Военный городок Дальний БСП-22 52 РД. Ныне поселок Таежный

И ныне видит пешеход
Столбы обрушенных ворот

Затерянный мир под боком у миллионника
Последние годы в СМИ не раз появлялись репортажи о заброшенных городах и поселках Кизеловского угольного бассейна, в которых еще как-то теплится жизнь. Это воспринималось как новость из параллельной реальности, да и расположены они где-то на краю земли. Кто бы мог подумать, что аналогичный "затерянный мир" находится в каких-то 45 км от объездной дороги Перми. Название этому поселку Пермского района - Таежный. Когда-то это был жилой городок Дальний БСП-22 52 ракетной дивизии. 1 декабря 1976 года 811 ракетный полк был расформирован и городок, поставленный на консервацию, опустел.
Вторая жизнь под именем Таежный началась после недолгого перерыва и связана с началом разработки Баклановского нефтяного месторождения Пермьнефтью. Примерно в конце 80-х - начале 90-х кому-то пришла в голову мысль оживить, расположенный поблизости от месторождения и связанный с ним военной бетонкой, поселок. Заброшенные дома были отремонтированы, обеспечены электричеством, теплом и водой (инфраструктура осталась от военных) и в них стали переселять рабочих из Перми, нуждающихся в улучшении жилищных условий. В первую очередь тех, кто жил в общежитиях. Но находились и такие, кто продавал свои квартиры в городе. Предполагалось, что в поселке будут жить рабочие, обслуживающие Баклановское месторождение. В самом поселке, в оставшихся от военных боксах, была устроена лесопилка и слесарный цех, который выполнял какие-то работы по изготовлению запорной арматуры для нужд месторождения. Развивалось и подсобное хозяйство. Вся социальная и коммунальная инфраструктура тогда висела на нефтяной компании.

Как рассказали мне немногословные нынешние жители поселка, жилось в те времена не плохо. Работа была, до областного центра рукой подать. Опять же воздух свежий и природа вокруг. Но счастье продолжалось не долго. После вхождения Пермьнефти в корпорацию ЛУКойл новая структура стала избавляться от непрофильных активов. Кроме того, нефть имеет тенденцию заканчиваться. На сегодня Баклановское месторождение выработано на 72% от начальных запасов. В нулевых все производство в Таежном было свернуто и жителей перестали возить на работу на месторождение. Им нашлась замена ввиде иногородних вахт. Жизнь в поселке замерла. Кто смог - тот уехал. Кто-то занялся лесозаготовками в частном порядке, потом бросил. Остальные просто пили. Вся социальная инфраструктура исчезла в одно мгновение, часть домов, прежде всего многоквартирных, опустела...

Иногда серое однообразие жизни поселка нарушалось появлением нового житель. Очнувшийся с перепою, очередной "синяк" выходил к народу с вопросом: "Где я?". В те годы было модным не честным путем отжимать в Перми квартиры у пьющих людей, вывозя их в пустующую квартиру в одном из домов Таежного. В качестве бонуса оставлялся запас водки. Протрезвевший несчастный навсегда оставался в поселке или спустя какое-то время просто исчезал в неизвестном направлении.
Я могу что-то напутать в датах и фактах ибо с момента посещения поселка прошло уже более полугода, а в Интернете по нему практически нет данных чтобы проверить. Был я в поселке дважды, первый раз на рекогносцировке и у нас было немного времени пообщаться с местными жителями. Второй раз уже с питерскими коллегами мы просто объехали его кварталы по старой бетонке. Вернуться сюда в третий раз, чтобы погрузиться в атмосферу "затерянного мира" и побщаться с местными жителями у меня пока не получилось.
Проехать в поселок можно по старой бетонке с трассы Пермь-Юго-Камск. Это около 15 километров через Ольховку. Где-то плиты давно сняты и дорога представляет собой грейдер с глубокими колеями в период распутицы. Мы же с коллегами пробивались с восточного направления от "Звездного". В тех местах где бетонные плиты были сняты хитроумными воришками дорога была проходима только для Нивы. В других местах она была вполне сносной. Главное не заблудиться в густой сети заброшенных военных и лесовозных дорог. И не сломаться. За помощью придется далеко топать пешком - прежде всего в Таежный.

