дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Родительский контроль или большой брат?

9 November 2019

Недавно встречался с ребятами из МТС. Они рассказали о своём супер-пупер новом предложении для клиентов с детьми. Это сервис, который позволяет отслеживать все перемещения ребенка, следить за его поведением в интернете, блокировать контакты, которые кажутся подозрительными. И даже регулировать громкость смартфона своего ребёнка. В случае чего детёныш также может нажать на специальную кнопку, что отправит сигнал sos родителям.

Такой вот родительский контроль. Только в компании не хотят ассоциировать это все со словом "контроль", поэтому назвали услугу "Ребёнок под присмотром". Но это именно что контроль, как его ни назови. В МТС этот контроль называют продуктом.

Такие "продукты" вообще не редкость. Их внедряют все мобильные операторы и провайдеры. С одной стороны, дело хорошее: всегда можешь узнать, где ребёнок, и не волноваться за то, что он где-то в лесу с маньяком (хотя он может быть с маньяком в соседнем подъезде, а ты подумаешь, что в гости к кому-то из одноклассников зашёл). А ещё тебе придёт уведомление, если ребенок получает сообщения в ВК от какого-нибудь 48-летнего мужика. Это тоже хорошо: можно будет пресечь такие разговорчики.

Но по факту - это же колпак. Все поголовно боятся большого брата - государство, мол, придёт и подчинит себе всю твою жизнь... Государство и правда придёт, но только подчинять ничего не надо будет, потому что все и без того уже будут подчинёнными благодаря заботе своих же родителей.

Сейчас я могу сказать, что абсолютно точно и однозначно я не хочу ставить на Степин телефон такую "заботу". Дело даже не в желании сохранить его доверие. Хотя и в этом тоже. Дело в желании, чтобы он сам решал, как ему поступать, с кем общаться и на какие сайты заходить. Ну что, разве я не знаю, что и примерно в каком возрасте он начнёт искать в интернете? Моя отцовская задача - сделать так, чтобы он сам делился со мной своими переживаниями, если посчитает нужным. А ещё моя задача - научить его определять реальную опасность и уметь ей противостоять.

Я хочу доверия и свободы для своего ребенка. А гипертрофированная родительская тревога, если она возникнет, - это уже полностью моя проблема.