Санкт-Петербург. История особняка Кельха с «двойным» фасадом и умопомрачительно роскошным интерьером.

25k full reads
31k story viewsUnique page visitors
25k read the story to the endThat's 81% of the total page views
5,5 minutes — average reading time
Санкт-Петербург. История особняка Кельха с «двойным» фасадом и умопомрачительно роскошным интерьером.

К концу 19 века, семья Базановых, богатейших золотопромышленников России, имела капитал в десятки миллионов рублей. После смерти в 1879 году главы рода – Петра Ивановича, Ленские золотые прииски, Ленско-Витимское пароходство, винокуренные и солеваренные заводы, недвижимость в Иркутске и Москве перешли по наследству его жене Юлии Ивановне Базановой и дочери Варваре. Юлия Ивановна была одной из крупнейших благотворительниц не только Иркутска, но и Сибири. Она справедливо, толково и эффективно распоряжалась огромнейшим капиталом, оставшимся ей в наследство. Трудно назвать какое-либо учебное просветительское заведение в Иркутске, где бы не участвовали капиталы Юлии Ивановны.

Санкт-Петербург. История особняка Кельха с «двойным» фасадом и умопомрачительно роскошным интерьером.

В значительной степени благодаря ее финансовой помощи получило начальный толчок к развитию лечение болезней уха, горла и носа в России. Юлия Ивановна за свою долгую жизнь потратила на постройку больниц и библиотек, помощь учебным заведениям, а также обучение сибирских студентов в Москве миллионы рублей. За что даже получила портрет императора Николая II с собственноручной подписью в качестве подарка за труды.

Санкт-Петербург. История особняка Кельха с «двойным» фасадом и умопомрачительно роскошным интерьером.

Будучи в Москве, Юлия Ивановна знакомится с Фердинандом Кельхом, который занимался народным образованием. Делал он это так успешно, что получил множество орденов и баронский титул. Уместно ли цинично предполагать, что бизнес всегда тянулся к аристократии или, дети действительно полюбили друг друга, но в 1892 году сыграли свадьбу Николая Кельха, старшего сына барона и дочери Юлии Ивановны, Варвары.

Но брак оказался коротким – в 1895 году Н.Ф.Кельх скончался. И странная вещь, еще более коротким было вдовство Варвары Петровны – очень скоро, буквально через несколько месяцев после похорон, она выходит замуж за младшего брата Николая – Александра.

Фасад особняка со стороны внутреннего двора
Фасад особняка со стороны внутреннего двора
Фасад особняка со стороны внутреннего двора

В один миг, жизнь Александра Фердинандовича меняется. Теперь он очень, очень богатый человек. Молодой корнет стал управляющим огромного состояния своей жены. На тот момент оно состояло не только из золотых приисков, но и заводов, и большого Ленско-Витимского пароходства. Он может себе позволить построить хоть дворец, хоть рыцарский замок или дом – палаццо.

В 1896 году, семья Кельхов решила обзавестись собственным жильём в Санкт-Петербурге и приобрела двухэтажный особняк у греческого консула Ивана Кондоянаки. Дом на Сергиевской (Чайковского) улице, 28 был выкуплен за 300 тыс. рублей и записан на имя Варвары Петровны.

Фасад особняка со стороны внутреннего двора . Конюшня.
Фасад особняка со стороны внутреннего двора . Конюшня.
Фасад особняка со стороны внутреннего двора . Конюшня.

На фронтоне особняка две даты 1896 – 1897, это даты начала и завершения перестройки здания. Забавно то, что парадный фасад дома Кельхов детально и точно выдержан в стиле французского возрождения, а внутренний двор в стиле «махровой» псевдоготики. Известно, что при Павле I, строить дома в готическом стиле, в городской черте было запрещено, поэтому «по привычке» многие владельцы домов, «прятали» свою тягу к готике внутри.

И так на глобальную перестройку особняка приглашаются два молодых архитектора: Владимир Чагин и Василий Шене. Им была дана полная финансовая свобода, а в оформлении интерьеров дан приказ использовать только натуральные и дорогие материалы. Александр Кельх не смотрел на счета – он их только подписывал.

Парадная лестница при входе. Белый мрамор, резьба.

Особняк находился в районе, где были сконцентрированы здания аристократических и деловых кругов петербургской элиты. Он выполнен в модном стиле эклектики, который пришёл на смену однообразному классицизму и ампиру.

Интерьеры были полностью переделаны под вкусы новых хозяев. Так как молодые архитекторы не были стеснены в средствах их бурная фантазия и неисчерпаемый ресурс позволяли сочетать несочетаемое. Собственно, на то и стиль эклектика, которая к концу 19 века заменялась на модерн. И одними из первых в Санкт-Петербурге, кто начал внедрять элементы модерна были наши герои.

Санкт-Петербург. История особняка Кельха с «двойным» фасадом и умопомрачительно роскошным интерьером.

Интересно, что на конечном этапе реконструкции дома Варвара Петровна стала резко недовольна результатами и неожиданно сменила архитекторов. Заканчивать работы позвали Карла Шмидта, который ранее построил здание ювелирной фирмы Фаберже. Именно он пристроил изящный дворовой корпус и конюшни. Флигелю архитектор придал строго готические черты, а конюшни же выполнены в стиле модерн.

