Карты, дети, колхоз

Так вышло, что моя мама - популярный блогер. Правда не тут, а в Одноклассниках. Но это не мешает ей публиковать классные посты о жизни. Много, кстати, про Степку. Вот копипастю сюда один из сотен (или уже тысяч!) текстов.

Я люблю на отдыхе поиграть в «подкидного дурака». Получается не часто, один – два раза в год. Играю «так себе», особо ничего не запоминаю, но интуитивно понимаю общую игру и знаю несколько полученных с детства уроков игры. Такие, как например: «никогда не отдавай за компанию козырную карту, береги до случая даже «козырную шестерку», «не бейся, если не уверена, что отобьешься, лучше тяни с первой карты», «бейся крупными, если не уверена, что отобьешься, чтобы не набрать «мелочи, мусора», и т.д.

Я помню эти редкие дни, когда игра в карты оборачивалась просто
праздником на нашей улице. Эти воспоминания из далекого детства. Летний теплый, солнечный воскресный день после сильнейшего ливня. Воды налило столько, что все полевые работы невозможны, стала «на прикол» вся техника, никто не работает, кроме животноводов, у них выходных не бывает вообще. Всеобщее вынужденное безделье. И вот ближе к обеду начинали сходиться «мужики», приходили «с низу» д.Миша Пархоменко и д.Ваня Планида, соседи д.Петя и д.Миша Симаков, д.Федя Садовников, мой отец… Я не знаю, как они собирались, кто их оповещал, но они неторопливо сходились. Обычно выносились из ближних домов скамеечки и табуретки, и напротив дома Симаковых
начиналась игра. Наверное, были уже «сыгранные» три против трёх, но поименно кто против кого играл, я уже не помню. Играли все по-разному, и накал страстей выражался у всех по-разному. Д.Ваня Планида всегда был спокойным и улыбчивым, д.Миша Пархоменко тоже, д.Петя Прокопенко, если проигрывал, то обижался и нервничал, д.Миша Симаков – злился. Мой отец, папка, играл всегда с азартом, весело, а если получалось хорошо, то и задорно, карты бил, как сейчас бы сказали, «вкусно», с размаху. Компанию игроков окружала толпа из детей,
иногда – жен. Все болели «за своих». Я очень любила наблюдать за своим отцом, мне он казался самым лучшим! Теперь я понимаю, что я гордилась им, его манерой общаться в игре, его веселым настроением, его умением держать себя. Для него игра в карты была тоже праздником, отдушиной, счастливыми моментами душевного спокойствия. Это я понимаю только сейчас, а тогда я поражалась: «Ну, как же можно не злиться, когда проигрываешь, ведь я даже
плачу от обиды!» У нас в селе жили «хохлы», и у нас не принято было ругаться при детях и женщинах, но все же когда кто-то из игроков злился, то кто-нибудь из «спокойных» время от времени напоминал: «Тыхо, тыхо, тут диты». Как это было здорово! Кто-то из молодого поколения может сказать, что тут праздничного и интересного? Но тогда, в шестидесятых, колхозники в прямом смысле работали от зари до темна, а по темному - еще и в собственных подворьях, и вот такое
НИЧЕГО НЕДЕЛАНИЕ несколько часов всей улицей осталось в памяти, как большой солнечный, добрый праздник с картами, семечками, смехом, беззлобным подкалыванием и подтруниванием. Такую картину, а тем более атмосферу невозможно смоделировать ни в одном современном фильме.


Мы начали играть в карты, когда подросла Лера, а до этого единственной «картежницей» в семье была я. Я показала, а ей понравилось, а я уверена, что игра в «подкидного дурака» развивает логическое мышление, память, учит взаимодействию. Теперь играет вся семья, как встречаемся, так и играем. С Лерой всем нравится играть, она так заразительно смеется, когда выигрывает, и так смешно хмурится, когда проигрывает. Мы с дедушкой ей «подыгрываем» потихоньку, чтобы она не заметила, но виду не подаем, карты – хороший учитель
в умении держать удар.

Я думаю, что если бы наша современная Лера увидела ту мою картинку из детства, как улица играла в карты, ей бы понравилось, я так и слышу ее восхищенный возглас: «Баааабушкааа, КЛАСС»!