Дэй Ник. VII

/К первой записи/

/Запись шестая/

/Запись седьмая/

Привет, Дэй.

Что тебе рассказать? Жизнь идет своим чередом. Отец продолжает водить женщин, ОЧД призывает покаяться в совершенных грехах, а я... Впрочем, ты и сам знаешь, чем я обычно занимаюсь. Потолок, Мита, и ты.

Знаешь, скоро заканчивается мое обучение. Это означает, что мне предстоит проверка. Большая. Одно словознание чего стоит. К примеру, дают тебе слово «изнеможденный». И ты должен написать его правильно. Где-нибудь букву пропустят, или, не там поставят. В общем, ничего интересного. Каждый день штудирую словари и прочую литературу.

– Уже решил, что дальше делать будешь? – время от времени спрашивает у меня отец.

Конечно же, не решил, но что я могу ему ответить?

– Еще пока раздумываю, – увиливаю я. Если скажу ему, что у меня нет никакого интереса заниматься чем-либо, то будет только хуже.

В классе только и слышны перешептывания:

– Пойду на инженера. А ты?

– А я на механика.

У обоих детали да шестеренки одни в голове. Как и в глазах.

Вокруг этих направлений больше всего какой-то ауры.

«Мы двигаем человечество вверх!» – гласят плакаты.

«Куда, вверх? К солнцу?» – спрашиваю я мысленно сам себя. Но ответа, разумеется, нет. Да и какой может быть ответ, если все это только в моей голове?

Хотя, знаешь, было бы забавно. Только представь. Знаю, что ты не можешь, но попробуй. Вот появляется у тебя вопрос какой-то в голове, и тут же он уходит в какое-нибудь министерство. Там вопрос этот блуждает от отдела к отделу. А потом находит нужный. К примеру, технический. Или философский. Там сидят ученые мужи и разбираются в твоем вопросе. Ищут, как бы попроще на него ответить. Пишут ответ и отправляют к тебе домой, и там уже горит зеленая лампочка, а под ней табличка «Ответ получен». Ты разворачиваешь, читаешь, и вот оно!

– Как же все просто! Я и не думал, что такое может быть... – восклицаешь ты, читая пергамент.

И все. Представляешь? Нет тебе ночных терзаний, раздумий, вроде «а что, если...?». Но, увы, такого министерства нет. А если и было бы... Жилось бы на свете гораздо легче. Особенно таким, как я.

Наверное, где-то на другом конце вселенной, тоже есть такой юноша, или девушка. Они не спят по ночам, ищут ответ на не озвученный вопрос и сокрушаются над своей жизнью.

Все эти мысли только глубже заводят меня в темноту. Я не знаю почему, но эта темнота одновременно теплая и колючая. Она медленно вгрызается в каждую часть тела и впрыскивает в место укуса анестетик.

«Не беспокойся. Все хорошо» – так он называется. Наркотик, который вызывает мгновенное привыкание. И он тянет тебя вниз, в еще большую темноту. Где тебя уже поджидают новые иглы с подогревом. Они уже переполнены, и яд начинает капать с самого острия.

Именно в таком месте я сейчас. Какой смысл во всех этих инженерах, механиках, техниках? К чему нам новые оконные экраны?

– Вверх, только вверх. Человечеству нужен прогресс! – кричат они с каждого угла. Я даже не знаю, кто эти «они»!

Мы двигаемся вверх, но даже не знаем куда. Ищем решения, оставляя самые важные вопросы позади. Создаем новые устройства и совершенно игнорируем самих себя. Людей. Где ответ, как выйти из этой черной дыры?

– Не будь бабой! – вот и весь ответ.

Где противоядие от того смертельного наркотика, который прячется в нашей голове?

Даже если кому-то и известен ответ, то его хранят за миллионом печатей. За замками и непробиваемыми стенами.

Вот что меня беспокоит, Ник. Понимаешь? Все эти вопросы, которые уже покрыли язык парафином, лишь бы я больше ничего не спрашивал. И самое страшное, что кроме тебя мне не с кем поделиться этим.

Наверное, даже хорошо, что ты не живой человек. Если бы это было так, то и ты заразился бы моим вирусом. Учитывая, сколько литров яда я выплескиваю на тебя.

Я сейчас подумал знаешь о чем? Если через пару десятков или сотен лет ученые все же смогут закрыть дыру. Что будет тогда? Может, через тысячу лет потомки смогут найти тебя... Откроют, прочтут и рассмеются.

– Его беспокоили такие мелочи!? – спросят они, не открывая рта.

– Все эти ответы уже давно найдены. Проверены. И пере-перепроверенны. Вот, только протяни руки и возьми их.

А меня уже нет... И никогда не будет.

Хотя есть вероятность, что появятся другие... вопросы. Дилеммы. Решение которых будет не под силу даже самым умным... Самым красивым. Самым-самым.

Что все это такое? – спросишь ты меня.

Это мои мысли. Дебри, в которых я ищу кого-то день ото дня. Может, я ищу самого себя?

Очередной вопрос, который так и останется без ответа. Еще один вопрос. Еще один день.

/Конец седьмой записи/

/Запись восьмая/