Ночлег у памирской заставы Харгуш и неожиданный попутчик

19 February 2020
797 full reads
12 min.
1,1k story viewsUnique page visitors
797 read the story to the endThat's 71% of the total page views
12 minutes — average reading time

В прошлом году я просек фишку, что путешествовать на дальние расстояния лучше всего в одиночку. Можно и вдвоем с девушкой, но это несколько сложнее, хотя по своему прикольно. В одиночку ловишь ни с чем не сравнимый кайф и адреналин. Надеешься только на себя и сам себе хозяин, твои косяки - это твои косяки.
Так или иначе к концу второго месяца нашего с Белкой путешествия 9 июня 2019 года мы поднимались по Лангарскому серпантину по ущелью Памира, из Ваханского коридора к Харгушу. Подъем был весел, в меру сложен и почти безлюден. Белка была адаптирована под одного человека. Сзади и в багажнике продукты, хабар, дрова, подаренные добрым
Бахриддином еще в Душанбе. Основное место занимают две, уже на половину пустые, канистры под 50 литров бензина. На переднем пассажирском сидении оборудован рабочий стол с картой и фотокамерами, в ногах цепи, вода в баклашках и мусорка. Вода днем греется потоком теплого воздуха и потом ночью греет меня.

День подходил к концу, холодало. В активе были руины двух замков и очень хотелось засветло дотянуть до Харгуша. Но каждый поворот заставлял меня останавливаться и фотографировать все новые и новые изумительные виды на ущелье реки Памир, соседний Афганистан и далекие хребты Гиндукуша.
Где-то на на первой трети серпантина меня тормознул встречный джип с местными номерами. После стандартного набора вопросов мужики сказали, что на Харгуш идет один автостопщик, которого они подвезли наверх. И было бы не плохо, чтобы я его дальше подвез, так как машин сегодня больше не будет. Ну да, наверное не плохо, только я никого не подвожу, сажать некуда. Доеду - посмотрим.

Потом мне встретился пастух, в компании с женщиной, несший на закорках дохлого барана. Я так и не понял, что случилось с бараном? Волки что ли задрали, или дохлыми на ужин их переносить удобнее?
И вот, пройдя большую часть серпантина, я увидел вдалеке одинокого путника, а путник увидел меня. Остановился, - разговорились.

И вправду, Евгений, именно так звали моего будущего визави, автостопом путешествовал по нижнему Памирскому тракту и очень торопился добраться до Оша. У него уже был билет на самолет из Алма-Аты в родную Беларусь (Гомель). Прикольно, тем более русскоговорящих туристов мне еще не попадалось. Евгений планировал доехать в этот день до Мургаба, но машин было мало и он сильно выбился из графика. Тут я ему помочь ничем не мог, так как Мургаб в моих планах был только дня через три. Мне предстоял рейд на Зоркуль с последующим выходом вдоль китайской границы к Мургабу. А это длительное удовольствие.

Оставлять Евгения одного без палатки и спальника на горной дороге, когда ночью должен быть минус, было тоже не хорошо. Пришлось разгребать пассажирское сидение и уплотнять хабар в задней части машины. Благо у Евгения вещей было мало, он путешествовал налегке.
Примечательно, что наша встреча произошла у дохлого осла. Помните, чьи уши ВВП обещал кому-то? Несчастное животное валялось в русле высохшего ручья у дороги. Причина его смерти была не ясна, но сам вид сильно уставшего ослика наводил на грустные размышления. Через некоторое время дальше мы ехали уже вдвоем, по прежнему останавливаясь почти на каждом повороте. В этом наши с ним интересы совпадали.

Ваханский хребет в лучах заходящего солнца просто прекрасен

Вообще вдвоем фото даже как-то разнообразнее получались. Справа еще чуть выглядывают вершины Гиндукуша, а на другом берегу пограничной реки Памир - Афганистан и Ваханский хребет. С Афганистаном мы еще поближе познакомимся.

