Пара тузов. 3/5

=9=

Как быстро вы забываете обещания, данные себе в новогоднюю ночь? С какой скоростью улетучиваются все эти «буду меньше жрать» и «найду нормального мужика»? Занятия фитнессом, новые хобби, запланированное количество книг, которые предстоит прочитать? Через какой промежуток времени вы забываете обо всем этом? Неделя? Месяц? Рано или поздно это все равно происходит. Могу поделиться с вами маленьким секретом, чтобы память хранила все эти поставленные цели. Абзац. Вот так вот – легко и просто. Сейчас расскажу.

Если собираетесь меньше жрать – не жрите в новый год. Вот совсем. Ходите голодными и облизывайтесь. Или не пейте. И когда вас будут спрашивать каждый раз «Как новый год?», в памяти будет всплывать накрытый стол и пустой желудок. Тут же в голову придет и обещание, данное самому себе под бой курантов. А дальше все проще. Либо вы так каждый раз будете себе напоминать, что пора бы начать заниматься, либо пойдете записываться на фитнесс. Есть вариант что вы и вовсе забьете на это дело, но этот пункт есть всегда.

Мне кажется, именно из-за этой «методики» я и отправилась во всемирную сеть для изучения асексуалов. Кто-то спросил меня:

– Как новый год справила?

– С мамой, – ответила я.

Дальше в моей голове пошло все само собой:

А почему с мамой?

Потому что один умственно неполноценный молодой человек оставил меня посреди улицы с арбузом.

А почему он это сделал?

И так далее. Думаю, смысловую нить вы уже уловили.

«Асексуалы – люди, имеющее пониженное или отсутствующее либидо» – дал мне пояснение один из Интернет-ресурсов. Порядка недели я провела за изучением «материалов». Выяснилось, что асексуалы не испытывают полового влечения. Вот совсем. Я прекрасно понимала, что это именно то определение, которым я могу себя охарактеризовать.

Обнимашки, целовашки – может быть. Крайне редко.

Обмен жидкостями – нет и нет.

Если вкратце, то золотую середину можно охарактеризовать именно этими двумя терминами. Углубившись в изучение данного вопроса, я выяснила, что и «Т» является сторонником этой ориентации. Да, это ориентация. Такая же, как бисексуальность или гетеро. На такую мысль меня натолкнуло два факта: во-первых, черное кольцо, которое он носил когда-то. Вторым пунктом было самое очевидное: именно он указал мне на дверь, в которую стоит постучать.

Комната, которая открылась в ответ на мой стук, затягивала с головой. Тысячи историй людей, которые долгое время не могли понять, что с ними не так, уносили меня все дальше от реальности.

– Ах, так вот почему так! – Восклицала я по ночам, сидя у компьютера. – Теперь понятно.

Как меленький любознательный гений, добравшийся до отцовской библиотеки, я поглощала все новую информацию. Цвета в одежде, атрибутика, взгляды, типы – все это казалось таким интересным. Я наконец-то получила ответ на вопрос, терзавший меня годами.

– Все со мной так! – Хотелось мне кричать ежеминутно. – Я не больная и не фригидная. Просто такая, какая есть. И это нормально!

Наверное, так себя чувствую геи после первой ночи с любовником. Пелена с твоих глаз спадает, и открывается целый новый мир. Тысячетонный груз спадает с твоих плеч, и ты расправляешься в полный рост, приняв себя и свою внутреннюю составляющую.

Единственный вопрос, который возник в моей голове, «что и как я скажу маме?»

Однако и он быстро растаял, когда пришло осознание что всегда можно сделать искусственное оплодотворение. Не говоря уже о том, какое количество детей оказываются брошенными ежедневно.

Несмотря на снизошедшее на меня откровение, открывать свою особенность всем и сразу я не торопилась. Если на принятие и понимание своей внутренней составляющей даже у меня ушли годы, то сколько времени потребуется человеку, далекому от этого? Даже с учетом всех нюансов тонкостей и проблем я была рада. Да, пусть я не готова пока отрыться кому-либо, но это уже шаг вперед. Большой шаг. Знание все меняет.

