Что такое офицерская баня

Основное время офицер занят службой. Каждый знает, что лучше иметь сто сейфов, чем двадцать солдат. Но генералом не станешь, если не покомандуешь бойцами. А бойцы заставляют напрягать нервы – то в самоволку сбегут, то винца выпьют, а то сожрут, что-то непотребное и прямиком массово в санчасть. Мирная жизнь разлагает армейский коллектив. А за всё отвечает командир, офицер.

Чтобы снимать это самое напряжение в каждой войсковой части, обычно есть баня, сауна, где офицер может «принять на гpyдь» и расслабиться. По штатному расписанию бани нет и, потому строят её, обычно, «хап способом» и укомплектовывают, тем, что под рукой - обычной войсковой мебелью, которая отличается своей простотой, массивностью и надёжностью.

А пристраивают баньку где-нибудь в автопарке, подальше от вышестоящих контролёров, поближе к источнику водо- и электроснабжения.

Кто не знает казарменного солдатского табурета? Только тот, кто не был в армии, не служил. А вот послужившие люди помнят этот простой, как мычание, увесистый и надёжный, очень устойчивый и долговечный элемент казарменной меблировки. Иногда смотришь фильм, где герой в драке разбивает стул об голову противника, а тот, стряхнув обломки, продолжает драку. С солдатским табуретом такое не пройдёт – одного удара будет достаточно, чтобы навсегда(О Господи!) простится с почившим.

Устроен он очень просто и удобно - четыре ножки и сверху цельная доска. Посреди крышки, тобишь седалищного места – прорезь, чтобы можно было вставить руку и перенести или переставить табурет. Табурет покрыт немыслимым количеством слоёв краски, потому как красят, минимум раз в год. Служит табурет долго. А когда подразделение, например, направлялось на массовое культурное мероприятие, то каждый солдат брал свой табурет и шёл с ним в строю, удобно держа его в руке.

По тем, советским временам, баня без водки, это недоразумение. Водку брали из расчёта – бутылка на человека. И обычно не хватало, потому как баня – это не просто помывка тела, а целый процесс с задушевными беседами на внеслужебные темы. Температура в парилке обычно зашкаливает за сотню градусов и после парилки легко трезвели. Топит баню дежурный по автопарку, обычно прапорщик, и за труды, получает свою долю обычно в виде гранёного стакана. Халява прельщает и под видом проверки прапорщик заскакивает по несколько раз.

Его не обижают.

Лейтенант Владимир Мотуз отличался могучим телосложением и громовым голосом. Даже во время учений с боевой стрельбой он, без всяких посыльных и радиостанций управлял взводом, перекрывая шум разрывов и стрельбы громовыми раскатами своих команд. Могучему телосложению соответствовали и размеры основных мужских органов, начиная от размера ноги. Внушительные размеры мужских достоинств являлись предметом банных острот. Мотузу это нравилось, но сам факт порой огорчал, потому как найти пару для семьи он долгое время не мог.

Размеры пугали.

Баню он любил и не пропускал ни одной субботы. В тот памятный вечер Мотуз отдыхал в кругу своих сослуживцев. День был тяжёлый, готовились к учениям и по замыслу, десантникам придали самоходную батарею СУ-85. Кто не знает, скажу попроще – это тот же танк, только башня не вращается. Три таких «танка» разместили в автопарке и ответственность за их охрану, естественно, возложили на дежурного по автопарку.

Прапорщик Цурюпа баню истопил образцово – в парилке устойчиво держалось 110 по Цельсию и голая компания офицеров «отрывалась» по полной программе – водку запивали пивком, дулись "в дурака", курили – дым коромыслом. Благо погода была отличная, открыли окно. Уже стемнело, но расходится не собирались. Когда Цурюпа в очередной раз заскочил в баню, его приобщили к столу, где в это время лейтенант Миша Соловьёв обсуждал нехватку спиртного. Но одеваться и бежать за три километра никому не хотелось.

Тогда Соловьёв предложил «съездить за «пойлом» на СУ-85 – благо стоят с полными баками топлива, а главное, "ни одно ГАИ не остановит и не попросят дыхнуть в трубочку».

Это обрадовало компанию и вопрос стали живо обсуждать.

Цурюпа поднялся в полный рост, поставил стакан и, сложив известную фигуру из трёх пальцев, грозно вращая глазами, заявил.

- Только попробуйте! Не, ну это ж надо такое предложить! Лично – голову оторву.Только попробуйте - пожарным багром отгонять буду. Она ж у меня под охраной, меня же посадят, ежели что.

Посмеялись и он, бурча ругательства под нос, ушёл в нести дежурство.

Мотуз сидел на своём табурете в полной расслабленности. Свою простынь он оставил в парилке, где постелил её на полках и потому красовался как Адам - в первозданном виде, потягивал пиво и улыбаясь то одному, то другому собеседнику. Настроение было прекрасное.

- Пора в парилку, - подал голос Сикорский, ближайший друг Мотуза.

Мотуз улыбнулся, кивнул.

- Идём – и поднялся…

Лейтенанты чуть не попадали со стульев, потому как раздался такой рёв, будто они находились вблизи стартовой площадки космодрома. Мотуз стоял к ним спиной, а к его голой заднице как будто приклеилась табуретка. Глянув на "чудо" пристальней, действительно попадали на пол – в прорези днища табурета виднелись два округлых шара, входящих в комплекс мужского достоинства.

Пока Мотуз голым задом расслаблялся на табурете, эти «шарики» по очереди тихо проскочили в прорезь, а когда он поднялся, накрепко заклинили отверстие. Не понимая, что происходит, Володя вертелся и ревел благим матом как самолёт на форсаже.

Уняв смех, Мотуза заставили сесть. Под всеобщее ликование, Сикорский лёг на пол, залез под табурет, как шофёр под машину и поочерёдно заправил оба внушительных яичка в злополучную прорезь табурета.

Рёв утих, отразившись эхом в автопарке.

В это время в баню ворвался Цурюпа.

- Не, ну какие же вы гады!

Кто заводил танк?

С тех пор к лейтенанту Володе Мотузу прочно приклеилась кличка – Вова-танк.