Последний взгляд на пики Гиндукуша. С утра я прошел от Пянджа по горному серпантину примерно 50-60 км, при этом поднялся почти на тысячу метров, или около того, и теперь, уже вдвоем, мы приближались к отметке 4 тыс. метров. Если вы хотите спросить о горной болезни, то пока она никак себя не проявляла. Или я просто не замечал.

Постепенно ущелье Памира, обрамленное с двух сторон заснеженными вершинами хребтов, стало расширяться и переходить в долину, а она в свою очередь через 10-20 километров в высокогорную холодную каменистую пустыню. Растительность исчезла практически совсем. На противоположном афганском берегу Памира стала заметна лента дороги. Даже не знаю, чья лучше? Но афганская локальна и ведет вдоль границы к Зоркулю, а наша транзитна и построена еще при проклятом царизме.

Неожиданная находка. Брошенный советский, слегка сломавшийся, бульдозер. Надеюсь, к зиме его починили. Без него на этой дороге никак. Даже летом ее надо постоянно чистить от камнепадов.

Наконец, дорога спускается к берегу реки Памир и начинает виться вдоль нее, ширина условной поймы позволяет. На афганский берег можно легко перейти лишь слегка замочив ноги. В сгущающихся сумерках мы даже стали подумывать, а не переночевать ли нам здесь? Благо очаг есть и площадка, куда можно съехать с дороги. Одинокое, обгрызенное скотом дерево, даже придавало какое-то очарование этому месту. Но вбитое мне еще с польской границы в подкорку правило: нельзя ночевать в зоне пограничных заграждений (и костры жечь нельзя), заставило отказаться от этой затеи. Правда заграждений, равно как и пограничных столбов, здесь не было, да и патрулей мы не видели. Как вы думаете почему?
Лишние проблемы нам были не нужны, я еще помнил свое задержание во время первого знакомства с Пянджем, а время позволяло доехать до заставы Харгуш и там отметиться как положено. Доехать то доедем, но что там с ночлегом мы пока не понимали.

Чет воды как-то мало. Через сутки много выше по течению воды было больше. Или это иллюзия?
Чет воды как-то мало. Через сутки много выше по течению воды было больше. Или это иллюзия?
Чет воды как-то мало. Через сутки много выше по течению воды было больше. Или это иллюзия?

Вырываемся на оперативный простор и видим в стороне от дороги "буханку", рядом с которой копошатся мужики. Решаем свернуть прямо по "пустыне" к ним. Мы были заинтригованы, чем они там занимаются в этом безлюдном месте. А вдруг на Мургаб пойдут? Мужики нам что-то не очень обрадовались. К скале примыкала сложенная из дикого камня стенка, представляющая собой загон для скота. Мужики кидали лопатами в УАЗ сухой навоз. Возможно он был даже не их. Мы же помним предостережение Бахриддина, что здесь не только за кизяки, но и за рассыпной навоз "большая конкуренция". Мужики сказали, что в Харгуше ночевать не где. Homestay отсутствует по причине отсутствия постоянного населения. Но если мы не лохи, то что-нибудь найдем. Ок, и на том спасибо, едем дальше.

Взаимошутинг на фоне высокогорной холодной каменистой пустыни и УАЗа охотников за кизяками. Камней и кизяков правда не особо видно
Местами Памир опять прячется в каньоне. Видите дорогу на афганской стороне?
Местами Памир опять прячется в каньоне. Видите дорогу на афганской стороне?
Местами Памир опять прячется в каньоне. Видите дорогу на афганской стороне?

А местами долина опять расширяется. И тут на нас, как всегда бывает на юге, а тем более в горах, быстро и неотвратимо упала ночь. В Харгуш мы въезжали в полной темноте...

