Грудью на пулемёт: подвиг рядового Григория Овчинникова

02.04.2018

25 июля 1943 года. Северо-Кавказский фронт, северо-восточнее г. Новороссийска. Долго здесь стояла оборона. «Подземный городок», как называли солдаты окопную систему с многочисленными траншеями, оживился. Готовили автоматы, проверяли запас патронов, на ремни вешали гранаты, не забыли собрать письма и передать солдату, исполняющему обязанности почтальона.

Дымок постепенно исчезал. Теперь чётко были видны многие высоты Кавказских гор. Особенно хорошо просматривалась высота, которой должны были овладеть воины 81 бригады сегодня же и чего бы это ни стоило. На карте она отмечена цифрами 352,1. За этой высотой раскинулась станица Неберджаевская, а слева от бригады борется с оккупантами Новороссийск.

И в это время над позициями батальона майора Николая Соболева, в составе которого служил и Овчинников, со свистом начали пролетать снаряды. Ударили «Катюши». 81-я Краснознаменная морская стрелковая бригада пошла в наступление.

В её задачу входило: овладев станицей Неберджаевской, обойти Новороссийск с севера, тем самым помочь основным соединениям, ведущим штурм города; Выполняя эту задачу, морские пехотинцы шли впереди, но шли очень медленно. За каждую высоту приходилось биться несколько дней. Многие атаки не увенчались успехом. Враг сидел глубоко в земле, имел многочисленные, хорошо замаскированные дзоты, из которых открывал огонь, как только советские воины поднимались в атаку... Вот она — эта высота, господствующая над всей обширной местностью северо-восточнее Новороссийска. Приказ командующего фронтом: выбить оттуда гитлеровцев и погнать их дальше.

Печёт июльское солнце. Под ногами горит земля от снарядов, мин, бомб. Но воины не обращают на это внимания. Нет времени думать, отчего и почему жарко. Они наступают.

Частые жёстокие схватки происходят по всей линии наступления 81-й бригады, особенно на участке 7-й роты. Она отбивает одну вражескую атаку за другой. Вот опять поднимается враг и, открывая беспорядочный огонь из автоматов, пытается захватить потерянные им рубежи. Но безуспешно. Наши бойцы отвоевывают у противника метр за метром своей родной земли. Во главе наступающих групп с возгласами «За родину, вперед!», идёт Григорий Овчинников.

К полудню бои на этом участке разгораются ещё сильнее. Придя в себя и пополнив ряды, вражеские солдаты вновь поднимаются в контратаку. Находившийся на командно-наблюдательном пункте одного из батальонов командир бригады полковник Нестеров, увидев, что воины 7-й роты прижаты к земле пулемётным огнем противника, приказывает артиллеристам: «Стреляйте точнее, подкорректируйте огонь!»

Артиллерия и минометы бригады усилили огонь по самой вершине высоты, откуда строчили вражеские пулеметы. Вся она уже была перепахана, а склоны её, как оспины, усеяны воронками от снарядов и мин. Гарь, дым, пыль горной породы и горящие деревья значительно затрудняли наступление 3-го батальона. А сколько людей погибло, сколько ранено. Но приказ остается в силе. Любой ценой взять высоту!

Убит командир взвода. А до высоты ещё не дошли. Вот встает Овчинников и с криком: «За мной, ребята!» бросается вперед. В короткой схватке фашисты оставляя десятки убитых, отступают. Прячутся в окопах за высотой. Но у самого подножия вершины, когда до цели оставалось совсем немного, взвод вынужден был остановиться: солдатам помешал огонь вражеского дзота, до сего времени остававшегося незамеченным. Положение опять осложнилось. Отступать на свои оставленные далеко позиции, в окопы?

Овчинников быстро принимает решение, ибо сейчас всё зависит от быстроты действия. Он организовывает блокирующую группу, приказывает штурмовать высоту, а сам, цепко прижавшись к земле, ползёт вперед, туда, откуда ведет огонь тщательно замаскированный вражеский пулемет. Ему удалось незаметно подойти поближе к дзоту и забросать его гранатами. Но стрельба оттуда не прекращается.

...Теперь уже до дзота остаются десятки шагов... Овчинников хорошо видит насыпь, из-под которой бьёт вражеский пулемет. «Вот сейчас бы гранату!» — подумал он. Но они уже кончились. Диск автомата также оказался пустым.

Спасти роту — билось в голове Овчинников и снова пополз вперед.

У солдата все мускулы напряглись. Он напоминал льва, готовящегося к прыжку, чтобы растерзать свою жертву. Его покрасневшие от напряжения глаза устремлены только к вершине высоты, к фашистскому пулемёту, продолжающему стрелять. Почти у самой вершины он посмотрел вниз и увидел, что его боевые товарищи не могут подняться. Их косит огонь противника.

Здесь, на высоте 352,1 у самого вражеского дзота рядовой Григорий Овчинников встал во весь рост, сделал шаг вперед и упал на амбразуру. Пулемёт умолк.

Словно рухнула тишина. Замер лес возле замолкшего дзота. И пошла в наступленье родная пехота. 7-ая стрелковая стремительной атакой овладела высотой 352,1. Приказ командования был выполнен.

Из наградного листа о присвоении звания героя Советского Союза:
Парторг 3-го стрелкового батальона 81-й Краснознамённой отдельной морской стрелковой бригады красноармеец Овчинников Г.С. в бою за высоту с отметкой «352,1», расположенную северо-восточнее города Новороссийска Краснодарского края 25 июля 1943 года заменил погибшего командира взвода и повёл бойцов в атаку на вражеские укрепления. У самой вершины высоты путь наступавшему подразделению преградил огонь гитлеровского дзота. Красноармеец товарищ Овчинников обессмертил своё имя тем, что в самый тяжелый момент боя закрыл своим телом амбразуру фашистского дзота и тем самым дал возможность дальнейшему продвижению вперед наших подразделений.

По материалам книги Г. Булатова «Бросок в бессмертие», о подвиге Григория Овчинникова

Ещё об освобождении Причерноморья:
МАЛАЯ ЗЕМЛЯ под Новороссийском: взлом "Голубой линии"
ТОРПЕДНЫЙ КАТЕР ТК-93 в Новороссийской десантной операции
С Эльбруса сняты нацистские знамена и установлены флаги СССР