О детской травле. Личный опыт

30 June 2018

В классе был у нас мальчик Дима. Дима был классическим хлюпиком: весь в прыщах, в очках с линзами толщиной с палец, папа у него был доцентом. И весь он был такой несуразный и нескладный, что не прикалываться над ним было просто невозможно. Да ещё и ботаник. Причем не просто ботаник, а прямо очень. Ещё и фамилия у него была такая, что просто напрашивалась на издевательства. Не буду называть ее, но отмечу, что она почти идеально рифмовалась со всякими смешными словами, например: "дикобраз" или "унитаз".

Словом, Дима был как-будто самой природой создан для буллинга. Его он и получал сполна.

Я сам никогда не входил в группировки хулиганов и злодеев, которые донимают окружающих своей закомплексованностью, выражающейся в непрекращающихся попытках доминирования. Да и в списках социальных отщепенцев тоже не числился. В общем, обычный школьник, без перегибов. Но так как-то вышло, что Димина непохожесть на окружающих казалась мне требующей постоянного упоминания об этом. И я упоминал. Какие-то шуточки, подколы - все это я с удовольствием генерировал в адрес моего одноклассника.

И вот однажды случилось следующее. Перед уроком русского языка я проходил мимо его парты и отпустил очередную едкую шутку, попутно похлопав его по плечу. В мгновение Дима вскочил с места, схватил меня за горло и припечатал к доске. Я так растерялся, что просто застыл и стал ждать, что произойдет дальше. Но, видимо, Дима тоже очень удивился своей прыти, поэтому тоже застыл и стал ждать. Так мы стояли молча какое-то время на глазах всех одноклассников. Потом, поняв, что дальше продолжать это бессмысленно, он отпустил мое горло и вернулся за парту. Я же сел за свою.

Не помню, что бы после этого случая я вдруг понял, что срыв Димы стал следствием моего к нему отношения. Я вообще считал свои подколы в его адрес весьма безобидными, поэтому его выкидон списал исключительно на его ботанскую неадекватность. Я даже приобрел некую дополнительную популярность у окружающих, потому что стал "жертвой" неуравновешенности Димы. Поэтому подколы в его адрес я не бросил.

Привело все это к тому, что однажды Дима встретил меня после школы. Вместе с ним меня встретил его старший брат. Брат выразил свою мысль предельно ясно: будешь издеваться над Димой, я тебя убью. Надо сказать, что Димин брат хоть и был уже студентом, но выглядел точь-в-точь как сам Дима, только покрупнее, поэтому его угрозы меня не особо испугали. Я бы даже сказал, совсем не испугали, и уже на следующий день я что-то такое опять сказал Диме. Он подошёл ко мне вплотную и спросил: ты что, не помнишь, что тебе сказал мой брат. Да, да, да, - наигранно ответил я и пренебрежительно похлопал его по щеке.

А вечером того же дня к нам домой пришел Димин отец-доцент и его старший брат-студент. Они рассказали моим родителям о переживаниях Димы и о том, что я ему жизни не даю в школе, а брат ещё раз напомнил свою угрозу расправиться со мной, что, конечно, не очень понравилось теперь уже моим родителям. А когда они ушли, у меня был очень серьезный разговор с папой и мамой. Я уже и не помню, что именно они мне говорили, но помню, что мне в какой-то момент стало так жалко себя, что я расплакался и убежал в свою комнату.

Этот случай (спасибо ему) позволил мне понять несколько очень важных вещей о себе и об окружающем мире. Во-первых, я оказался (хотя, в общем, давно догадывался) тем еще тугодумом, раз одну простую просьбу догнал только с третьего раза. Во-вторых, (и это тоже я подозревал и до того) выяснилось, что слова могут причинять куда больше страданий, чем действия. И наконец, в-третьих, ребята, никогда не думайте, что вы лучше и выше других. Иначе в один прекрасный день какой-нибудь хлюпик сожмет ваше горло и припечатает вас к стене. И сделать вы ничего не сможете.