Вначале мы неожиданно уткнулись в шлагбаум поперек дороги и лишь потом разглядели за ним пограничный пост. Шлагбаум был закрыт на замок, на КПП и в ближайших окрестностях никого не было. Объехать было нельзя. Спустя какое-то время, на свет наших фар из темноты вынырнул представитель власти, по повадкам похожий на сержанта, медленно проверил документы, записал нас в толстую тетрадь и открыл шлагбаум. Это обычна процедура контроля перемещения в погранзоне. И тут мы осведомились о ночлеге. Ответ был прост - ночлега в Харгуше нет. Хм, не вопрос, давайте мы переночуем на заставе, холодно. С нашей душевной простотой мы не могли отказать себе в таком удовольствии. Но наше предложение не получило должного радушного отклика. Тогда я предложил пообщаться с начальником заставы. Начальник шлагбаума связался с кем-то по рации и сказал нам ехать на заставу. Еще бы понимать куда? А вон туда и он показал пару огоньков вдалеке. Из объяснений как туда проехать я ничего не понял, но поехал. А сержант, бросив вновь закрытый на замок шлагбаум на произвол судьбы, пошел пешком, - так быстрее.

О ночлеге у памирских чабанов на афганской границе можно прочитать здесь

Темнота была настолько полной, что в поисках погранзаставы мы объезжали какие-то хибары по навигатору, путаясь в колеях и ориентируясь на свет тусклых лампочек. Из ворот заставы к нам вышел кто-то из начальства и сказал, что пустить нас ночевать на заставу они не имеют права. Что в общем-то логично. Интересно, что нас несколько раз спросили вместе ли мы с Евгением путешествуем или нет. Гражданство разное, но у меня в паспорте стояли штампы о неоднократном пересечении беларуско-украинской границы.
И тут в тему я сказал, что все нормально, без обид, я переночую в машине. А так как Евгения я знать не знаю, вижу в первый раз и просто подвез его до заставы, то в машину я его не пущу и он останется ночевать на улице у ворот. К утру он без спальника и палатки точно замерзнет и у вас будут проблемы. Евгений, находясь со мной на одной волне поддакнул, типа, что я очень нехороший человек и ему наверно придется в эту ночь околеть у ворот... Это был решающий аргумент. Пограничники посовещались и сказали нам ехать к какому-то дому между КПП на трассе и погранзаставой.
Поплутав в темноте "в трех соснах", а точнее между какими-то тремя хибарами мы наконец подъехали, сами не поняв куда, но фары выхватили нашего сержанта, возящегося с замком синих деревянных дверей в белой стене. Уф, мы получаем апартаменты на одну ночь. Спасибо вам друзья!

Что представляют наши апартаменты снаружи мы разглядели только утром. А пока занялись перетаскиванием спальников и припасов в жилище. Внутрь можно было попасть через два предбанника в которых я постоянно бился головой о низкий дверной проем, натыкался на открытые двери и спотыкался о пороги.
Интерьеры небольшого помещения были решены в традиционном стиле памирского минимализма. Нары или просто приподнятый пол (кому как нравится) занимали большую часть. По центру низкий столик. В углу на кровати стопа матрасов и одеял. Один матрас я даже утащил ночью под себя, чтобы было помягче спать.

Красный угол у входной двери.  Фото Евгения Багина
Красный угол у входной двери. Фото Евгения Багина
Красный угол у входной двери. Фото Евгения Багина

Помещение отапливалось печкой-буржуйкой. Продрогшие во время затянувшихся переговоров мы первым делом ее затопили. По этому случаю я пожертвовал несколько поленьев из своего запаса. Но вот странное дело, поленья почему-то по длине не влезали в топку, хотя были короче печи. И только утром, при свете, разглядев устройство печки мы поняли, что в ее задней части была размещена духовка для выпечки хлеба. Полчаса и у нас готова гречневая каша с тушенкой и котелок с вареной водой. Правда доваривали воду мы уже на кизяке потратив почти все припасенное хозяевами ведро. Нехитрый ужин скрасила початая бутылка таджикского коньяка "Клеопатра" с легкомысленной девушкой на этикетке. Первые 20 грамм плеснули Хозяину через плечо...

