестован и не дошел до читателей. 

В опустевших помещениях редакции «Правды» другое издание - «Сельский вестник» - продолжило свою работу до Октябрьской революции. Тогда новая власть в каком-то смысле отомстила за разгром своей редакции в июле, закрыв все правительственные газеты. На смену «Сельскому вестнику» пришло новое издание, выпускаемое большевиками – «Деревенская беднота». Газета печаталось здесь же в типографии до марта 1918 года. А потом производство свернули, и в разное время в здании работали общества и фабрики. 

В 1984 году в здании открылся мемориальный музей «В. И. Ленин и газета «Правда», а семь лет спустя после преобразования появился Музей печати. Помещения, которые редакция четыре месяца занимала в 1917 году, были воссозданы и сейчас являются частью экспозиции. 

Крепость особого содержания

Было: крепость с военным гарнизоном 

Произошло: крепость постепенно становится главной тюрьмой для политических заключенных 

Сейчас: Музей истории Санкт-Петербурга

Время политической активности: с 1718 года по июнь 1921 года

По спискам людей, которых заключали в Петропавловскую крепость, можно воссоздать политическую историю России. Именно гарнизону этой крепости правители страны доверяли. Коменданта назначал сам император - должность считалась очень почетной. 

«Петропавловская крепость была особой тюрьмой. Здесь содержались только политические преступники, отправленные по личному распоряжению императора. Первым таким узником стал царевич Алексей в 1717 году. Только самодержец своим приказом отправлял сюда людей и только он мог освободить их. Уголовные преступники никогда не содержались в стенах крепости. Если не считать таковыми террористов, которые действовали все-таки из политических убеждений», - рассказала ученый секретарь Музея истории города Ирина Карпенко. 

Дом коменданта был обычным жилым помещением, где жила семья командира гарнизона. Но иногда там содержались и узники. Например, глава польского восстания Тадеуш Костюшко. Екатерина II помещает его именно в Комендантский дом, там узник находился под домашним арестом в достаточно комфортной обстановке. 

Здесь же происходили важнейшие этапы следствия по делу декабристов. Участников восстания было так много, что тюрьма крепости не смогла вместить всех, поэтому использовались все помещения. Свидания заключенных с родными проходили прямо в квартире коменданта, там же заседал Верховный суд, который и должен был решить судьбу восставших. Император Николай I лично посещал Петропавловскую крепость и контролировал судебный процесс. Гарнизоном тогда командовал генерал Александр Сукин, герой войны, инвалид. Стены его дома стали свидетелями оглашения смертного приговора декабристам, а также тайнам, которые не могли быть напечатаны в официальной прессе того времени.

В 18 веке людей, замышлявших свергнуть императора, было относительно мало. Это эпоха дворцовых переворотов и заговоров, в которых всегда участвовал небольшой круг лиц. Поэтому так поразило Николая I массовое выступление декабристов, у которых была своя политическая программа, структура и свои взгляды на будущее страны - организованное восстание образованных и самостоятельных людей. 

После восстания коменданты Петропавловской крепости стали обращать внимание правительства и императора на то, что необходимо решать проблемы с тюрьмой. Профессиональных революционеров, которые совершали или планировали покушения на самодержца или государственных деятелей, со временем становилось все больше и больше. В «Секретном доме», расположенном в Алексеевском равелине, для узников уже не хватало места. Тем более каждого из них необходимо было содержать в отдельной камере. 

В 70-е годы 19 века была построена новая тюрьма в Трубецком бастионе. Знаменитые террористы, которые покушались на Александра II, сидели уже здесь. Например, Софья Перовская - одна из руководителей «Народной воли» и организатор покушения. Тюрьма была изолирована, а узников контролировало большое число охраны. Солдаты, которые служили в крепости, знали, что здесь содержатся политзаключенные, но они не общались с ними. Насколько широко и активно военные обсуждали политику и политические взгляды арестованных - неизвестно. 

В революции 1905 года Петропавловская крепость не участвовала, а вот в событиях октября 1917 года местный гарнизон сыграл важную роль. На территории Заячьего острова находились склады с оружием и боеприпасами. Именно сюда 23 октября большевики направили своего товарища - Григория Благонравова, которому на тот момент было всего 23 года. Революционера сопровождала небольшая группа людей, и гарнизон, который вообще склонялся к большевикам, быстро перешел на сторону восставших. Тогдашний комендант крепости был арестован. Его попросту закрыли в комендантском доме без возможности связаться с военным министром временного правительства. Арсенал же стал выдавать оружие только тем военным подразделениям, которые приходили с мандатом от большевиков. 

На момент октябрьского переворота в тюрьме Трубецкого бастиона сидело чуть больше 20 человек. Среди них - министры царского правительства, генерал Сухомлинов, обвиняемый еще при царе в военных преступлениях, и фрейлина императорского двора Анна Вырубова. Но уже после 25 октября 1917 года состав заключенных и их количество меняется. В списки узников вошли члены Временного правительства, а в 69 одиночных камерах были заключены 200 арестованных. 

Считается, что тюрьмой Петропавловская крепость перестала быть после Кронштадтского восстания 1921 года. Массовое выступление моряков привело к тому, что все военные тюрьмы переполнились, и часть восставших разместили в крепости.  

