Не будите спящую собаку

«Итак, она звалась Татьяной...» Отрывок из любимой поэмы всплыл в памяти будто в насмешку. Хуже самой измены было то, что мужнина пассия решила меня извести...

Что любовницы бывают стервами, жены знают не понаслышке. Губная помада на рубашках мужей, «случайно» забытый вещдок в салоне автомобиля, одуряющий запах духов, которым хищницы метят потенциальную жертву – вот неполный список проделок охотниц до чужих мужей. Они добиваются одного – спровоцировать супругу любовника на
скандал. И, таким образом, повысить свои шансы. Лично мне пришлось иметь дело с настоящей мегерой, которая задалась целью извести меня и довести до нервного срыва моих близких.

Кто бы мог подумать, что самый обычный домашний телефон может стать изощренным орудием пытки. Я ждала любимого супруга к обеду. Настроение было приподнятым, почти благостным: на плите разогревались любимые кушанья мужа, дом сиял чистотой, в соседней комнате дочка с подружками звонко хохотали. Непритязательное женское счастье.

Из состояния душевного покоя и умиротворения вывел внезапный и резкий звонок телефона. Голос на другом конце провода был молодым, красивым, но высокомерным и требовательным:

– Мне Игоря Петровича. И срочно, пожалуйста!

Я растерялась, и спросила волнуясь:

– А что случилось? Почему срочно?
– Дело у меня к нему. Тебя не касается.
– Игоря Петровича нет дома. А вы кто такая? И почему разговариваете таким тоном?
– Как хочу, так и разговариваю. А кто я такая, спроси у мужа. Татьяной меня зовут. Запомни!

Короткие гудки. На том конце повесили трубку. А я все стояла у телефона и недоумевала: «Не иначе, как из приемной английской королевы звонили. До чего самоуверенная девица эта Татьяна!»

На мои вопросы о Тане муж недовольно отнекивался, дескать, понятия не имеет, кто она и почему им интересовалась. Но зерно сомнений уже было посеяно: «Ну, не может порядочная девушка говорить с незнакомым человеком таким образом и таким тоном. Или она невоспитанная, или ее
что-то связывает с моим мужем. Вот только что?»

Следующий день был выходным. Мы планировали выспаться и отправиться за покупками. Ровно в шесть утра зазвонил телефон. Нескончаемым и назойливым треньканьем он перебудил всех домочадцев.

– Ну кто там такой бессовестный? – недовольно пробурчал муж, зарываясь с головой под подушку. – Звонить в такую рань можно только при пожаре.

Пришлось к аппарату идти мне. В трубке раздался знакомый голос вчерашней грубиянки. На этот раз интонации были бодрые и ехидные:

– Игоря Петровича позовите! Сейчас-то он, надеюсь, дома?
– А ничего, что сегодня суббота и шесть часов утра?
– Мне в самый раз, – беззаботно и весело ответила трубка.

Я чуть не задохнулась от возмущения, но покорно пошла звать мужа к телефону.

– Там тебя твоя Таня добивается.
– Не знаю я никаких Тань, и говорить ни с кем не собираюсь! – рассвирепел муж и отвернулся к стене.

Я пожала плечами, вернулась к телефону и злорадно промурлыкала:

- Муж вас не знает, и говорить не хочет. А у меня к вам, девушка, просьба: пожалуйста, не звоните нам больше. Тем более в неурочное время.

– Как звонила, так и буду звонить! И когда захочу! – угрожающе рявкнула трубка, а потом запищала жалобными пронзительными гудками.

Спать уже больше никому не хотелось. Напряженную тишину нарушали лишь тиканье часов и тяжкие вздохи мужа под одеялом. Весь день мы с Игорем делали вид, что все идет своим чередом, и ничего не произошло.
Возможно, этот неприятный эпизод со звонками со временем забылся бы, если б не Таня, которая от слов перешла к делу.

Теперь наш телефон звонил беспрестанно. Девица была неумолима в своих требованиях немедленно связаться с мужем. Причем уговоры перезвонить ему на работу на нее не действовали. Она звонила нам домой когда ей заблагорассудится, и время на часах ее абсолютно не волновало. Мы стали отключать телефон на ночь, но утром приходилось включать
его снова. В то время мобильных еще не было, а я работала на дому.

По причине необходимости обратной связи с клиентами я не смогла сменить номер телефона. Ситуация казалась безвыходной и угрожающей моему психическому здоровью.

Невидимая Таня как будто видела все, что происходило у нас в квартире: звонки раздавались в самые неподходящие моменты. Непостижимым образом она выбирала именно то время, когда мне нужно было связаться с важным клиентом. А после короткого разговора с ней, силы покидали меня, и разговор с клиентом не клеился, проходил скомкано и нерезультативно.

Она давала о себе знать, когда дом был полон гостей, и все пребывали в приподнятом настроении, которое тут же улетучивалось, как только поступал звонок от телефонной террористки. Я потихоньку начинала сходить с ума. Видя мое состояние и чувствуя напряженную атмосферу в доме, стала нервничать наша дочь.