– Влюбилась что ли? – спрашивали меня недоумевающие близкие.

– Нет, просто настроение хорошее, – отвечала я, порхая на крыльях.

– Ага. Расцвела прям вся. От «хорошего настроения» своего, – продолжали они шутить.

Я же все это время с нетерпением ждала беседы со своим «спасителем». Как же мне не терпелось поделиться с ним. О том, что я узнала, что почувствовала, что приняла, наконец, в самой себе.

Прокараулив пару дней в соседнем дворе, я все-таки дождалась его появления.

– Привет. Гуляешь? – Спросил он.

– Привет. Нет, тебя жду, – ответила я и улыбнулась.

– Меня? Зачем?

– Поговорить.

– Я весь внимание, – сказал он и присел чуть поодаль.

– То, что ты мне сказал перед уходом, в новый год. Я почитала, – неловко начала я. Вся речь была отрепетирована и детально продумана. Возможные вопросы, мои ответы, даже шутки были заготовлены заранее. Однако, как, впрочем, и всегда, события разворачивались, игнорируя мой сценарий.

– И ты теперь одна из них?

– Ну… вынуждена согласиться, – уклончиво ответила я. – Из них? А ты разве не…

– Тоже, – перебил меня «Т» улыбаясь до самых ушей. – Просто не люблю это афишировать.

– А кольцо? – Спросила я и указала на голую руку.

– Я же гинеколог. Не очень удобно постоянно снимать, надевать… Да и зачем кому-либо это знать? По молодости лет я еще пытался как-то выделиться, найти «своих». А потом плюнул и стал просто жить.

– Неудивительно. Столько гениталий повидав, любой, наверное, асексуалом станет, – постаралась я пошутить. Вышло чуть лучше, чем никак.

– Знаешь, скорее наоборот. Еще не до конца осознав свою ориентацию, я с жаром принялся за изучение медицины. Думал, что, когда стану врачом, от женщин отбоя не будет и все придет в норму. Даже мысли об импотенции посещали. Смешно сейчас вспоминать, – ответил он и улыбнулся. В какой-то момент я перестала быть интервьюируемой и стала интервьюером. Уж простите за некую тавтологию.

– Да уж. Знакомо до боли.

– Тоже к врачу собиралась идти? – Спросил он.

– Ага. Думала, фригидна. Если бы не ты…

– Я просто посоветовал тебе изучить, только и всего, – с улыбкой ответил он.

– Отнюдь. Ты помог мне разобраться в себе. Спасибо.

– Было бы за что. Ты для этого меня ждала?

– Ага, – ответила я и съежилась, будто котенок, которого застали за увлажнением хозяйского тапка.

– Могла бы просто написать. Сейчас интернет у всех есть.

– Я ж ни номера, ни данных не знаю, – скромно парировала я.

– А ведь и правда. Оставишь свой? Я напишу.

– Да, давай, – согласилась я, и мы произвели процедуру обмена контактами.

– Я пойду, наверное. – Собрался «Т» глядя на время.

– Да, дочка, жена, понимаю…

– Вроде того, – грустно улыбнулся он. Другими словами и не описать эту вымученную страдальную улыбку. – Ты пиши, если что. Номер теперь есть. Не обязательно на улице мерзнуть, чтобы поговорить со мной.

– Хорошо, – ответила я.

– Тогда пока?

– Пока.

Он поднялся, и, помахав на прощание рукой, двинулся в сторону своего дома. Я же вновь осталась сидеть на лавке в некой прострации.

«И почему я не спросила, какая у него жена? А ребенок его вообще? Еще ведь столько всего спросить хотела…» – стучали мысли в моей голове. Проклиная себя за такую сумбурную беседу, я поднялась и так же отправилась домой. Сумерки радовали легким снегопадом и новой информацией, полученной от «Т», которую определенно требовалось переварить за кружкой чая. Долгий и медленный процесс переваривания начался в тот же вечер.