 Местами лес почти смыкается над дорогой,  а бетонные плиты еще заметны
Фото Дмитрия Шелехова
Местами лес почти смыкается над дорогой,  а бетонные плиты еще заметны Фото Дмитрия Шелехова
Живописные подъемы и спуски, когда-то по ним сновала военная техника. Труднопроходимые участки я не снимал, не до того было. А в первую поездку мне пришлось по ним проезжать ночью, чуть не утопив машину в глубокой яме при попытке выехать на Чуваки. Тогда это не удалось и пришлось возвращаться в Пермь через Юг. Фото Дмитрия Шелехова
Живописные подъемы и спуски, когда-то по ним сновала военная техника. Труднопроходимые участки я не снимал, не до того было. А в первую поездку мне пришлось по ним проезжать ночью, чуть не утопив машину в глубокой яме при попытке выехать на Чуваки. Тогда это не удалось и пришлось возвращаться в Пермь через Юг. Фото Дмитрия Шелехова
На въезде в поселок установлен вот такой знак, оставшийся со времен славного нефтяного прошлого
На въезде в поселок установлен вот такой знак, оставшийся со времен славного нефтяного прошлого
Поселок встречает запустением и отсутствием жизни. Первое впечатление обманчиво. Стоит затаиться и замечаешь играющих в развалинах детей. Их здесь много. Виной тому конечно летний период, но, подозреваю, что и относительно высокий уровень рождаемости. Чем еще заняться зимой в лесу? На фотографии заброшенная котельная. Сейчас жители отапливают свои благоустроенные квартиры дровами, установив титаны. Некоторые на огородах построили баньки,  а дома только холодная вода. Лучше живется тем, кто в период благоденствия успел построить на окраине поселка коттеджи. Они более приспособлены для проживания в отрыве от "большой земли", чем квартиры в двухэтажных домах.
Поселок встречает запустением и отсутствием жизни. Первое впечатление обманчиво. Стоит затаиться и замечаешь играющих в развалинах детей. Их здесь много. Виной тому конечно летний период, но, подозреваю, что и относительно высокий уровень рождаемости. Чем еще заняться зимой в лесу? На фотографии заброшенная котельная. Сейчас жители отапливают свои благоустроенные квартиры дровами, установив титаны. Некоторые на огородах построили баньки,  а дома только холодная вода. Лучше живется тем, кто в период благоденствия успел построить на окраине поселка коттеджи. Они более приспособлены для проживания в отрыве от "большой земли", чем квартиры в двухэтажных домах.
Первый объект который мы осмотрели это разрушенное убежище. Зачем его надо было разрушать, не совсем понятно. На стройматериалы?
Первый объект который мы осмотрели это разрушенное убежище. Зачем его надо было разрушать, не совсем понятно. На стройматериалы?
Оттащенный в сторону оголовок запасного выхода
Оттащенный в сторону оголовок запасного выхода
Разрушенные конструкции убежища
Разрушенные конструкции убежища
Пока мы осматривали убежище мимо машины прошла стайка мальчишек, не обративших никакого внимания на открытую дверку с валяющимся на сидении ноутбуком
Пока мы осматривали убежище мимо машины прошла стайка мальчишек, не обративших никакого внимания на открытую дверку с валяющимся на сидении ноутбуком
Рядом с убежищем частный сектор. Некоторые домики свежевыкрашены и у них стоит необходимая в лесу техника в виде грузовиков повышенной проходимости и тракторов. Заброшенных домиков не видно.
Рядом с убежищем частный сектор. Некоторые домики свежевыкрашены и у них стоит необходимая в лесу техника в виде грузовиков повышенной проходимости и тракторов. Заброшенных домиков не видно.
Собрались ехать дальше. Мимо машины проходили две маленькие девочки лет десяти. У них мы спросили как проехать на стартовые позиции ракет. Девочки обстоятельно объяснили, добавив, что они только что оттуда, ходили играть в "ангарах". Уже потом, когда мы увидели эти "ангары" подумалось, что делать здесь двум маленьким девочкам, когда и здоровым мужикам не по себе. А это уже группа местных сорванцов постарше окружила меня. Фотография Лилиии Печугиной.
Собрались ехать дальше. Мимо машины проходили две маленькие девочки лет десяти. У них мы спросили как проехать на стартовые позиции ракет. Девочки обстоятельно объяснили, добавив, что они только что оттуда, ходили играть в "ангарах". Уже потом, когда мы увидели эти "ангары" подумалось, что делать здесь двум маленьким девочкам, когда и здоровым мужикам не по себе. А это уже группа местных сорванцов постарше окружила меня. Фотография Лилиии Печугиной.
