Приказала долго жить... Рассказы из СССР

— Евгения! Ты что там печатаешь?!

Женя сидела за машинкой, перепеча­тывая книгу по хиромантии по просьбе своего друга, который увлекался оккуль­тными науками. Книга была объемной, и девушка уже больше месяца оставалась после работы, отдавая этому нужному занятию 2—3 часа. От неожиданного ок­лика Евгения вздрогнула, руки затряс­лись, словно ее застали на месте преступ­ления.

—Господи! Как же ты меня напугала, Катерина! — Она еле успокоилась.

— Женя, пойдем в «Варшаву». Там от­личный фильм штатовский. Одной мне скучно.

— Нет, Катюша. Не могу. Каждый день себе норму задаю и не ухожу, пока не выполню. Я Виктору обещала сделать все к дню его рождения.

— Ох, Женька! Эти мужчины все равно не ценят нашего доброго отношения к ним! Давай заканчивай, что не успеешь, к своей норме завтра добавишь!

— Нет. Не пойду. После перепечатки я просматриваю весь текст — это еще час-полтора.

— На что тебе эта хиромантия сдалась! Бог ты мой! Перестань глупостями зани­маться, пошли!

Не реагируя на эмоции подруги, Женя взяла ее руку, внимательно вглядываясь в линии на ладони.

— Ты что, Женька, вроде понимаешь что-нибудь? — не унималась Катерина.

— Знаешь, Катюша, — посерьезнев, ти­хо ответила Евгения, — мне осталось ра­боты максимум на три дня. Пока печатаю, я много узнала.

— Расскажи! — сразу заинтересова­лась Катя и чуть не в нос подруге сунула свою руку.

— Сначала о себе скажу, — отстраняя руку Катерины, сказала Женя.

— И что?

— Я не выйду замуж, а жаль...

— Да ладно! Виктор — отличный па­рень. Все будет хорошо!

— Дело не в нем, Катюша. Я умру, и даже очень скоро.

— Перестань, — чуть не со слезами проговорила подруга, — у тебя все в по­рядке! Ты же никогда не жаловалась на здоровье. Или, может, что болит? Попро­сим райздравотдел, они тебя в хорошей клинике проверят! А, Женя?

— Я здорова, — отмахнулась Женя, — но по этой книге выходит — непо­рядок.

Катерина все еще стояла с протянутой рукой, и внимание Евгении переключи­лось на руку подруги.

—Ты понимаешь, Катя, а ведь у тебя тоже негусто в смысле долгой жизни. Ви­дишь, где линия прерывается? Правда, потом она снова продолжается, — засом­невалась Женя.

—Ну-у, — протянула Катерина, — так ты сейчас всем жизнь укоротишь.

—Пока не могу сказать тебе опреде­ленно — уточню у Виктора.

— Не надо, Женя! Глупости все это!

Спустя месяц, посвежевшая и похо­рошевшая после отпуска Катерина при­бежала к подруге. Евгения, стояла пе­ред дверью кабинета своего начальника, держась за голову. Лицо ее было белым как мел.

— Что произошло? — испугалась Катя.

— Понимаешь, Катенька, хотела было войти в кабинет, а тут Юрий Михайлович выскочил, как сумасшедший. К шефу спешил. И нечаянно локтем — мне в го­лову. Даже искры из глаз посыпались. — Пошатываясь, Евгения чуть не села ми­мо стула.

—И не извинился? — ужаснулась под­руга.

— Извинился. Даже монетку дал — что­бы к шишке приложить.

—А где шишка, Женечка? Шишки нет. Красное пятно — и все.

Монетку все же прилепили, на всякий случай.

— Как книга? — вдруг вспомнила Катю­ша, когда переговорили о всех новостях.

—Какая книга? — морщась от боли, пе­респросила Евгения. — А-а... по хироман­тии? Все сделала, даже в переплет отдала.

— Замуж предлагал?

— Предлагал, но я не хочу.

— Почему?

— Я уже говорила. Неужели неясно.

—Совсем ты свихнулась со своей хи­романтией, — Катерина, сердито покру­тив пальцем у виска, выбежала из каби­нета.

Через несколько минут она была у Вик­тора.