Санкт-Петербург. История особняка Кельха с «двойным» фасадом и умопомрачительно роскошным интерьером.

Внутренние интерьеры особняка просто поражают богатством отделки, где каждый зал выполнен в мельчайших деталях в определённом стиле. Наряду с ренессансом и готикой в дизайне используется стиль рококо. При этом каждое помещение особняка Кельха производит очень целостное в стилевом плане ощущение.

За старинными дубовыми дверями особняка находится вестибюль, который оформлен четырьмя живописными полотнами конца XIX века с романтическими пейзажами. Парадная лестница выполнена из белого мрамора и оформлена резьбой. В центре потолка находится световой фонарь с витражом с полихромной арабесковой композицией. В нишах одной из стен установлены мраморные скульптуры «Пробуждение» и копия «Венеры Италийской».

Каждый коридор, лестница, помещение особняка Кельха уникальны и отличаются разнообразием стилей оформления. Здесь можно встретить сложнейшие резные орнаменты на камне и дереве, изысканный лепной декор, сияющие густыми красками витражи, уникальные скульптурные композиции и камины.

Зал в готическом стиле. Весь интерьер выполнен из натуральных пород дерева. Резьба.

В недрах особняка расположена целая бронированная комната размером в 30 метров. Её стены толщиной в метр, а на дверях сейфовые замки. Сейчас там хранится архив, а раньше содержались пасхальные яйца работы Фаберже. Варвара Петровна Кельх знаменита в мире тем, что имела вторую после царской семьи коллекцию драгоценных яиц. Александр Кельх был постоянным клиентом фирмы Фаберже, заказывал пасхальные яйца супруге, столовые приборы и драгоценные украшения.

В 1898 году Варвара Петровна наконец переезжает к своему мужу в Петербург и в этом же году получает от Александра Кельха в подарок первое ювелирное яйцо Фаберже. История с драгоценными работами довольно странная, ведь обычный офицер вряд ли смог накопить на роскошную работу Карла Фаберже, а ювелирная мастерская принимала, за редким исключением, заказы только царской семьи. Единственным решением того, что у Варвары Кельх появилась коллекция из семи ювелирных яиц, является то, все подарки делались на её деньги и по её распоряжению.

Белый зал.
Белый зал.
Белый зал.

Но семейная жизнь у пары не складывается. В 1905 году, Варвара Кельх неожиданно снимает деньги со счетов, бросает мужа и дочь, и уезжает в Париж вместе с коллекцией из семи яиц Фаберже. Александр продолжил заниматься делами жены и по её доверенности заложил особняк за 700 тыс. рублей. Через два года Кельх уже не в состоянии выплатить долг и в марте 1908 года, после отсрочки, теряет собственность.

В сибирских финансах тоже появляются признаки упадка, и в 1910 году их покупает английская компания «Лена Голдфилдс». Александр Кельх пытался в последующие годы восполнить материальные потери с помощью военной карьеры. Так, всего за несколько лет он числится в справочниках сначала титулярным советником (1907), затем коллежским секретарем (1908) и наконец – статским советником (1913). Последний чин равнозначен современному полковнику. В 1915 году, после 10 лет полностью раздельного проживания, согласно православной традиции Кельхи разводятся. А 30 августа 1916 года, немец Александр Фердинандович принимает православие и становится Фёдоровичем.

После февральской революции Александр Кельх уезжает в поисках работы на Дальний Восток. К этому времени он женится второй раз на портнихе Александре Горкиной, которая моложе его на 20 лет и имеет десятилетнюю дочь. Работы практически не было, и после скитаний семья возвращается в 1923 году в Петроград. Здесь он не смог найти себе никакого применения, а семью содержат жена и падчерица, поступившие чернорабочими на завод «Невгвоздь».

Люстра в Белом зале.
Люстра в Белом зале.
Люстра в Белом зале.

Бывшая жена, узнав о бедственном положении Александра, раз в 2-3 месяца начала посылать ему деньги. Она продала в 1920 году шесть яиц Фаберже парижской галерее «A La Vieile Russie» и имела с этого небольшой капитал.

Варвара даже предлагала Кельху эмигрировать, но тот отказался. Он считал себя ни на что не годным, кроме того, чтобы продавать папиросы. Это была единственная работа, которую он смог найти через Биржу труда.

Революция в корне изменила жизнь Александра Фёдоровича, некогда богатейший человек торговал с лотка сигаретами на Литейном проспекте. В 1930 году был арестован, репресирован и умер в лагерях. Варвара Петровна прожила долгую жизнь и скончалась в Париже в 1959. Похоронена на русском кладбище в Сен-Женевье де Буа.

Белый зал.
Белый зал.
Белый зал.

Что же касается особняка, то он был национализирован Советской властью. В 1919 году в нём открылась Школа экранного искусства – первое в мире кинематографическое учебное заведение. Здесь обучали актёрскому мастерству и режиссуре. С 1922 года учебное заведение получило статус института.

С 1936 года в особняке располагался Дзержинский райком партии, в 1991 году здание передали двум организациям: центру ЮНЕСКО и Оргкомитету по подготовке банковского конгресса. В 2011 году передан Министерству Юстиции, там находится юридический факультет СПбГУ.

В период с 2009 по 2012 годы проводились масштабные работы по реконструкции обветшалых интерьеров и сейчас внутри всё выглядит, как раньше.