Утром мы не стали выделываться с печкой и разогрели еду на газовой горелке. Позавтракали, собрались, навели порядок в месте ночлега. Осталось решить только проблемы дальнейшего перемещения Евгения по трассе в сторону Мургаба и договориться с пограничниками о проезде Белки на Зоркуль. И только мы собрались пофотографировать окрестности нашего жилища как произошло два события.
Вначале мы услышали шум моторов и по задам строений от погранзаставы на полной скорости пошел военный конвой как где-нибудь в Ираке или в Сирии. Впереди два Крузака (самый популярный транспорт на Памире), а за ними четыре или пять Хаммеров. Я метнулся за фотокамерой, Евгений за рюкзаком. Вдруг подвезут?

Примечательно само подразделение, которое я кое-как успел сфотографировать. Это международный пограничный патруль охраны Таджико-Афганской границы в труднодоступной местности Памира. Формально в его состав входят пограничники Китая, Таджикистана, Киргизии и Афганистана. Однако, как я понял, это китайский проект в сфере безопасности.
После того, как в 2004 году под давлением Китая из Горного Бадахшана ушли российские пограничники, Таджикистан в качестве бонуса получил открытие транзитной дороги в Китай Хорог-Кульма, а в довесок проблему с охраной границы с которой явно своими силами справиться не мог. Но и тут братский Китай подставил свое плечо соседу в обмен на 1 тыс. квадратных километров территории в районе Мургаба. В 2011 году был ратифицирован соответствующий протокол к соглашению между Таджикистаном и Китаем "О демаркации границы и урегулировании территориальных споров". Международные отношения пустоты не терпят, если Россия уходит из региона туда приходят другие. В данном случае Китай. И граница здесь только один пример, наверное самый безобидный. Куда хуже кабальная зависимость Таджикистана от дешевых китайских кредитов, позволяющая практически за спасибо получать Китаю концессии на разработку полезных ископаемых Таджикистана.

Но вернемся к системе охране границы. После того, как в отрезанной зимой от большой земли заставе Зоркуль (Озерная) замерзли таджикские пограничники (закончились продукты и они пытались пешком выйти на Харгуш, в живых остался один, но с отмороженными ногами) заставу закрыли. Пограничные заграждения типа "Система" вдоль границы с Китаем пришли в негодность и сейчас их боятся только туристы. Мургабский отряд явно не справлялся со своими обязанностями и на этом направлении прочно обосновались китайцы. Изначально они построили свой центр (в простонародье "китайская застава") где-то в районе Кызыл-Рабата (я не ошибся?) в месте где Ваханский коридор, обогнув Ваханский хребет, опять выходит на таджикскую сторону. Правильнее будет говорить, что он там начинается.

Как организационно делятся обязанности таджикских пограничников и их китайских партнеров я не знаю. Но факт остается фактом и по дороге на Кызыл-Рабат со стороны Мургаба чужих не пускают, так как там "бесчинствую" не любящие туристов китайцы. А вот со стороны Зоркуля туда заехать можно, правда потом при выезде из зоны к Мургабу придется объясняться на КПП и большой шанс быть по дороге задержанным китайским патрулем, встречи с которым мне советовали не искать. В итоге приняв все факторы во внимание я в дальнейшем с Джарты Гумбез (Jarty Gumbez) пошел не на восток в лапы к китайцам, а на север к верхнему памирскому тракту и вообще никого не встретил вплоть до ворот Мургабского погранотряда.

Что же касается международного патруля, нарезающего круги по маршруту Кызыл-Рабат-Зоркуль-Харгуш-Мургаб-Кызыл-Рабат, по колее которого я потом шел два дня, периодически теряя ее на курумниках, то мне была интересна дискретность его появления в районе Зоркуля. Вдруг что случится в ненаселенке, тут и китайам рад будешь. Оказалось что патруль, как может показаться на первый взгляд, ходит бессистемно. Может появиться раз в два дня, а может и неделю не появляться. А зачем? Глаза и уши в горах у него есть. Ты никого не видишь, а тебя видят те кому надо. И в этом плане исчезнувший в клубах пыли замыкающий колонну Хаммер несколько осложнял мою жизнь. Если что случится, то следующего заезда Хаммеров мне придется ждать несколько дней, а то и пару недель. Более того, как потом оказалось, это был первый патруль этого года, зимой для колесной техники дорога через Зоркуль закрыта. Так что для пограничников с Харгуша это тоже было событие.

