Операция «Буссард»: к чему гитлеровцы готовили советских детей-диверсантов

Во время войны немецкая разведывательная служба Третьего рейха (Абвер) превращала сотни советских детей в диверсантов - из малолетних пленных делали уголовников, которые ненавидят свою страну.

«Буссард» (сарыч в переводе с немецкого) - операция немецкой разведывательной службы Третьего рейха (Абвера) по подготовке детей-диверсантов из числа советских беспризорников, сирот и заключенных концентрационных лагерей.

О неизвестных ранее деталях и подробностях операции «Буссард» рассказал военный историк, кандидат исторических наук Дмитрий Викторович Суржик.

«В абвергруппе-209 среди обычных агентурных групп проходили диверсионную подготовку и совсем еще юные подростки 11-14-летнего возраста. Из славянских детей, потерявших родителей, нацистские изуверы пытались воспитать чудовищ, нацеленных на разбой и убийство своих соотечественников», - говорит историк.
Отбор будущих диверсантов, или «сарычей», как их прозвали немцы, проводился жестко. Сначала отбиралась группа наиболее развитых в физическом плане детей. Затем в центр этой группы бросалась, например, палка колбасы. Голодные дети начинали борьбу за лакомый кусочек, победителя и наиболее активных «борцов» увозили в разведшколу.
Политические взгляды и убеждения советских детей и подростков немецких разведчиков мало интересовали. Нацисты полагали, что после определенных психологических тренингов и физических воздействий, юные агенты станут надежными помощниками Третьего рейха, настоящими «сарычами».
Подобные методы работы Абвера иногда сталкивались с непредвиденными трудностями. Вот что рассказывал об этом в своей книге «СМЕРШ против Буссарда» бывший помощник Ю. В. Андропова, генерал-майор КГБ Николай Владимирович Губернаторов: «Парнишка нехотя, медленно начал стягивать рубашку, и тут все увидели у него на шее аккуратно повязанный красный пионерский галстук».
С мальчика попытались сорвать галстук, но он, со словами: «Не тронь, жаба!» вцепился зубами в руку одного из охранников, на помощь ему бросились остальные ребята. Мальчишку спросили, как его зовут. Смельчак с достоинством ответил – Виктор Михайлович Комальдин. Надо отметить, что нацисты не жалели сил и средств на перевоспитание «трудных» подростков.

Видной фигурой в команде, превращавшей советских детей в «сарычей», был обер-лейтенант абвера Юрий Владимирович Ростов-Беломорин, он же Козловский, он же Евтухович. Сын полковника царской армии в конце концов оказался в руках НКВД. Вот что он рассказал о себе на одном из допросов:

«В конце мая 1941 года меня откомандировали в Главное управление имперской безопасности, в службу СС и СД, где после тщательной проверки и медицинского обследования меня представили генералу СС штандартенфюреру Зиксу. От него я узнал, что по приказу Гитлера и под руководством Гиммлера он формирует зондеркоманду «Москва» специального назначения. Она должна вместе с передовыми войсками ворваться в Москву, захватить здания и документы высших партийных и государственных органов, а также арестовать их руководителей, не успевших сбежать из столицы. Этими операциями должна будет заниматься группа А зондеркоманды. Группа Б должна взорвать Мавзолей Ленина и Кремль. Я подходил по всем требованиям и был зачислен в группу А».
Операции «Москва» не суждено было случиться, и под фамилией Евтухович потомственный военный переквалифицировался в воспитателя советских бездомных и сирот, пытаясь превратить их в «сарычей».
«С оперативной точки зрения эта идея имела свои сильные стороны: во-первых, обилие беспризорных детей - только на оккупированной советской территории находилось до 1 миллиона беспризорных детей. Во-вторых, - доверчивость взрослых (советских служащих и солдат). В-третьих, - знание детьми всех особенностей будущего места операции и, в-четвертых, использование детской, неустоявшейся психики, тяги к приключениям. Действительно, кто же мог подумать, что ребятня, которая бродит по вокзалам или станциям, на самом деле закладывает мины под рельсы или забрасывает их в склады угля и тендеры паровозов», - утверждает Дмитрий Суржик.

Спецсообщение. Совершенно секретно

«1 сентября 1943 года к Управлению контрразведки «СМЕРШ» Брянского фронта явились: Кругликов Михаил, 15 лет, уроженец г. Борисова БССР, русский, образование 3 класса, и Маренков Петр, 13 лет, уроженец Смоленской области, русский, образование 3 класса. В процессе бесед и опроса подростков установлено наличие диверсионной школы подростков в возрасте 12—16 лет, организованной германской военной разведкой Абвер. В течение месяца Кругликов и Маренков вместе с группой из 30 человек обучались в этой школе, которая дислоцируется на охотничьей даче, в 35 км от гор. Кассель (Южная Германия). Одновременно с Крутиковым и Маренковым в наш тыл с аналогичным заданием были заброшены еще 27 диверсантов-подростков в разные районы железнодорожных станций Московской, Тульской, Смоленской, Калининской, Курской и Воронежской областей. Это свидетельствует о том, что немцы пытаются этими диверсиями вывести из строя наш паровозный парк и тем самым нарушить снабжение наступающих войск Западного, Брянского, Калининского и Центрального фронтов. Начальник Управления контрразведки СМЕРШ Брянского фронта генерал-лейтенант Железников Н. И.».

В то время, когда Сталин читал это сообщения, Миша Кругликов и Петя Маренков вместе с оперативниками искали в лесу оставшихся диверсантов. Реакция Сталина на столь необычную новость была весьма неожиданна. Вот что об этом сообщает генерал-майор КГБ Николай Губернаторов:

«Значит, арестовали! Кого Детей! Им учиться надо, а не в тюрьме сидеть. Выучатся - порушенное хозяйство будут восстанавливать. Соберите их всех и отправьте в ремесленное училище. А об опасности нашим коммуникациям доложить в ГКО».


С 31 мая 1941 года уголовная ответственность за совершения преступления В СССР наступала с 14 лет. Практически каждый из малолетних диверсантов Абвера мог быть подвергнут высшей мере наказания, и лишь устное распоряжение Сталина сохранило этим детям жизнь.

Дети-диверсанты после войны
Судьбу «завербованных» Абвером «сарычей» решало Особое совещание при НКВД СССР.

Особое совещание при НКВД СССР постановило:

«Зачесть в наказание срок предварительного заключения и из-под стражи освободить».

Часть подростков была отправлена в детские исправительно-трудовые лагеря (ИТЛ) до совершеннолетия. И лишь единицы - те, кто действительно взрывал и убивал, получили сроки от 10 до 25 лет.
Проследил за судьбой некоторых из них генерал-майор Н.В. Губернаторов:

«Разыскивая по всей стране талантливого сказочника и гармониста Пашу Романовича, я обнаружил его адрес в Москве, но, к сожалению, не застал в живых. Даровитый Ваня Замотаев после смерти приемного отца был определен в Суворовское училище, нашел я его в Орле, но потом из-за болезни потерял след.
Больше повезло моему другу, журналисту из Курска Владимиру Прусакову. Ему удалось разыскать некоторых ребят из первой заброски - 1943 года. Из его публикаций я узнал, что Володя Пучков вернулся домой, в Москву, где и проживает с семьей. Дмитрий Репухов после войны окончил институт и руководил в Свердловске строительным трестом. А Петя Фролов, получив в детской колонии специальность столяра, работал на заводе в Смоленске».