=10=

Получив прямую связь с человеком, имеющим опыт в новой для меня тематике, я снова сутулилась и проводила большую часть времени в телефоне. Мое увлечение не скрылось от глаз матери:

– Кто-то особенный? – С улыбкой спрашивала она.

– Просто друг, – отвечала я и прятала телефон на пятнадцать минут. Половина этого времени требовалась «Т» для набора сообщения и ровно настолько же хватало моего терпения. После чего я вновь впивалась глазами в экран и судорожно набирала новое сообщение.

– Ну да, друг… – Ехидничала мама каждый раз, замечая мой заинтересованный взгляд.

Были ли вы увлечены чем-нибудь? До беспамятства? Так, что по ночам вы просыпаетесь с мыслью «Точно! Надо изучить, делал ли так кто-нибудь раньше». Фанатичные художники так принимаются за изучение мазков и палитры. Поэты так ищут острые как скальпель метафоры. Я же загорелась изучением вопроса своей ориентации. Банальные вопросы вроде «что можно?» и «что нельзя?» уже отошли на второй план и в ход пошли классические проблемы с поиском единомышленников.

: На самом деле куча сайтов есть. Если знаешь где искать. – заверял меня «Т».

: Поделишься?

: Да ради бога. Вспомню – скину. Давно уже туда не захожу. А тебе полезно будет.

: Чем же? – удивлялась я.

: Поймешь, что не всегда радужное сообщество стоит по одну сторону баррикад с тобой.

: Интересно…

Я даже не подозревала тогда, насколько прав окажется мой товарищ. Найдя определенный пласт населения, с которыми вы имеете схожие взгляды, не торопитесь окунаться в него целиком и полностью. Быть может, это совсем не то, чего вы искали. Возможно, вы окажетесь с другой стороны забора. Стены, отделяющей их и людей, которые считают себя нормальными. Если вам повезет, то вы можете оказаться между молотом и наковальней. Или, следуя метафоре баррикад, вы окажетесь тем, кто просто гуляет по этому забору, не желая себя приравнивать ни к тем, ни к другим. Впрочем, обо всем по порядку.

***

Выпытав нужную информацию и получив заветные адреса, я с жаром принялась за регистрацию. Даже на этом этапе меня ожидало много нового. Казалось бы, что может быть интересного в том, чтобы просто указать свои данные. Пол, ориентация, жизненные взгляды. Однако полов на выбор было куда больше чем два. Помимо привычных мужчин и женщин были транссексуалы, (даже не спрашивайте, кто это такие), бесполый, гермафродит, предмужчина, недоженщина, неустойчивый, текучий, всеобщеполовой и мое любимое, «другое».

Другое? При классификации, где мужчина и женщина являются едва ли не тривиальностью, есть еще и другое? Мой мозг просто разрывало от информации.

– А может, не так уж я и хочу найти сообщников? – Задумывалась я при каждом выпадающем списке. Но вспоминая те отвратительные вещи, которые со мной происходили в отношениях, я отвечала сама себе: «Куда уж хуже то?».

Скажу вам по секрету: никогда, даже в самой беспросветной заднице, в нищете, в голоде и болезни не сокрушайтесь вопросом «куда уж хуже». Поверьте мне на слово, вселенная всегда сможет вас удивить.

Но вернемся к тому вечеру. Выбрав пол, вес и прочие нюансы я озадачилась выбором фото. При моей «новой» ориентации я еще знала, как нужно себя вести. Какое вообще поставить фото? Только лицо? Или тело целиком? За книгой или на кровати? Вопросы вновь посыпались на меня, как из рога изобилия. Причем хозяйкой этого «рога», разумеется, была я сама.

