Назло врагам, на счастье себе

Подперев подбородок кулачком, подруга внимательно слушала мои жалобные стенания по поводу весьма и весьма подозрительной холодности в наших с мужем отношениях.

- Как ты думаешь, он мне изменяет? - выдавила я из себя основной вопрос.

- Какого ответа ты от меня ждешь? - осторожно произнесла Ксюха.

- Правдивого, - вздохнула я.

- Тогда давай подведем итог, - подруга оттопырила большой палец. - Первое. Твой благоверный вдруг воспылал невиданной страстью к работе, которую раньше терпеть не мог. Ходит в офис как на праздник и сидит там чуть ли не до полуночи.

- Один раз даже под утро домой заявился, - подтвердила я. - Типа аврал, сроки горят, заказчики-гады терроризируют.

- Угум. Второе, - к большому пальцу присоединился указательный. - Одежда. Раньше он носил все, что ты покупала, в теперь крутит носом: то ему цвет не тот, то полоска, дескать, недостаточно полосатая.

- Правда, - понуро кивнула я. - Новый галстук купил. Сам. Не посоветовавшись даже.

- Во-от. Третье,- Ксюха выставила вперед средний палец. - Прячет мобильный телефон, чтобы он никоим образом не попал к тебе в руки.

- Вчера вообще в ванную его с собой забрал, - согласилась я.

- Четвертое, - за остальными пальцами последовал безымянный. - Постоянно неизвестно о чем думает.

- Да. Не слышит, что я ему говорю.

- Пятое, - растопыренная пятерня подружки напомнила про ужасного Фредди Крюгера. - Вы давно не занимаетесь сексом.

Я покраснела и робко пискнула:

- Но это же все косвенные улики...

-А какие тебе нужны?! - рявкнула Ксюха. - Хочешь застукать супруга в своей постели с какой-то девкой?!!

- Нет-нет, - испугалась я.

- Тогда поставь ему жесткое условие: или пусть вовремя приходит домой, или убирается к чертовой бабушке. Мол, тебе такой не нужен.

-Нет, не могу Мишку выгнать...

-Почему? - удивилась подруга.

- Потому что я его люблю,- тихо прошептала.

- Ну и дура, - резюмировала она.

Вечером я готовила ужин и одновременно с этим продумывала будущий разговор с Мишей. Я у него спрошу:

«Что происходит?» Он удивится. Скажет: «Ровным счетом ничего» . Тогда я скажу: «Миша, я хочу знать правду. У тебя есть любовница?»

Далее, по моему мнению, могло быть два варианта развития события. Или муж будет стоять на своем, попросит не приписывать ему никаких несуществующих любовниц, пообещает больше на работе не задерживаться, и мы помиримся. Или же сознается, что да, у него действительно однажды с кем-то что-то было, но это получалось случайно и все давно закончилось. Он станет умолять его простить, и мы помиримся.

Второй вариант мне нравился меньше, но судя по накопившимся подозрением, именно его и следует ожидать. Миша явился, когда стемнело.

- Опять аврал на работе? Гад-заказчик тиранит? - спросила я.

- Ага. Чего ты до сих пор не спишь?

Мне на долю секунды показалось, что я уловила залах женских духов.

-Тебя жду. Нам надо поговорить.

- Не сегодня, - поморщился он.

- Нет, сегодня! -настаивала я. - Объясни мне, что происходит?

- Ничего особенного. А что такое?

- Миша, я имею право знать правду. У тебя есть другая женщина?

Муж помолчал. Ослабил узел галстука. Опустился на край кровати.

- Ладно, если ты настаиваешь, давай поговорим, тем более что я давно собирался сказать,- он сцепил пальцы в замок. - Да, есть другая женщина. Я ее люблю. И ухожу к ней.

Такого поворота я не ожидала. Поэтому сразу как-то и не осознала его слова.

- Как уходишь? А я?

- Не переживай, я оставлю тебе квартиру, мебель, телевизор. Только вот компьютер заберу, если не возражаешь.

Что? Мы прожили вместе десять лет, а он о каком-то компьютере?!

- Миша... Но ведь мы же любили друг друга, - пролепетала я.

-Это в прошлом, - он хлопнул себя по коленям. - Любовь закончилась...

Утром я рыдала на плече у подруги.

- Ушел! Бросил меня! Как он мог?!

- Ничего, квартиру не забрал - уже большой плюс, - успокаивала она.

- При чем тут квартира?! Ты представляешь, Миша меня бросил! За что?! Чем она лучше?! Моложе? Красивее?

- Не реви, - одернула Ксюха. - Надо думать, как дальше жить.

- Не хочу жить, - всхлипнула я.

- Совсем с ума сошла? Нашла из-за кого убиваться. Между прочим, твой Михаил у меня никогда доверия не вызывал. Козел и мерзавец!

Я ревела белугой, размазывая слезы.

Через два дня Миша приехал за вещами. Я смотрела как он собирает носки и нижнее белье, снимает с вешалок костюмы и рубашки, и все еще не верила, что мы расстаемся.

- Где ты будешь жить? - спросила.

- У Дианы есть квартира.

Значит, разлучницу зовут Диана. Какое ужасное имя. Самое худшее на свете!

- Представляешь, Ксюха, ее зовут Диана! Какое ужасное имя! - поведала я, дернув презрительно плечом.

- Уверяю тебя, если бы ее звали Лена или Катя, эти имена тоже показались бы отвратительными, - заметила она, и с этим была я вынуждена согласиться.

Первую неделю после Мишиного ухода Ксюха, заботясь о моем душевном состоянии, таскала меня вечерами по киношкам и кафешкам. На второй неделе ее супруг взбрыкнул, устроил бурную сцену ревности, и подруга после работы стала резво убегать домой.

Я понимала. И загрузила себя работой, чтобы мысли дурные не лезли в голову. Так продержалась еще пару недель, правда, цифры, графики и отчеты начали сниться по ночам. Однажды, когда я корпела над очередным документом, в дверь позвонили.

Продолжение тут...