—Послушай, Виктор, что ты своей хи­романтией дуришь всем голову. Евгения твоя уже помирать собралась, говорит, что у нее рука плохая! Перестань свою лженауку проповедовать, понял?!

—Катя! Я не собираюсь тебе сейчас доказывать достоинства этой науки. Не место и не время. Но по этому поводу, — вполне серьезно предложил он — я могу рассказать хороший анекдот.

— Ты что, за дуру меня держишь?

—Говорят, любопытство родилось раньше женщины.

— Ладно, говори...

—«Из тайги в город вернулись лесору­бы. В привокзальном ресторане здоро­венный верзила-лесоруб уселся за столик и попросил, чтобы официант принес ему стакан водки, рюмку коньяку и чайную ло­жечку. Официант удивился, однако заказ выполнил. Верзила выпил стакан водки, занюхал корочкой хлеба и попросил по­вторить. Затем он достал из кармана ма­ленького, размером со спичечный коро­бок человечка и стал поить его коньяком из чайной ложечки. Вокруг собрались любопытные, долго и шумно удивлялись. Один из них спросил, чего, мол, мужичок такой маленький? «А это потому, — ответил верзила, — что он шамана на ... послал».

— А почему ты рассказываешь мне та­кой хамский анекдот?

— Нормальный. Ты пойми, нельзя на­прочь отрицать то, чего не знаешь.

...С похорон Екатерина вернулась сама не своя... Опухоль мозга после удара в голову, за каких-то восемь месяцев... Кошмар! Усевшись к настольной лампе, она молча уставилась на свою руку: «Не­ужели?»

Как заснула, не помнит. Внезапно про­снувшись, стала лихорадочно собираться на работу: «Бог мой, проспала!» Потом вспомнила — суббота.

Неожиданно, словно вихрь пролетел мимо ее лица, коснувшись губ.

— Сквозняк, что-ли? — Нет, окна закры­ты. Махнув рукой, дескать, ерунда какая- то, она прикоснулась к чему-то упругому. Огляделась. Никого... Но появилось ощу­щение, что кто-то на нее смотрит и, вро­де, по-доброму. Катя покрутила головой: показалось, наверное. Но, чувство при­сутствия постороннего осталось. Вклю­чила свет. Странно. Книжная полка, кото­рая висела над ее кроватью, валялась у двери, метрах в четырех от постели, но книги не разбросаны.

— Ничего себе, — подумала девушка, — ведь полка должна была упасть на ме­ня. Почему же она оказалась так далеко? И ваза на полу... ее же место на пись­менном столе.

Катерина испугалась. Но рассказать кому-либо о случившемся не решилась. А непонятное движение в комнате, между тем, продолжалось. Вихревой поток на­летал на Катю постоянно — то утром, то вечером. Как ей казалось, он ласково подталкивал ее, словно хотел что-то объ­яснить, но не мог.

У Кати едва хватало мужества ночевать дома. Подруги, которых она приглашала к себе с «ночевкой», по разным причинам не соглашались.

Так прошло девять дней. То ли потому, что Катя сходила в церковь, то ли по ка­кой-то другой причине, но на десятый день после похорон Жени в комнате все успокоилось.

Спустя 7 лет Катя вышла замуж. Как-то она рассказала мужу обо всем, что про­изошло с ней после похорон подруги.

— Я была на сто процентов уверена, что в этом сгустке воздуха была Евгения. — го­ворила Катя мужу. — Страшно мне было оттого, что мне казалось, она зовет меня с собой. И ласково подталкивая, навер­ное, хотела сказать, что ей «там» хорошо и мне тоже будет хорошо.

Муж внимательно выслушал ее и за­метил:

— Я верю экстрасенсам, которые выхо­дят в Астрал.

— К чему это ты?..

— К тому, что, «там», Евгения узнала твой прогноз и попыталась исправить твою судьбу: отвела падавшую на тебя полку и спасла тебе жизнь.

— Неужели такое может быть? — Катя поежилась.

— Помнишь, как о покойниках гово­рят — «приказал долго жить». Так вот, моя женушка, твоя подруга, царствие ей небесное, действительно приказала тебе долго жить, так что живи и здравствуй!

Ставь палец вверх и подпишись на канал, если понравился рассказ.