Помедлив с выбором, я все же определилась и выставила в качестве аватара улыбающееся лицо. Я отчетливо помню, как оно появилось. В тот вечер мы смогли собраться всей нашей шайкой-лейкой. За «чайной церемонией», которые были модны в те года, «М» улучила момент и сделала снимок. На фото я держала кружку чая и всем своим лицом показывала эмоцию счастья. Гусиные лапки возле глаз, горящие, сверкающие глаза и чуть оголенные белые зубы – в таком виде я и шагнула в новый для себя мир. Точнее, мир был старым, я просто спустилась чуть глубже, на нижний круг ада.

: Привет, новенькая? – тут же поступило мне сообщение.

«Они что, отслеживают каждого пришедшего?» – пронеслось у меня в голове.

: Да, привет. Только создала анкету – ответила я.

: Я «А». А ты?

: Я «Н» – ответила я.

: Будем знакомы.

: Ага. Давно тут?

: Около полугода.

: И много единомышленников нашёл за это время?

: Достаточно – ответил он и добавил смайлик.

С монитора на меня смотрела фотография молодого человека чуть за 25. Лицо с небольшой щетиной, прямоугольные очки, модельная стрижка и черная как ночь рубашка.

«Стиляга» – подумала я, присмотревшись внимательно. Как оказалось позже, это была единственная приличная фотография «А», сделанная на свадьбе старого друга.

: Как себя идентифицируешь? – спросил неожиданно он.

: Девушка. Асексуал. Я в этом новичок, так что сильно не углублялась.

: Романтика?

: Можно иногда, в зависимости от партнера – ответила я.

Я не знаю, как вообще люди приходят к точной самоидентификации. То есть ты сидишь, изучаешь википедию или еще какой-нибудь сайт, и тут тебя осеняет:

– О! Это мне нравится. Буду так себя называть.

Для меня, человека, который только-только начал понимать свой мир, все эти нюансы и детали казались инструкцией к коллайдеру.

: А как ты вообще пришел к осознанию своего «Я»? – поинтересовалась я.

: Долгим и кропотливым путем. Анализ, изучение, сравнение. Тем паче это не происходит за один день. Это как... Не знаю даже с чем сравнить.

: Приготовление торта? – помогла ему я.

: Вроде того. Или как половое созревание. С твоим организмом что-то происходит, он меняется. Но ты замечаешь это только через пару недель, если не месяцев. А уже потом ты начинаешь изучать, почему так происходит, как это называется, и так далее...

: Интересно – ответила я.

Мне действительно было интересно. Свой путь я знаю, но всегда хочется узнать, чем ты отличаешься или чем похож на других людей. Человек – социальное создание. Эволюция, чтоб её. Мы генетически предрасположены искать точки соприкосновения с обществом. И я с воодушевлением принялась их искать...

=11=

Я всегда была из того разряда женщин, которым не трудно написать первой или пойти навстречу и извиниться, если я знаю, что виновата.

– Первый шаг всегда должен делать парень, – наставляли меня подруги.

– Почему? Если он мне интересен, как человек, я не могу написать ему первой? – удивлялась я.

– Нет. Он должен быть первым. Понимаешь?

– Нет. Можете объяснить? – сокрушалась я

– Так принято. Мы же девушки, – отвечали мне. После чего, по классике жанра, 2/3 полагалось рассмеяться, как беременным зебрам.

Однако я все равно пропускала эти советы мимо ушей. Может быть, где-то подсознательно я уже тогда знала, что отличаюсь от них, просто еще не понимала в чем. И вот, со всем этим игнорированием правил я отправилась на поиски новых «единомышленников».

В первый же вечер на новом сайте я обзавелась десятком новых друзей. Разговаривать о «самоидентификации» мне уже не хотелось. В ход пошли разговоры о книгах, фильмах и музыке.

Казалось бы, если человек не тратит время на поиск партнера и на сам процесс совокупления, то у него должна быть уйма свободного времени. Но не стоит забывать, что большинство людей совершенно не умеют распоряжаться этим временем. Может, со мной что-то не так, раз я оцениваю людей по количеству прочтенной литературы или по активному словарному запасу? Не исключено. Но общаться с человеком, который весь день сидит и играет в «плойку» – не самое интересное занятие.

