Моя мать не любила меня. Она избавилась от меня, как от ненужной вещи

17.07.2018

Я родилась в маленьком городке. Мать воспитывала меня одна. Об отце я вообще ничего не знаю. Когда спрашивала о нем у мамы, та сердито поджимало губы и бросала в его адрес оскорбления.

Думаю, что это была банальная житейская история: двое встречались, потом парень, узнав, что его девушка ждет ребенка, исчез в неизвестном направлении. Это случается часто и это понятно. Я другого не могу понять: зачем мама меня родила, если я была ей совсем не нужно.

Может, испугалась делать аборт. А может, когда спохватилась, оказалось, что избавляться от беременности уже поздно... Так или иначе, но мне исполнилось всего несколько месяцев, когда мать отвезла меня к тетке, бабушкин ой сестре. Там, в шахтерском поселке, я жила до четырех лет.

Мне было очень хорошо с бабушкой Тоней. Обрывки эпизодов, которые остались в памяти с тех времен, до сих пор вспоминаю с ностальгией. А потом бабушка Тоня умерла и мама забрала меня домой.

Мать любила развлекаться, обожала гулянки, где спиртное лилось рекой, была неразборчива в связях. "Мужья" на одну ночь мелькали как в калейдоскопе. Я была для нее не только обузой, но и помехой.

Мать часто говорила, что еще молода, что ищет свого мужчину, который будет обеспечивать ее. Как нынче говорят, активно искала спонсора. И наконец нашла...

Степан Ильич очень любил водку, чуть меньше — свою собаку, еще меньше — мою маму. Меня же он не любил совсем. Однажды я нечаянно подслушала, как они с мамой ругались на кухне. Он кричал, что не собирается содержать неизвестно чье отродье, что лучше купить лишний килограмм мяса для Джека.

Мама сначала вяло огрызалась, потом оправдывалась.

— Да мне плевать, что ты думаешь — бушевал Степан Ильич — выбирай: или я, или она.

И мать выбрала... Так я оказалась в интернате.

В 16 лет у меня появилось право попросить "увольнительную" домой. Для того чтобы я могла получить такое разрешение, требовалось согласие матери. Увы, она не захотела со мной встретиться...

Мне 44 года. У меня уже взрослые дети. Я вроде бы давно забыла все обиды. Но недавно неожиданно мне позвонила сестра матери. Я ее видела всего-то несколько раз, лет 35 назад. Даже не знаю, как ей удалось найти мой номер телефона.

Оказалось, моя мать тяжело больна. В больнице ее не хотят держать, а заботиться о ней некому. Тетка пыталась пробудить во мне дочерние чувства: "У нее же совсем никого нет, пожалей ее".

Я давно простила мать. Но не пожалела. Я попросила тетку не звонить мне больше и не напоминать мне о женщине, которая родила меня. Матерью я назвать ее не могу. И еще я думаю, что есть мудрость в словах о стакане воды перед смертью. Моя мать не любила меня. Она избавилась от меня, как от ненужной вещи. Теперь она одна. Некому ей перед смертью подать стакан воды. И это справедливо.