Следующая остановка у разваливающихся боксов, в которых раньше хранилась военная техника, а потом было организовано производство. Здесь нас встретило стадо коров, явно напрашивающихся на фотосессию. Если ехать прямо по дороге, то через пару километров попадешь на стартовые позиции БСП-22. Только надо умудриться проехать через загораживающие дорогу бетонные конструкции и глубокие лужи.
Следующая остановка у разваливающихся боксов, в которых раньше хранилась военная техника, а потом было организовано производство. Здесь нас встретило стадо коров, явно напрашивающихся на фотосессию. Если ехать прямо по дороге, то через пару километров попадешь на стартовые позиции БСП-22. Только надо умудриться проехать через загораживающие дорогу бетонные конструкции и глубокие лужи.
Эти фотографии навевают мысли о постядерном апокалипсисе. Помните, был такой фильм в стиле Дискавери. Дак вот там, после исчезновения человека происходит всплеск популяции домашних животных
Эти фотографии навевают мысли о постядерном апокалипсисе. Помните, был такой фильм в стиле Дискавери. Дак вот там, после исчезновения человека происходит всплеск популяции домашних животных
Слева руины технической зоны, впереди проглядывают отдельные избушки на огородах. Говорят, что по этой дороге можно выехать напрямую к Петушкам, а оттуда к Юго-Камску. Но все, с кем я разговаривал, настоятельно не советовали мне это делать - только лошадь пройдет. А путь примерно в два раза короче. Кстати, проворные жулики недавно опять пытались разобрать бетонку, ведущую в Таежный со стороны Юго-Камска через Ольховку. Но местные жители вовремя это заметили и прогнали воров. Разберут, а как потом ездить?
Слева руины технической зоны, впереди проглядывают отдельные избушки на огородах. Говорят, что по этой дороге можно выехать напрямую к Петушкам, а оттуда к Юго-Камску. Но все, с кем я разговаривал, настоятельно не советовали мне это делать - только лошадь пройдет. А путь примерно в два раза короче. Кстати, проворные жулики недавно опять пытались разобрать бетонку, ведущую в Таежный со стороны Юго-Камска через Ольховку. Но местные жители вовремя это заметили и прогнали воров. Разберут, а как потом ездить?
По дороге в строну БСП-22 недалеко от подстанции от которой снабжается электричеством поселок нам попались вот такие бетонные цилиндры. Первая мысль была - Ого, да это ЖБОТы! Так называют историки фортификации железо-бетонные огневые точки, появившиеся на оборонительных рубежах под Москвой в 1941 году. После войны и до настоящего времени они используются на охране железнодорожных мостов. Однако при ближайшем рассмотрении это оказались послевоенные конструкции кабельных колодцев.
По дороге в строну БСП-22 недалеко от подстанции от которой снабжается электричеством поселок нам попались вот такие бетонные цилиндры. Первая мысль была - Ого, да это ЖБОТы! Так называют историки фортификации железо-бетонные огневые точки, появившиеся на оборонительных рубежах под Москвой в 1941 году. После войны и до настоящего времени они используются на охране железнодорожных мостов. Однако при ближайшем рассмотрении это оказались послевоенные конструкции кабельных колодцев.
Их вполне мирное назначение не помешало обородувать детишкам огневые точки для игры "в войнушку". Форма подсказывает способы применения ;-)
Их вполне мирное назначение не помешало обородувать детишкам огневые точки для игры "в войнушку". Форма подсказывает способы применения ;-)
На дальнем плане видна подстанция, благодаря которой в поселке еще есть электричество. Есть информация, что во времена функционирования военного городка именно в поселке стоял второй тепловозный дизель ДГУ 7Д100, обеспечивающий электричеством во время боевой работы не только БСП-22, но и соседние с ней площадки БСП-2 и БСП-21
На дальнем плане видна подстанция, благодаря которой в поселке еще есть электричество. Есть информация, что во времена функционирования военного городка именно в поселке стоял второй тепловозный дизель ДГУ 7Д100, обеспечивающий электричеством во время боевой работы не только БСП-22, но и соседние с ней площадки БСП-2 и БСП-21
Ну чем не огневая точка, перевернуть только и все
Ну чем не огневая точка, перевернуть только и все
Возвращаемся в городок. на дальнем плане, если я не ошибаюсь, бывшая столовая. За машиной под навесом дрова, которыми отапливают свои квартиры жители поселка.
