Поживём ещё

АВТОР - Макс Крок

Жанр - фантастика, антиутопия, гротеск

Подпишитесь, чтобы первыми читать наши новинки

Аннотация:
"Мир - не мир, Вселенная - не Вселенная, так, огрызок реальности посреди застывшего в глубоком пардоне времени."

Мир – не мир, Вселенная – не Вселенная, так, огрызок реальности посреди застывшего в глубоком пардоне времени. Со временем тут вообще чушелогия какая-то, эквиебристика. То оно вспять течёт, то стоит, как ком в горле, когда плакать хочется. А заплакать и не можешь, время же стоит – ни туда ни сюда. Плакать хочется, но нельзя. Не дают. Ведь когда поплачешь - легче, а кому тут легко? Никому.

Сами не заметили, как повернули не туда. Кое-кто из местных говорит, что наш мир просто осколок Большой реальности, но тогда что тут делают те, кто умер? Вот я сам лично помню, как по телевизору объявляли, что помер главный светоч русской демократии с благообразной бородищей, как у Достоевского, а поди ж ты, тут он живёхонек! Ну да бог с ним, тут и других полно, и никаких не знаменитостей, а обычных, таких как мы с вами. Что ж, мы тоже умерли? Я лично не помню такого, хотя те кто точно умер тоже об этом не помнят. Я же говорю – шизохрения, какая-то.

Ну, в общем, живем – не живем, обходимся как-то. Бывает когда время задвигается, то можно к краю реальности подойти. Там серая пелена такая и выть хочется. Нет, не страшно вроде совсем, наоборот, интересно даже: что же там за тобой, серая пелена? Но как подойдешь, такая тоска накатывает... Наверху тоже всё серо. Понятно, что там такая же пелена эта едрёная, но если не задумываться об этом, то вроде как, простая пасмурность, типа осень. Солнца тут тоже нет, только пелена наверху будто светится слегка, оттого – всегда полумрак. Живём, обходимся…

Делать тут толком ничего нельзя. Вроде собрался пойти куда-то – бац! и время колом встало, а ты, к примеру, ботинки зашнуровывал… Так и простоишь согбенно незнамо сколько. Время тронется, а у тебя затекли все чресла. Повалишься кулём на пол и лежишь, отмокаешь в секундах быстротекущей жизни. В чреслах время, мать его, течёт здесь, вроде как, обычно.

Кое-как иногда получается что-то по плану делать. С соседом по подъезду Витькой иногда удается поговорить. Обсудить есть чего, например ожившего в этом мире светоча русской демократии с его новой передачей. Его по местному телеку показывают тут – знаменитость, как-никак. Еще, конечно, всегдашний предмет обсуждений – твари. Они – наша самая страшная напасть. Твари эти всегда появляются, если где-нибудь жизнь налаживаться начинает: время потечёт как полагается или если люди соберутся и какую-то нормальную деятельность начнут. И вот тогда твари эти объявляются, и опять всё наперекосяк идёт. Мы с соседом, когда удаётся, всегда на их счет гутарить начинаем, понять пытаемся, как от тварей этих избавиться. Они никогда по одной не приходят, по три-пять штук минимум. Но вчера удалось нам финт ушами провернуть, вот так событие! Отбили вчера мы с Витькой одного из них от группы. Заманили хитрым способом в подвал дома нашего – на бабки повелся. Мы с Витькой нашли как-то пачку долларов, ну и по одной бумажке цепочкой к подвалу выложили. Так и попался смотритель наш. Витька за углом с трубой спрятался, ну и когда тот сунулся, то его, значит, и оглоушил. У Витьки рука тяжелая - трактористом был в прошлом мире. Удар куда-то по шее и плечу пришёлся. Ну, понятно, башка у тварюги набекрень, но по воротнику пиджака тоже вскользь пришлось, а там что-то непонятное у него. Стали мы жмура и так и так вертеть-разгядывать, и тут такая штука выяснилась: пиджачки их, вовсе не одеждой оказалась, а что-то типа панциря, хитина, как бы. Да, забыл сказать, что они всегда в эти пиджачки-костюмчики одеты. Всегда с иголочки, выглядят как важные начальники. Костюмы их всегда новые, блестят дорогим сукном. Мы с Витькой за лацканы пиджачок его дерганули, значит, а он не поддается. Ну Витька выразился, как попроще, и со всей дури тогда уж рванули, хитиновый пиджак этот и треснул, а под ним живое мясо сразу. Меня тут же вывернуло, а Витька сдержался.