: Чем увлекаешься? – спрашиваешь у него.

: Играю.

: Футбол, волейбол, регби?

: На плойке – отвечает он.

: Ммм... Начинающий киберспортсмен? – пытаюсь я пошутить.

: Не. Так, просто.

И вот что отвечать такому остолопу? Тут уже даже самому недалекому человеку будет понятно, что ума у этого «геймера», как у рыбки Гуппи.

Честно говоря, попадались и весьма интересные персонажи. Помимо «А», который работал программистом, были и другие.

Например, «Ь». Ему было 22, жил он с мамой и мерзкими маленькими усиками. Такие редкие черные волоски, которые появляются у мужчин под носом после восемнадцати. Этот персонаж был интересен тем, как он отвечал на каждый вопрос.

: А кем ты работаешь? – спросила я у него.

: Видишь ли, работа довольно часто съедает большую часть человеческого времени, при этом заработанные средства мы обычно тратим на вещи, которые нам и не нужны вовсе. Таким образом, получается, что мы обмениваем ценнейший в нашей жизни ресурс на те товары, которые навязывают нам маркетологи. Оно и понятно, их босс требует от них результатов, потому что то же самое делает его босс. И так по корпоративной цепочке доходит до самого верха, где сидит обожравший потный начальник с желанием еще больше набить свой желудок.

– А ведь дело говорит, – можете подумать вы. Но позвольте вам напомнить, что данный индивидуум не умеет пользоваться бритвой и живет до сих пор с мамой. Добавьте к этому максимально скучный тон и гнусавый голос, а я уверена, что именно такими данными обладает «Ь», и получите на выходе то создание, с которым я и общалась.

: То есть, ты безработный? – спрашивала я его, сводя все его мастерство риторики к нескольким словам.

: Пока да. Просто не считаю, что обязан кормить чужого дядю.

Покопавшись в жизненных целях данного персонажа, становится ясно, что и работать-то он никогда и не собирался. А кушать он собирается на средства мамы, пока не инвестирует их же в некое прибыльное дело.

Поймите меня правильно. Я ничего не имею против бизнесменов и стартаперов, коими полнится наша земля-матушка. Но не стоит забывать о реальности. Если вы думаете, что сможете за один вечер создать компанию вроде «Apple» или «Windows», сидя на мамкиной шее... Не уверена, что нам будет, о чем с вами разговаривать.

Следующий на очереди персонаж «Ъ». Как вы могли заметить, имена их схожи. Однако, не все так просто, как кажется. «Ъ» наоборот, был бизнесменом. Точнее так: он был «бизнесменом».

: Чем занимаешься по будням? – спрашивала я.

: Езжу по своим точкам, развожу товар, снимаю кассу.

: Звучит довольно таки серьёзно... И что за бизнес? – уточняла я.

После некоторых сообщений выясняется, что данный отрок держит «сеть» магазинчиков. На деле же, это крохотные будочки в двух местах. А продаются там... Чехлы для телефонов из Китая.

– Вот же ш стервозина! – скажите вы. Нет. Мне на самом деле плевать, чем занимается человек, если его самомнение находится на уровне его социального статуса. Если ты бомж, то и не надо из себя строить второго Абрамовича.

– А ты то чем занимаешься? – спросите вы. Я нашла курсы по дизайну и смогла устроиться в средней паршивости журнал. Обработка, компоновка и так далее. Но вернемся к нашим баранам.

Все на том же сайте мне попался довольный интересный человек. Назовем его буквой «О». Так будет довольно символично, ведь работал он официантом. Понравился он мне как раз-таки тем, что не называл себя «менеджером по работе с клиентами» или «консультантом пищевой промышленности».

: Я принеси-подай – ответил он на вопрос о месте работы.

: Подмастерье что ли? – удивилась я.

