Сталин и Жуков: завидовал ли генералиссимус маршалу?

Желая выставить Сталина кровавым, жестоким параноиком, современные либералы всё чаще рассказывают о том, что Сталин завидовал военному таланту и популярности маршала Жукова, из-за чего маршал терпел на себе грозы вождя. Было ли это так на самом деле? Разбираемся вместе.

Довоенные отношения

Интересно, какими могут быть отношения между начальником и подчинённым? Тем более подчинённым на тот момент посредственным. Наверное, сугубо рабочими. Сталин обратил внимание на Жукова после Халкин-Гола, где Жуков впервые проявил себя по-крупному.

Через 2 года после фактического прекращения боевых действий на Халкин-Голе началась война. Судя по всему, Сталин оценил действия Жукова, потому что с первых дней Гитлеровской агрессии Георгий Константинович стал начальников генерального штаба. Вот тут и начинается самое интересное.

Для того, чтобы отстоять Москву, Жуков предложил сдать Киев немцам. Главнокомандующего это решение привело в бешенство и он назвал его чепухой, на что Жуков ответил: "Если вы считаете, что я способен только чепуху молоть, то прошу немедленно отправить меня на фронт". Поколебавшись, Сталин так и поступил.

Зависть, злоба? Кажется нет. Просто воспитательный момент: простил бы Сталин Жукову его опрометчивое высказывание — на завтра каждый маршал начал бы демонстрировать характер и критиковать решения Главного.

Следующий любопытный эпизод произошел уже перед штурмом Берлина. Рокоссовский был ближе к столице Германии, чем Жуков, но брать Берлин доверили именно Георгию Константиновичу. "Высшее проявление" зависти и ненависти, не так ли?

Серьёзные сложности начались после войны. Когда на границу СССР пришли вагоны с мебелью и другими товарами из Германии, пограничники связались со Сталиным и спросили — как быть с вагоном и его содержимым? Недолго подумав, Сталин приказал пропустить. Так он заложил фундамент в строение будущего удара в спину маршала. Жукова планировали обвинить в мародерстве, а тот факт, что он был готов предъявить чеки (вещи из вагона были куплены на свои деньги) никого не заинтересовал.

Дальше были две попытки обыскать дом маршала. Первая провалилась, потому что Жуков дословно сказал следующее: "Давайте, собаки, но минимум двоих с собой заберу" и открыл огонь по чекистам из наградного оружия.

Второй обыск состоялся, потому что маршала не было дома. Потом были шумные разбирательства в ЦК и Абакумов за дверью зала. Должен был состояться арест, но маршалы, как один, встали и заступил за Жукова. В частности, Сталин потребовал от маршала Конева рассказать о своих претензиях к Жукову, Конев встал и коротко сказал — "Нас рассудит история". Заступался и маршал бронетанковых войск Рыбалко.

Подводя итог, хочется сказать следующее: зависти со стороны Сталина скорее всего не было. Было желание держать подчиненных на коротком поводке, ярко выраженное в отношении к Жукову. Сталин любил Жукова, иногда по-отечески напоминая, кто же здесь всё-таки главный.