Когда собирал репортаж разглядел по фото нюансы. За Крузаками шел Хаммер с бронезащитой. Я не ошибся?
Когда собирал репортаж разглядел по фото нюансы. За Крузаками шел Хаммер с бронезащитой. Я не ошибся?
Когда собирал репортаж разглядел по фото нюансы. За Крузаками шел Хаммер с бронезащитой. Я не ошибся?
Остальные "Hamvee" были в простом исполнении. Мне кажется или нет, но как минимум у двух из них передние колеса были большего диаметра. Местные сказали, что это китайские "Hamvee", что не вызвало вопросов у меня, но вызвало вопросы у людей сведущих
Остальные "Hamvee" были в простом исполнении. Мне кажется или нет, но как минимум у двух из них передние колеса были большего диаметра. Местные сказали, что это китайские "Hamvee", что не вызвало вопросов у меня, но вызвало вопросы у людей сведущих
Остальные "Hamvee" были в простом исполнении. Мне кажется или нет, но как минимум у двух из них передние колеса были большего диаметра. Местные сказали, что это китайские "Hamvee", что не вызвало вопросов у меня, но вызвало вопросы у людей сведущих
Все-таки, какие это Хаммеры? Оригинальные или китайская подделка?
Все-таки, какие это Хаммеры? Оригинальные или китайская подделка?
Все-таки, какие это Хаммеры? Оригинальные или китайская подделка?

Раз уж взял в руки камеру, то надо отснять наше место ночлега, но тут к нам пришли гости...
Причем гости в виде двух мужичков были явно рассерженны тем, что обнаружили нас в жилище которое они считали своим. У них был вопрос: как мы сюда попали? Как, как, - пограничники пустили. А как открыли? Не знаю, сами друг с другом разбирайтесь.

Как я понял, ночевали мы в здании базы дорожников. Но дорожники появляются только наездами и в их отсутствие за домиком присматривает охрана особо-охраняемой природной территории "Зоркуль" в статусе государственного природного заповедника. Но охрана несколько своеобразная. Сначала они попытались стрясти с нас деньги за ночлег, но были оставлены ни с чем, т.к. договаривались мы не с ними и договаривались бесплатно. В результате они ушли только для того, чтобы через некоторое время вернутся обратно с амбарной книгой, которая как бы своим наличием намекала на их полномочия, и попытаться получить оплату проезда на озеро Зоркуль. Не вопрос, чек дадите - оплачу. Но чека почему-то не оказалось... Да и проезд не от них зависел, а от пограничников.

Потом они захотели сесть мне на хвост и съездить на Зоркуль и обратно, на что я сказал, что обратно не вернусь, да и места у меня нет. Тем не менее, в знак добрых намерений и в качестве компенсации за потраченное ведро кизяка я подарил им три полена из дров Бахриддина. Думаю, что это был более чем адекватный по калорийности обмен. В итоге мы подружились и я получил кое-какую ценную информацию. Еще один подобный кордон должен стоять на своротке с верхнего Памирского тракта на Джарты Гумбез и отлавливать браконьеров, которые едут с Зоркуля, но его я даже не заметил.