: Да нет. Официант, только и всего. Суть то та же.

Этот человек обладал запредельным чувством юмора и являлся неиссякаемым источником самоиронии. Немало его любимых фраз и выражений перекочевали в мой лексикон.

: Чем занимаешься? – спрашивает он как-то.

: Читаю Джейн Остин – быстро отписала я и убрала телефон.

: Помню, помню. Мне не зашло. Как-то витиевато написано, как по мне...

:Хотя кто меня спрашивал... – приходило следом второе сообщение, после чего мой заливистый смех сокрушал всю квартиру. Благо обитала я в то время одна и лишь дважды в неделю навещала маму, которая жила на соседней улице.

:А ты забавный. Нечасто услышишь такие фразочки от парней – отвечала я и убирала книгу подальше. Постепенно «О» перекочевал из моих диалогов на сайте в телефонную книгу, а после и чуть глубже.

: Может, встретимся? Кофе попьем? – предложил он однажды.

: Да, можно. Почему нет. – согласилась я.

: Только не в моем кафе. Тут ужасный кофе.

: Хорошо. Тогда давай через два часа у метро. Там и расскажешь, где приличная, на твой взгляд, кофейня. Подойдет? – написала я и отправилась собираться.

: Конечно. Буду вовремя – согласился он.

«Интересно, как это будет?» – запорхали бабочки в моей голове. Стараясь не фантазировать много на эту тему, я накрасилась и облачилась в парадное платье.

– Ну, удачи – сказало мне отражение в зеркале, и я вышла за порог квартиры.

=12=

В назначенное время у станции метро меня ожидал молодой человек. Даже не видя его лица, я точно была уверена, что это он. Высокий, худощавый человек стоял совершенно ровно, не обращая никакого внимания ни на проходящих людей, ни на порывы ветра. Черное, классическое пальто практически обнимало его фигуру, отчего казалось, что вес его едва ли превышает пятьдесят килограмм. Кудрявые волосы были подобны алюминиевой проволоке и почти не двигались, несмотря на погоду и движения головы. Подойдя чуть ближе, я заметила, что лицо его значительно моложе, чем выглядело на фото.

– Я так полагаю, «О»? – спросила я.

– Он самый. «Н»?

– Виновна, – ответила я и улыбнулась.

– Это тебе, – сказал он и достал из кармана плитку шоколада. – Я не знал, какой ты любишь, поэтому взял классический.

– Я весь люблю. Долго ждёшь?

– Буквально пару минут. Пойдем?

– Куда? – удивилась я.

– Как куда. Кофейня. Мы же собирались, не помнишь? Земля, приём... – «О» был совершенно расслаблен и в веселом расположении духа. Я же в тот момент была как на иголках.

– А, да. Веди тогда, кофейный гурман, – пошутила я и мы пошли медленным шагом.

Весна уже вступила в свои права, однако снег еще лежал небольшими кучками в некоторых местах. То ли не рассчитав правильно температуру, то ли от внутреннего волнения, я довольно быстро почувствовала, как по спине стекает капля пота. Мерзкое, едва щекочущее и одновременно царапающее ощущение заставляло чувствовать меня еще более скованно.

– С тобой все нормально? – заметил мое состояние «О».

– Да, с погодой чуть не рассчитала, – улыбнулась я.

– А вон и наше пристанище, – указал он на большую коричневую вывеску «Coffee».

– Отлично, – согласилась я.

Зайдя внутрь, первым делом я принялась искать глазами уборную, а мой спутник – свободное место. Расположившись в самом дальнем углу, я постаралась как можно быстрее добраться до заветной двери туалета. Спустя пару секунд я была на седьмом небе от счастья. О, это прекрасное чувство, когда сухая, чуть шершавая салфетка продвигается по влажной спине!

«Пусть мне кто-нибудь скажет, что это не оргазм. Я плюну ему прямо в лицо» – подумала я про себя, выходя из кабинки.