Возвращаемся в городок. на дальнем плане, если я не ошибаюсь, бывшая столовая. За машиной под навесом дрова, которыми отапливают свои квартиры жители поселка.
Глядя на это фото, в памяти всплывают запахи солдатской столовой
Глядя на это фото, в памяти всплывают запахи солдатской столовой
Некогда главная улица городка
Некогда главная улица городка
На этом пустыре когда-то находились деревянные магазин и гарнизонный клуб. Их разобрали на дрова за ненадобностью.
На этом пустыре когда-то находились деревянные магазин и гарнизонный клуб. Их разобрали на дрова за ненадобностью.
Один из жилых домов. Большая часть квартир пустует, в отдельных проживают люди. Никакой социальной инфраструктуры в поселке не осталось. Из объектов символизирующих принадлежность поселка к конкретному государству остался один почтовый ящик на стене дома. Я его не видел и не знаю, забирают ли из него почту. Ни фельдшерского пункта, ни библиотеки с клубом, даже магазина в поселке не осталось. За продуктами жители выбираются на большую землю или покупают в "подпольном" магазинчике на квартире. С его ассортиментом мы не ознакомились, увлекшись беседой с выходящими из дома жителями. Перед подъездом дома на земле валялся велосипед без цепи. По всей видимости, здесь не воруют. Спустя какое-то время из дверей дома вышел парень и ловко укатил на нем как на самокате.
Один из жилых домов. Большая часть квартир пустует, в отдельных проживают люди. Никакой социальной инфраструктуры в поселке не осталось. Из объектов символизирующих принадлежность поселка к конкретному государству остался один почтовый ящик на стене дома. Я его не видел и не знаю, забирают ли из него почту. Ни фельдшерского пункта, ни библиотеки с клубом, даже магазина в поселке не осталось. За продуктами жители выбираются на большую землю или покупают в "подпольном" магазинчике на квартире. С его ассортиментом мы не ознакомились, увлекшись беседой с выходящими из дома жителями. Перед подъездом дома на земле валялся велосипед без цепи. По всей видимости, здесь не воруют. Спустя какое-то время из дверей дома вышел парень и ловко укатил на нем как на самокате.
Это здание выглядит наиболее жилым
Это здание выглядит наиболее жилым
Жители поселка летом собирают ягоды и грибы. Что-то продается, но на трассе я торговцев не видел. До нее еще надо дойти. Возможно возят в Пермь. Нас окружило несколько человек и наперебой стали рассказывать о том, как трудно им живется. Но фотографироваться на отрез отказались, кроме этого доброго человека с земляникой и кульком свежих покупок. От него мы и узнали, что поселок Таежный относится к Юго-Камскому сельскому поселению. Два раза в неделю сюда приходит "социальный" автобус, чтобы хоть как-то связать жителей с центром Юго-Камском. Другого транспорта нет. Детей на школьном автобусе тоже возят в Юго-Камск в школу. Не позавидуешь, далеко и дорога оставляет желать лучшего, особенно в период распутицы. Как я уже говорил, были попытки снять с нее оставшиеся бетонные плиты, но жители быстро прикрыли это безобразие.
Жители поселка летом собирают ягоды и грибы. Что-то продается, но на трассе я торговцев не видел. До нее еще надо дойти. Возможно возят в Пермь. Нас окружило несколько человек и наперебой стали рассказывать о том, как трудно им живется. Но фотографироваться на отрез отказались, кроме этого доброго человека с земляникой и кульком свежих покупок. От него мы и узнали, что поселок Таежный относится к Юго-Камскому сельскому поселению. Два раза в неделю сюда приходит "социальный" автобус, чтобы хоть как-то связать жителей с центром Юго-Камском. Другого транспорта нет. Детей на школьном автобусе тоже возят в Юго-Камск в школу. Не позавидуешь, далеко и дорога оставляет желать лучшего, особенно в период распутицы. Как я уже говорил, были попытки снять с нее оставшиеся бетонные плиты, но жители быстро прикрыли это безобразие.
Еще один из домов офицерского состава и сиротливый жигуленок перед ним. В этом здании, если не ошибаюсь, какое-то время был клуб.
Еще один из домов офицерского состава и сиротливый жигуленок перед ним. В этом здании, если не ошибаюсь, какое-то время был клуб.

На этом наше пребывание в поселке закончилось. Мы исчерпали весь лимит времени, но осталось ощущение какой-то незавершенности и желания еще раз сюда вернуться.

Фотографии мои, Дмитрия Шелехова и Лилии Печугиной

МЕТКИ: 52 РД, Пермский край, РВСН, Техноген, Убежища, Холодная война