Наши  друзья с амбарной книгой и поленьями уходят в сторону афганской границы, она тут рядом, за бугром. Ближе к берегу пограничной реки Памир у работников заповедника свой домик.
Наши друзья с амбарной книгой и поленьями уходят в сторону афганской границы, она тут рядом, за бугром. Ближе к берегу пограничной реки Памир у работников заповедника свой домик.
Наши друзья с амбарной книгой и поленьями уходят в сторону афганской границы, она тут рядом, за бугром. Ближе к берегу пограничной реки Памир у работников заповедника свой домик.
Надеюсь с утра мы не сильно опухли? Не знаю как у других, но коньяк на высоте в разумных количествах на меня не оказывал никакого негативного действия. Организм вел себя предсказуемо. Фото Евгения Багина
Надеюсь с утра мы не сильно опухли? Не знаю как у других, но коньяк на высоте в разумных количествах на меня не оказывал никакого негативного действия. Организм вел себя предсказуемо. Фото Евгения Багина
Надеюсь с утра мы не сильно опухли? Не знаю как у других, но коньяк на высоте в разумных количествах на меня не оказывал никакого негативного действия. Организм вел себя предсказуемо. Фото Евгения Багина
А я пока я делаю несколько кадров. Напротив нашего жилья заброшенные боксы для техники с остатками бульдозера, как после подрыва на мине. Слева беленький домик работников заповедника, а наверху КПП пограничников на нижнем Памирском тракте.
А я пока я делаю несколько кадров. Напротив нашего жилья заброшенные боксы для техники с остатками бульдозера, как после подрыва на мине. Слева беленький домик работников заповедника, а наверху КПП пограничников на нижнем Памирском тракте.
А я пока я делаю несколько кадров. Напротив нашего жилья заброшенные боксы для техники с остатками бульдозера, как после подрыва на мине. Слева беленький домик работников заповедника, а наверху КПП пограничников на нижнем Памирском тракте.

Специально для тех кто поедет по моим следам:

ВНИМАНИЕ! В Харгуше нет ночлега, нет заправки и нет никакого магазина. Там вообще ничего нет для тех кому что-то нужно. Путешествуйте на автономе.

На этой прекрасной ноте мы распрощались с Евгением и он пошел на трассу ловить попутку в Мургаб, вдруг кто-нибудь сегодня поедет? Надо сказать ему повезло, наверное в обед, его подобрали немцы на УАЗе с немецкими номерами и докинули до верхнего Памирского тракта, где он пересел на фуру с отличными таджикскими ребятами и вечером был уже в Мургабе.

Вид почти с порога нашего домика на Памирский тракт в сторону Мургаба. Слева цистерна с надписью "Pamir, I Love You", далее слева от дороги то ли туалет, то ли автобусная остановка не ходящего автобуса. Вдалеке усадьба дорожного мастера и какие-то руины.
Вид почти с порога нашего домика на Памирский тракт в сторону Мургаба. Слева цистерна с надписью "Pamir, I Love You", далее слева от дороги то ли туалет, то ли автобусная остановка не ходящего автобуса. Вдалеке усадьба дорожного мастера и какие-то руины.
Вид почти с порога нашего домика на Памирский тракт в сторону Мургаба. Слева цистерна с надписью "Pamir, I Love You", далее слева от дороги то ли туалет, то ли автобусная остановка не ходящего автобуса. Вдалеке усадьба дорожного мастера и какие-то руины.

Тут настало время подумать и о себе. От места ночлега я подъехал к КПП чтобы обсудить маршрут моего следования. Там опять никого не было и пока я ждал, успел сделать несколько кадров. КПП со шлагбаумом я хотел снять с разрешения, но получил протест.

На фото видна территория базы дорожников. В свежевыбеленном домике мы ночевали, остальные строения пребывают в непригодном для ночлега состоянии. На дальнем плане пограничная застава "Харгуш".
На фото видна территория базы дорожников. В свежевыбеленном домике мы ночевали, остальные строения пребывают в непригодном для ночлега состоянии. На дальнем плане пограничная застава "Харгуш".
На фото видна территория базы дорожников. В свежевыбеленном домике мы ночевали, остальные строения пребывают в непригодном для ночлега состоянии. На дальнем плане пограничная застава "Харгуш".

