Отпусти, если любишь...

2,2k full reads
2,5k story viewsUnique page visitors
2,2k read the story to the endThat's 89% of the total page views
4 minutes — average reading time

Ирина сразу же его узнала. Да, прошло 15 лет, и это неподвижное тело на больничной койке мало общего имело с Александром. Но слишком долго она репетировала разговор с ним. Не могла она не узнать эти голубые глаза, которые видела тысячу раз во сне.

Сказать, что судьба ей преподнесла неожиданный подарок, — ничего не сказать. Правда, назвать подарком парализованного человека, хотя и очень любимого, нельзя.

Они расстались 15 лет назад. Сначала он писал письма, потом перестал. Она ему ничего не сказала о своей беременности. В октябре у Ирины родилась дочь. На работе долго сплетничали: кто отец ребенка этой странной холодной девицы, которая и близко к себе не подпускает особей мужского пола.

Поговорили да и успокоились. А Ирина и в дальнейшем не подпускала к себе никого. Были кратковременные романы, но это так, для поддержания душевного и физического состояния. Она продолжала любить его. Того единственного, который уехал от нее в холодный январский вечер в 1988-м.

Ирина много лет занимала должность главной медсестры. В больницу, в которой она работала, однажды поступил мужчина без признаков жизни. Его никто не искал. О себе безымянный пациент рассказать ничего не мог — он был полностью парализован.

Это был Александр. Отец ее дочери. Ирина назвала его имя главврачу, тот передал сведения в полицию. Уже на следующий день в маленький провинциальный город, где с Александром случилось несчастье, приехали его жена.

Состоялся консилиум. Врачи приняли решение: не трогать пациента, проводить любые лечебные манипуляции здесь, на месте. Из Москвы привезли дорогое оборудование. Врачи провели комплексную диагностику.

— Тяжелый случай. Это большое чудо, что при такой серьезной травме мозг продолжает выполнять свои функции. — сказал после очередного обследования старый профессор из столицы.

Катерина, жена Александра, смотрела на все происходящее и не знала, как жить дальше. Она видела бледное, безжизненное лицо своего мужа и понимала: теперь придется многое менять.

Александр все слышал. Но понимал даже то, о чем молчали врачи. Он еще в первый день пребывания в больнице осознал, что не поправится никогда.

Катерина общалась с мужем с помощью букваря: водила карандашом по буквам, когда подводила к нужной, он закрывал глаза. Буквы складывалось с слова, слова — в фразы.

Но лишних слов они не "говорили". Только по делу — об акциях, которые нужно продать в октябре, о доме в Подмосковье, который лучше продать. У него оставалось мало времени. С детьми он не захотел видеться. Александр решил: они должны его запомнить сильным и здоровым.

Но что же Ирина? Она приходила к нему каждый вечер, читала ему книги, рассказывала о дочери. Как медик, она знала: в спинальном больном желание жить нужно удерживать любыми средствами. Не сразу поняла: жить так, как растение, он не сможет.

Однажды Ирина встретилась с Катериной в больничном коридоре. Удивительным образом они узнали друг друга. Старшая медсестра пригласила жену Александра к себе в кабинет. Они долго пили кофе, разговаривали. Им теперь было нечего делить. Уходя, жена Александра сказала:

— У вас ведь есть дочь?

— Да, Марина.

— Александр сказал обеспечить ее.

— В этом нет необходимости.

— Но она не только ваша дочь!

— Только моя.

Катерина не стала спорить. Но она знала, что если не сейчас, то потом. Она всегда сдерживала обещания, тем более обещания, данные мужу.

В тот день, когда он рассказал ей о дочери, а это было непросто с помощью сложных манипуляций с букварем, она смогла побороть в себе обиды. Катерина пообещала позаботиться о его внебрачном ребенке. Напоследок Александр написал: "Это последний раз, больше не приходи, ни к чему. Прощай".

Отпусти, если любишь...

Теперь Ирина еще больше проводила время со своим пациентом. Она читала ему любимого Булгакова. Рассказывала о дочери. А как-то он глазами показал ей на букварь, что значило: ему нужно сказать что-то очень важное.

Ирина водила карандашом по буквам и складывала их в слова. Из слов сложилась фраза, одна единственная, но самая важная. "Отпусти, если любишь" — такова была его просьба.

В последний день января она осталась в больнице допоздна. Как всегда, ухаживали за своим любимым пациентом из 25-й палаты. Из соседей Александра остался лишь молодой человек с легкой травмой ноги. Когда он вышел, Ирина взяла шприц и раствор, который накануне достала за большие деньги.

— Спокойной ночи, любимый — сказала она после того, как ввела инъекций, наклонилась, поцеловала его и тихо вышла из палаты.

Александру показалось, что тело его ожило. Он почувствовал приятное тепло, ощущение неги, радости, счастья. В последние минуты он испытывал безграничную благодарность к Ирине — женщине, которая любила его до конца его жизни. Он закрыл глаза и уснул.

Родственники возражали против вскрытия. Похороны состоялись на следующий день.

Начало истории здесь