Казалось, что мегера Таня за что-то мстит моему мужу, но вот козлом отпущения она почему-то выбрала меня. Супруг по-прежнему клялся и божился, что не знает никакой Тани, и от общения с ней по-прежнему отказывался. А это еще больше подливало масла в огонь, раздутый наглой и бесцеремонной девкой.

Чтобы хоть как-то отрегулировать ситуацию и спасти нашу семью от неминуемого краха, надо было что-то предпринять. И действовать, судя по трусливому поведению мужа, нужно было мне.

Пришлось потратиться на новый аппарат с определителем. Вскоре я узнала, что ненавистная Таня доводит нас неурочными звонками со
своего домашнего телефона. Собравшись с духом, я сама ей позвонила. Трубку взяла какая-то женщина – как оказалось, мама девицы. Не успела я представиться и объяснить причину своего звонка, как та, не дослушав моей мольбы хоть как-то урезонить дочь, обрушила на меня поток грязной брани и оскорблений:

– Да как ты смеешь порочить моего ангела Таню? – кричала мамаша, – моя девочка – замужняя женщина. Все свое время она посвящает сыну. И не беспокоит порядочных людей, как это делаешь ты – идиотка! Да по тебе психушка плачет, дура чокнутая...

Интеллигентного и конструктивного разговора с родительницей Тани не получилось. Оказывается, Таня – ангел, а я – чокнутая.

Но если не прекратить навязанную войну, то я и впрямь чокнусь.
Пойди потом доказывай, что пострадавшая сторона – это я. «Как
они спелись, – размышляла я про мать и дочку. – Прут, как танки. И
ведь никакие вежливые уговоры на них не действуют. Ну, что ж, придется применить против них их собственное оружие». Как говорится, против лома нет приема, окромя другого лома!

Следующим моим шагом был визит к сотруднице мужа – Марине.
Эта полная жизнерадостная женщина обладала ценным для меня качеством – она знала все и про всех.

– Таня? – на секунду задумалась словоохотливая Марина. – Быкасова что ли? А-а-а, так это же бывшая любовница Игоря. Злится, наверное, что он променял ее на новую подружку Элю. Только вот почему она решила на тебе отыграться?

Полчаса общения с Мариной, и я знала про Таню Быкасову все или почти все, включая место работы ее мужа и свекрови. Новости для меня были неутешительными: «Мало того, что мне мстит бывшая любовница благоверного, так он еще и другую завел. А ведь прикидывается, волчара, ягненком. Дескать, я – не я, и лошадь не моя! Ну, что ж, поиграем и мы. Женщина должна быть актрисой. Но вначале разберемся с Таней!»

Ну, а дальше все было так. Прикидываясь несчастной и совсем уже затюканной женой при муже-размазне (что было близко к истине), я разыграла целый спектакль перед двумя мужчинами.

Леха первый был моим бывшим коллегой и другом. Он слыл эрудитом и острословом. Про таких говорят, что они могут убить словом. За острый, как бритва, язык его многие не любили и побаивались. Мне же импонировал Лехин сарказм в адрес тех, кто совершал низкие и гадкие поступки. Узнав о моих несчастьях, как благородный друг, Леха возмутился наглостью любовницы мужа и обещал свою помощь.

Леха второй был обычным таксистом и часто выручал меня – подвозил то к клиентам, то на дачу, то по магазинам. Причем за поездки брал недорого, и всегда говорил, что готов помочь в любом деле и
при любых обстоятельствах. Леха второй не умел лукавить, это был рубаха-парень с открытой и честной душой. Больше всего его выводили из себя несправедливость и людская подлость. Он не умел, как Леха первый,
убийственно и четко выражать свои мысли. Вместо аргументов и веских доводов он пускал в ход огромные кулаки и отборный русский мат.

Я выложила мужчинам всю информацию о Тане, дала ее номер телефона и договорилась, что как только эта ненормальная снова начнет свой террор, я дам им знать. А дальше вступают в словесную войну два Алексея – циничный умник и отъявленный скоромник.

Результаты их совместных усилий сказались незамедлительно. Таня и ее мамаша не выдержали атаки словесных дуэлянтов и запросили пощады.

Уже через неделю муж объявил мне:

– Сегодня меня подкараулила Таня, – муж нервничал, не смотрел мне в глаза. – Ну, эта, Быкасова. Сказала, что от звонков твоих друзей ее мать с сердечным приступом попала в больницу. А она сама на грани нервного срыва. Умоляла, прекратить этот словесный вулкан. Поклялась, что больше никогда не побеспокоит нас. Так что труби отбой.

– О чем ты, милый? – я сделала вид, что не понимаю супруга. – Какой вулкан? И кто такая Быкасова?

Муж смущенно заулыбался, потупил взор и сменил тему. А я ликовала: «Мой план сработал!» И я не виновата, что шавка мужа разбудила во мне спящую собаку. Когда с Таней было покончено, я переключилась на новую соперницу – Элю. А там дошла очередь и до блудливого кобеля Игоря...