дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Счастье рядом!

17 August 2018

Жена. Вдова. Жена. Вдова, - повторила я, то прикрывая ладонью лицо мужа на совместном фото, то открывая.

Страшная игра не успокаивала и уж тем более не забавляла. Монотонность этого действия не требовала больших усилий, но служила напоминанием, что я есть, я жива. Пока жива. А Ромы уже нет...

Пятнадцать лет вместе и полгода одна. И все никак не приму эту боль, не осознаю потерю. Кроме него, у меня ведь никого не было. Я привыкла, что Ромка - это вся моя семья. Теперь я совсем одна. Никого рядом.

Звонок. Кого это принесло? С соседями я почти не общалась, некоторых и вовсе не знала. Друзья давно не заходили. Боялись тревожить. Зря.

Я иногда хотела, чтобы пришел кто-о, принес живую энергию, улыбку. Но меня сторонились, называя это деликатностью. Чувство такта стало синонимом равнодушия. Ладно, чего это я. Надо пойти открыть.

- Здравствуйте. Я ваш сосед, - молодой мужчина так улыбался, будто планировал меня осчастливить.

- Очень приятно, - сказала я.

- Да? И мне тоже! - его улыбка стала еще шире, я же, наоборот, была сама серьезность. - Я просто хотел познакомиться. С соседкой.

Он смотрел на меня, ожидая, что я поддержу разговор, но мне не хотелось ничего говорить. Прямо со злорадством каким-то молчала, видя его неловкость.

- У вас что-то случилось? - вдруг участливо спросил мужчина.

Я пожала плечами, вздохнула.

- Случилось. Умер муж. Полгода назад. Сегодня как бы полугодовщина.

В его лице промелькнуло искреннее сожаление, сочувствие. Вообще мимика мужчины была богатой и явной. Будто книгу читаешь. «Красивый какой. Кто-то любит его, кого-то - он», - ни с того, ни с сено промелькнуло.

- Меня Сергей зовут. Я мешать вам не буду. Просто, чтобы вы знали. В квартире напротив теперь буду жить я. Запомнили? - улыбнулся он.

- Юля. Запомнила, - улыбнулась я.

Мы часто сталкивались утром в лифте, и через пару месяцев у меня было ощущение, что мы знакомы сто лет, не меньше. Как-то он меня даже подвозил на работу.

- А жена не против, что вы возите посторонних женщин? - спросила я, опасаясь проблем. Ну и узнать - женат ли он - тоже ведь интересно.

- Не против. Она давно не против. Мы в разводе. Я потому и живу здесь.

- Ясно, - решила я не продолжать тему, но ее продолжил Сергей.

- Юля... - он сделал паузу, увлеченно разглядывая дорогу. - Вы очень любили мужа?

- Разве это можно как-то вычислить? Очень - не очень. Не знаю. Без него стало невыносимо жить.

- Но жизнь продолжается. Вот встретите кого-нибудь, полюбите...

- Нет! - я сверкнула глазами. Внутри все клокотало от ярости.

Сергей молчал весь остаток пути. Даже не попрощался, когда я вышла из машины, только кивнул и уехал. Почему я так разозлилась? Он ведь ничего такою не сказал. Сказал...

То, о чем не хотела и боялась думать. Женщине не нужно ничего объяснять. Интуиция! И она давно мне подсказывала: «Нравишься ты ему, нравишься...» Самое страшное, что и он мне... Но допустить этого я не могла. Меньше года назад мужа похоронила - и в новые отношения?!

Потому и злилась. На Сергея - за то, что так некстати почувствовал ко мне симпатию. На себя - что меня это волнует сильнее, чем должно.

Мы не виделись несколько дней. У лифта не столкнулись ни разу. А потом Сергей пришел. С просьбой.

- Юля, мне нужна ваша помощь.

Мама сломала ногу, и я забрал ее к себе. Уколы нужно делать. Вы же медсестра, не откажете?

- Нет, конечно. Идемте.

Ни он, ни я и виду не подали, что между нами что-то произошло. Просто знакомые. Просто соседи.

- Вот, Мария Яковлевна, - представил Сергей свою маму. - А это Юля. Я тебе рассказывал.

- Ах да. Помню. Действительно, очень милая, как ты и говорил!

- Мама! - Сергей покраснел. - Я не о том. Я про то, что она медсестра.

- Отлично! Еще и медсестра, - Мария Яковлевна лукаво смотрела на меня, улыбаясь уголками рта.

Я не выдержала и тихонько хихиквула. Маменька была та еще штучка! Значит, Сергей рассказывал обо мне. Все намного серьезнее...

Я стала забегать к его маме три раза в день. А иногда и чаще, если она звала меня чаю попить. Сдружились мы с ней. Я тянулась к Марии Яковлевне, как к маме, которой не было. Иногда забегала и ее подруга, бойкая бабулька Маргарита. Она так и просила себя называть, без отчества.

- Все цветочком себя мнишь? Али королевой? Ты ж просто Ритка!

— Ну тебя! Не завидуй, Машка.

Жаба заела? Я тут прыгаю кузнечиком, а ты вынуждена в кресле сидеть, пыль собирать. Не пора ли тебя протереть, а то вся уже покрылась?

От их словесных баталий я хохотала до слез. Бабульки замечательные!

— Посмотри, какая хорошая девочка, — вдруг сказала Маргарита, кивая на меня. — Ты ж хотела дочь.

— Хотела, — согласилась Мария Яковлевна. — Вот и получила.

— Что? Уже?! — от удивления ее подруга даже с дивана вскочила.

Я хохотать перестала, но улыбка еще не сползла с лица, зато глаза округлились от удивления. О чем это бабульки говорят? Вроде обо мне. Дочь? Это в смысле я с ее сыном...

— Нет, пока нет, — продолжала мама моего соседа, пока я металась мыслями. — Они такие смешные, сами себя дурят. А смотрят-то как друг на друга! Аж мне жарко становится, кошелке старой. И все никак. Чего ждать? Жизнь-то одна.

Я слушала их с открытым ртом. В какой-то момент засомневалась — не невидимка ли я? Конечно, я все поняла! И согласна была. Нас влекло с Сергеем друг к другу, но я держала дистанцию, а он не настаивал. Но я не думала, что это так заметно!

— Глупые, правда, Ритка? — сказала Мария Яковлевна. — Кто-то любовь всю жизнь ищет, а у этих счастье рядом, а не пользуются!

- Юля! - услышала я.

В дверях, опершись о косяк, стоял Сергей. Видимо, стоял давно и все слышал. Мне стало неловко, будто кто-то тайну мою раскрыл. Ведь бабульки все правильно подметили. Мы сами не давали себе шанса. Но все равно было неловко...

- Помоги мне сделать бутерброды. Дамы желают подкрепиться? - обратился он уже к маме и ее подруге.

- Не то слово! - хором ответили они. - И подольше их делайте, - подмигнула Мария Яковлевна. - Поговорите пока, то, се...

С алыми щеками я шла за Сергеем на кухню, но не успели мы скрыться с глаз пожилых затейниц, как он схватил меня и прижал к себе.

- Юль... Юлечка, не мучай меня больше. Мы можем быть счастливы.

- Я знаю, Сережа. Можем и будем.

Мы долго стояли, обнявшись, вдыхая запах друг друга. