Поругался с женой и провел новый год в больнице

10.03.2018

Нашел же я время поссориться с Мариной - за несколько часов до наступления Нового года! Пришлось в срочном порядке исправлять ситуацию...

Жена гудела на кухне блендером, что-то измельчая, я заканчивал украшать елку.

Новый год наступит через несколько часов, настроение было праздничным. Но тут я услышал, как Марина разговаривает по телефону:

— Не знаю... Неужели никого больше нет? Ладно, что же делать... Буду.

Я зашел в кухню, спросил:

— Что, опять?

Марина работает в больнице, все знают о ее безотказном характере. И постоянно просят: выйди за меня подежурь, потом поменяемся.

— Да, опять... — у нее поникли плечи. — Надо будет выйти на работу...

— Так и знал! Был уверен, что тебя на праздники запрягут!

— Витюша, ну не надо так. Оказывается, завотделением терапии со вчера как начал отмечать, так до сих пор себя неважно чувствует, помощник заболел, а старшая медсестра не может остаться на ночь: у нее муж ревнивый. — Прости меня, — виновато сказала Марина. — Правда, больше некому.

— Они тобой манипулируют! — я невольно повысил голос. — Ведь так готовились. Не видимся вообще сутками...

— Я же тебя не упрекаю, — возразила жена, — что ты днем и ночью ездишь по вызовам и ремонтируешь компьютеры. Я все понимаю! А тут не техника, тут живые люди, между прочим!

— Но это неправильно, Новый год — семейный праздник! — я начал было кричать, потом махнул рукой, швырнул подушку на диван, лег и отвернулся. Пускай идет на свое дежурство.

— Очень хорошо, — сказала Марина. — Спасибо за понимание и испорченный праздник!

Жена уехала на работу расстроенная. Я сел, почесал в затылке. Не надо было кричать, конечно. Но кто, интересно, испортил праздник — я или она? М-да... Что-то мы часто раздражаем друг друга. Я вдруг испугался: а если когда-нибудь окончательно поссоримся и разбежимся? Надо срочно исправлять ситуацию! Но как? Вышел из своей комнаты сын, Игорь.

— Чего вы тут шумели? — спросил он.

Я объяснил. Наследник равнодушно пожал плечами.

— А давай возьмем твою гитару и поедем к маме? — предложил я. Эта идея мне только что пришла в голову. — Приготовленные блюда соберем и поедем...

— Не, я с ребятами тусуюсь, меня ждут. Как раз собирался идти.

— Поехали, а? Семья должна быть вместе. Я с мамой поссорился, поможешь помириться.

— Вы взрослые, сами разбирайтесь. Мне теперь что, в больнице встречать Новый год? Среди капельниц и загипсованных ног?

— Это же экзотика! У твоих ребят такого не увидишь... Ладно, проси, что хочешь. У сына заблестели глаза:

— Отдашь твой новый айфон?

— Договорились, — вздохнул я, тут же пожалел, но было уже поздно...

Когда мы вошли в ординаторскую, жена как раз расставляла на столе пластиковые тарелки.

— Мариш, мы не можем без тебя праздновать, — с ходу объявил я. И пришли, чтобы отметить вместе. Игорь, выгружай припасы! Зря мы, что ли, готовили салаты?

— Салаты нужны для того, чтобы потом падать в них лицом, — сказал Игореша.

Мы рассмеялись.

Марина обняла меня и поцеловала. Ура, не сердится!

— Родители, мне выйти? — лукаво спросил негодник-сын. — Если у вас в планах нет интима, давайте уже праздновать, что ли...

— Какие вы молодцы! — растрогалась жена. — Скоро полночь, придут несколько врачей из других отделений, и пациенты, которые на ногах, тоже хотели.

— А которые на руках? — продолжал прикалываться Игорь.

— Раз ты такой умный, мы с тобой сделаем обход и всех лежачих угостим.

В ординаторскую стекался народ. За столом оказалось около десятка человек, включили радио, под звон курантов подняли бокалы с соком. Через некоторое время Марина сказала:

— Теперь обход. Вы со мной? Сын поморщился, но я показал ему краешек телефона из кармана, и он нехотя поднялся.

Пациенты поздравляли мою жену с праздником, некоторые дарили конфеты. Один юноша подарил ей сплетенную из системы для переливания крови очень смешную собачку. В последней палате было тоже весело, и только одна девочка лет пятнадцати безучастно смотрела в потолок.

— Даже не знаю, стоит ли беспокоить Ирину, — нерешительно шепнула Марина, глядя на нее.

— А что с ней? — поинтересовался Игорь.

— Перелом ноги.

— Ерунда, заживет, — сказал я.

— Конечно. Но она спортсменка, гимнастка, команда без нее уехала на соревнования... Теперь бедняжка не разговаривает. Тут целая делегация к ней приходила, подружки. Она их прогнала. Плачет. Посттравматическая депрессия...

Мы вышли в коридор, Игорь в нерешительности помялся, оглянулся на дверь. Потом сказал:

— Пап, будь другом, принеси гитару.

Я принес.

— У нас сейчас будет праздничный концерт, — объявил мой отпрыск, — вы не возражаете?

Пациенты не возражали, гимнастка молчала, глядя в потолок. Игорек взял гитару и начал негромко петь про снег, который идет, густой-густой... Это была любимая моя песня, у меня аж мурашки по спине побежали. У девушки дрогнули ресницы, а сын показал мне глазами, чтобы я вышел.

В ординаторской продолжались разговоры, рассказы о разных случаях из докторской практики, ночь проходила весело. Однако что там наш ребенок задержался? Вернуть его, что ли... Игорь и Ира не заметили меня, все остальные пациенты сладко спали.

— Да ты попробуй, — шепотом уверял сын девушку, — все получится. Ну? Вот здесь прижми... Так...

Прозвучал музыкальный аккорд.

— Это был соль-минор, с него все начинается...

— Здорово! — в голосе Иры звучало восхищение. — Действительно, все так просто! Ты мне дальше покажешь? Чтобы я про снег могла спеть...

— Обязательно.

Мне стало неловко, вроде как подслушиваю, и тихонько вернулся в ординаторскую.

Еще часа полтора продолжалось общение, потом постепенно люди стали расходиться. Марина что-то писала в журнале, я отправился бродить по пустым коридорам. Спать не хотелось, осознание того, что я все так здорово устроил, придавало сил. Я увидел у окна бюсты Мечникова и Боткина — кажется, они были согласны с тем, что я молодец. Портрет Павлова со стены смотрел строго, но тоже одобрял. «Теперь снова надо глянуть, что там у тех двоих», — по-хозяйски подумал я. Ира сидела в кровати, Игорь — на стуле рядом с ней, и его рука лежала на ее руке.

Когда я вошел, он отдернул руку, а девушка смутилась. Вид у нее был совсем не печальный, щеки порозовели. Айда Игорь!

— Иду-иду, папа, — произнес сын, вставая. — Пока, Ася, еще увидимся!

Марина выгнала нас домой, и я вызвал такси. По пути, уже в машине, достал мобильный, протянул:

— Кажется, я тебе что-то должен. Игорь вдруг смутился:

— Знаешь... Оставь его себе. Что я, проходимец какой, такую вещь у родного отца отбирать?

Дорогие друзья! Если вам понравилась история, прошу подписаться и поставить лайк. Так вы поможете развитию канала, а я вас буду радовать новыми историями. С уважением Storyline.