Застава № 18 "Харгуш" Хорогского погранотряда. На фото видна полуразрушенная каменная стенка со стороны фронта вдоль тропинки с заставы на КПП. Не понял ее функционал. Чтобы скотина на границу не выходила и машины не проезжали минуя КПП дороги на Зоркуль или это стрелковый бруствер как в Крымскую войну? Ранее стенка была сплошной и более целой.

Застава "Харгуш" укрупненно. Справа от въезда на вечном приколе коробочка БМП. У дороги на Зоркуль кабина от ГАЗ-66, если правильно помню. На фото хорошо виден внешний периметр из колючей проволоки, каменный забор старой заставы, а внутри окруженный белым забором "редюит" с новыми, еще не до конца возведенными, домиками погранзаставы.

Огневая точка у КПП со шлагбаумом на нижнем Памирском тракте и металлический флаг Республики Таджикистан. Корона на нем совсем малоузнаваема.
Огневая точка у КПП со шлагбаумом на нижнем Памирском тракте и металлический флаг Республики Таджикистан. Корона на нем совсем малоузнаваема.
Огневая точка у КПП со шлагбаумом на нижнем Памирском тракте и металлический флаг Республики Таджикистан. Корона на нем совсем малоузнаваема.
Беленький домик внизу принадлежит заповеднику Зоркуль. Дальше за рекой простираются обширные высокогорные пастбища Афганистана и Ваханский хребет. Перепад высот до горных пиков здесь совсем не большой, чуть больше тысячи метров.
Беленький домик внизу принадлежит заповеднику Зоркуль. Дальше за рекой простираются обширные высокогорные пастбища Афганистана и Ваханский хребет. Перепад высот до горных пиков здесь совсем не большой, чуть больше тысячи метров.
Беленький домик внизу принадлежит заповеднику Зоркуль. Дальше за рекой простираются обширные высокогорные пастбища Афганистана и Ваханский хребет. Перепад высот до горных пиков здесь совсем не большой, чуть больше тысячи метров.

Дождавшись у КПП пограничника, я через него вновь вернулся к обсуждению вопроса проезда на Зоркуль. В итоге был отправлен к начальству к воротам погранзаставы. Там меня в очередной раз спросили, где мой попутчик и почему я путешествую один? Как мне показалось, мне не совсем поверили, что он отправился на Мургаб.
Потом спросили о цели посещения Зоркуля и сказали что я там не проеду. На что я безапелляционно заметил: Хаммеры прошли, значит и я пройду. Мне намекнули, что в этом году гражданские машины еще не проходили этим маршрутом, только один французский велосипедист ушел по дороге на Зоркуль неделю тому назад, судьба его не известна, а годом ранее там волки в апреле съели двух итальянок-велосипедисток. Ну вот видите как хорошо, в отличии от итальянок я старый и невкусный. На меня практически махнули рукой.
И тут важный момент. Мы детально обговорили с пограничниками маршрут и график моей поездки. Если я не смогу пройти через Зоркуль на Мургаб, то к вечеру следующего дня я должен вернутся на заставу. Если смогу проехать, то опять же вечером следующего дня я должен отметиться в погранотряде в Мургабе. Ошибкой было то, что я заложился на два дня (хотя именно на столько у меня оставалось продуктов, не считая НЗ). Надо было брать третий день про запас, выходить с Джарты Гумбез на китайскую границу и посетить самое начало Ваханского коридора. Но пограничники не советовали это делать по изложенным выше причинам. В итоге мы сошлись на том, что скорее всего я вернусь обратно.

Пограничники пожелали мне счастливого пути и открыли шлагбаум на дороге к Зоркулю. Через пару километров я уже фотографировал Белку и пейзажи в том районе куда мало кто заглядывает, тем более в одиночку...

Напоминаю, чем закончился наш с Белкой день и что нам пришлось пережить, можно узнать вот в этом репортаже.

NEW! Навигация по материалам большого путешествия 2019 года по Средней Азии и Азербайджану здесь.

Понравилось? Ставьте лайк и подписывайтесь на мой канал в Дзен