Позже на территории Заячьего острова располагались части НКВД и химических войск. Сам комендантский дом оставался жилым до 1960-х годов, здесь располагались коммунальные квартиры и магазин. Но в 50-х под музейный комплекс начали расселять постройки, и сегодня крепость является памятником, в том числе, и политической истории страны.                    

Квартирный вопрос секретаря обкома

Было: элитный дом для обеспеченных жильцов

Произошло: уплотнение квартир и соседство с секретарем обкома и горкома партии

Сейчас: Музей им. Кирова 

Время политической активности: с 1926 по 1934 год

Здание по адресу Каменноостровский проспект, 26-28 называют Домом трех Бенуа, так как построили его архитекторы Альберт, Леонтий и Юлий Бенуа с Александром Гунстом. Строительство велось с 1911 по 1914 годы по заказу Первого Российского страхового общества. Многоквартирный доходный дом в стиле неоклассицизм возвели с использованием современных инженерных коммуникаций, технологий и материалов. В здании уже в то время были канализация, водопровод, электричество и телефонная связь. 

Квартиры тут могли арендовать только обеспеченные люди. Например, директор правления акционерного общества братьев Нобель А.Г. Лесснер, балерина, а впоследствии жена великого князя Гавриила Константиновича - Антонина Нестеровская. Здесь также жил Михаил Чехов, брат писателя Антона Павловича Чехова. Располагались здесь и мастерские художников. Все квартиры были просторные - от пяти до 12 комнат. 

После революции часть жильцов эмигрировала. Элитный дом же приглянулся новой политической верхушке - с 1918 года сюда стали въезжать партийные функционеры. Это был комфортабельный и, что важно, автономный комплекс: во дворах дома была устроена своя котельная и электростанция, которые обеспечивали его всеми необходимыми ресурсами. А здание все еще находилось в престижном районе, относительно недалеко до Смольного. 

Проживали здесь Григорий Евдокимов, который в 20-е годы был первым секретарем Ленинградского обкома партии, а также председатель Ленсовета Григорий Зиновьев. Некоторое время этот дом был адресом известных революционеров Александра Скороходова и Ивана Газа. Но даже несмотря на это, жилой комплекс не избежал уплотнения, и здесь появились коммунальные квартиры. 

В конце 1925 года Зиновьев с видным большевиком и членом Политбюро ЦК Львом Каменевым выступили оппозицией Сталину, их поддерживал и Евдокимов. Тогда для борьбы с ними в январе 1926 года в Ленинград направили Сергея Кирова. Он возглавил обком и горком партии. В квартиру на четвертом этаже Дома трех Бенуа он въехал в апреле того же года. С Кировым в доме ни Зиновьев, ни Евдокимов не пересеклись. Их к тому моменту уже сместили, перевели на другую работу, и своих служебных квартир в доме они лишились. 

У Кирова была внешняя охрана, служебный автомобиль с водителем, охрана в Смольном, и даже швейцар в доме был сотрудником НКВД. Но, по воспоминаниям соседей, Киров поддерживал со всеми хорошие отношения, а соседских детей катал на машине. Когда Сталин в 1926 и 1928 годах приезжал в Ленинград, он бывал у Сергея Мироновича дома. Частым гостем здесь был и партийный деятель Серго Орджоникидзе, с которым дружил хозяин дома. В пятикомнатной квартире площадью 200 квадратных метров гостили товарищи из Баку, где до этого Киров пять лет жил и работал – он был первым секретарем ЦК КП(б) Азербайджана.

Важные для судьбы Ленинграда решения обсуждались в Смольном, дома Киров готовился к выступлениям и писал доклады для партконференций. Он часто выступал перед рабочими предприятий Ленинграда, особенно в 1926 году, когда важно было разобраться с оппозицией. 

«В то время Сергей Киров руководил не только городом, но и областью, а ее территория конце 20-х годов была гораздо больше современной Ленинградской области. Сюда входили территории Псковской, Новгородской, Череповецкой областей и Мурманского округа. Огромный регион требовал много разъездов, поэтому Сергея Мироновича нельзя назвать кабинетным чиновником. Те девять лет, когда он руководил городом и областью связаны с развитием промышленности. Это было время первой пятилетки и начало второй. При нем запустили более 200 новых производств», – отмечает методист по научно-просветительской деятельности музея С. М. Кирова Юлия Смирнова.

Из Дома трех Бенуа Киров выехал как обычно утром 1 декабря 1934 года на работу, но обратно так и не вернулся. Он был застрелен в коридоре Смольного. После его смерти в Ленинграде начинаются «кировские потоки» – выселение так называемых «бывших» людей и членов их семей. А в 1937 году как обычные жители этого дома, так и советские и партийные работники, жившие здесь, подверглись арестам.

Квартира Сергея Мироновича была закреплена за его вдовой Марией Маркус, а после смерти хозяйки в 1945 году здесь жили ее сестры. В 1955 году решили музеефицировать квартиру, и музей Кирова, открытый еще в 1938 году в бывшем особняке Кшесинской, перевели в дом на Каменноостровском проспекте. 

Текст: Р.Ильясова/Город+ Фото: vk.com/polithistorymuseum; www.museum.ru; vk.com/musey_pechati; vk.com/kirovmuseum; из архива музея истории Санкт-Петербурга.