Пока я приводила себя в порядок, как внутри, так и снаружи, «О» спокойно сидел на месте и изучал меню.

– Не заказывал еще? – поинтересовалась я по возвращению.

– Нет. Я же не знаю, какой ты предпочитаешь.

Этот жест привел меня в некий восторг. С одной стороны, я могла подумать, что он просто не стал заморачиваться. Однако весь его вид говорил о тонкости данного поступка. Угощать женщину, даже не поинтересовавшись, чего именно она желает – крайняя степень неуважения.

– А шоколад? – спросите вы.

Шоколад могу отдать кому угодно, если я не любитель именно такого. А вот кофе уже не обменяешь. Придется сидеть и давиться. Мелочь, а приятно.

Через пять минут после нашего заказа на деревянном столе появилось два высоких стакана из плотного картона с коричневыми пористыми шапками.

– Аккуратнее, очень горячий, – предупредил он меня и принялся греть длинные тонкие пальцы о стакан.

– Спасибо, – смущенно ответила я.

«Ненавижу этот момент, – зазвучал предательский голос в моей голове. – Это неловкое молчание. Должна ли я что-то сказать, или это нормально для «таких» как мы? Точно!»

– Красивое кольцо, – сказала я, заметив блестящий черный ободок на его среднем пальце.

– Спасибо. Очень помогает кстати говоря.

– Да, и чем же? – удивилась я.

– Если попадается клиент, осведомленный о значении этого кольца, то чаевые возрастают до 50% от всего чека.

– Неплохо. А часто вообще встречаешь... – я замялась, не зная, как назвать и его, и себя.

– Своих?

– Да.

– Не так уж. Зависит от времени года. Хотя на самом деле, больше чем обычных людей. Я же все-таки с людьми работаю. Да и город у нас, благо, не провинциальный.

– Это да, – согласилась я.

– Первый раз? – спросил он и улыбнулся.

– Что?

– Я говорю, раньше с асексуалами встречалась когда-либо? – «О» будто заметил мое смущение. Казалось, что он увидел гнойный нарыв, который болит, чешется, но никак не лопнет, и ткнул туда иголкой.

– И, да и нет. Есть у меня друг, который в принципе и подсказал мне, в какую сторону стоит идти.

– А вот это уже интересно. Можно поподробнее?

После этого вопроса я начала медленный, занудный рассказ о моей первой встрече с «Т», о нелепых попытках моих ухажеров и, конечно же, о вечере перед новым годом. Только заканчивая свою историю, я заметила, что уже не так стесняюсь этого человека. Смущение ушло куда-то на второй план, а правила и устои постепенно теряли свой градус, как и кофе в моих руках.

– Да уж. Сколько не слушаю людей, всегда удивляюсь, – констатировал он, выслушав мой монолог.

– Чему же?

– Тому, что у каждого своя дорога к определению себя. Каждая история — это целый путь проб, ошибок, самобичевания и выслушивания оскорблений.

– И не говори. Наслушаешься от людей, потом не знаешь к какому врачу идти, – согласилась я.

– Только потом оказывается, что к врачу-то надо совсем не тебе.

– Это точно, – согласилась я, и мы рассмеялись.

Просидели в той кофейне мы еще около часа. Обсуждали друзей, подруг, родственников и смешные истории. В тот вечер где-то в затылочной части моей головы разливалось новое ощущение. Это было наслаждение от беседы с интересным человеком. Поистине умным, забавным и интеллигентным юношей. Это ощущение отличается от возбуждения или сытости. Это удовольствие иного порядка. Оргазм мозга, если хотите. «О» практически отымел мои мозги, как в прямом, так и в переносном смысле. Домой я возвращалась на крыльях удовольствия и наслаждения.

Так один случайный человек за пару часов совершенно перевернул мой взгляд на разговоры, жизнь и удовольствие. Это был один из лучших подарков, который мне довелось заполучить от вселенной. Однако за все рано или поздно приходится платить...