Искали твари своего сородича долго, кипишу было выше крыши. Мы с Витькой нажрались сразу и лежали в отключке, они нас и не тронули. Вот сегодня опять встречаемся, будем думать, что дальше делать. Со временем пока нормально. Забыли они в суматохе его испортить. Так слиняли. Хотим теперь как-то рассказать другим про пиджачки эти хитиновые. Думать надо, как тварей этих победить, чтоб не мешали жить нам, пусть и в огрызке Вселенной, но жить, а не вязнуть в безнадёге и серости. Пойду к Витьке, покумекаем.

Захожу я, а у него телек включен, а по нему балет какой-то транслируют. Я спрашиваю у Витьки, мол чего это ты тут балетом увлекся, – а он отвечает:

– Гляди, сейчас опять перерыв будет на новости, там такое показывают…

И точно, балет отрубают, и на экране диктор появляется. Я аж вздрагиваю. Рожа у диктора какая-то страшная. Не пойму что не так с ним, в глаза вглядываюсь, а оттуда аж холодом прёт.

– В связи с чрезвычайной ситуацией, – говорит диктор каким-то загробным голосом, так что кровь в жилах стынет, – на всей территории страны вводится режим антитеррористической операции. Повышенный, оранжевый, режим террористической угрозы будет действовать вплоть до поимки банды террористов, совершивших вчера дерзкое нападение на представителя органов правопорядка при исполнении им служебных обязанностей. Просьба ко всем гражданам, кто знает какую-либо информацию о террористах, связаться с оперативным информационным центром “Антитеррор”...

Я смотрю на диктора, в его угрюмые черные глаза, а взгляд мой то и дело на его пиджак соскальзывает. Телек у Витьки большой, с качеством “Ультра", и малейшие детали на пиджачке-то видно.

– Смотри, – кричу я Витьке, – на пиджаке у него видишь, будто ячейки такие проглядывают, как соты?!

– Точняк, – отзывается Витька, – это что ж, они все там в телевизоре твари в хитиновых пиджаках?

План созрел у нас как-то сам собой, даже не пришлось никому ничего рассказывать и доказывать, всё сами сделали. Раз уж нас террористами объявили, то пришлось соответствовать. А что? Слабое место тварей знаем, биологию тоже на жмуре подучили. Долларов, хоть экскаватором грузи – банковское хранилище заброшенное на границе реальности только мы с Витькой знаем. Тут бумажки эти не нужны никому, кроме тварей этих. Химии от насекомых на складах полно, сами видели. Она для людей безвредна, а у хитиновых мор какой-то генетический вызывает. Потихоньку будем доллары вывозить и дихлофосом этим, или как там его называют, обрабатывать; а там, глядишь, и эффект пойдёт. Разбросаем сначала в одном месте сегодня, где твари обитают… около управы.

Прошла уже пара недель, как наш план работает. То, что он работает, мы с Витькой знаем точно. Всё даже лучше, чем мы предполагали. Имелось у нас опасение, что после первого раза твари осторожнее станут и заражённые доллары брать больше не будут, но не тут-то было. Также появляются и собирают их, как ни в чём ни бывало. Только стали мы с Витькой замечать, что пиджаки их дорогие пожухли как-то. Брюки, что отглажеными всегда выглядели, теперь мятые, штанины скукожены и вверх задираются, а полы пиджаков тоже, топорщатся и местами даже потрескались.

И по телеку уже красный уровень терроризма объявили и рожи у тварей этих не просто мерзкие, а еще и испуганные какие-то. Светоч русской демократии уже буквально орёт о новой диктатуре в своей передаче: “Как нам обустроить новый мир”. С пиджачком у него, вроде как, всё нормально: ни лацканы не топорщатся, ни ячейки хитиновые не проглядывает – сукно, как сукно. Обычный он. Как его только на телек взяли за тварей агитировать?

А твари всё мрачнее – мор у них. Работает наш план. Поживём ещё.

Здесь вы найдете ещё более странные истории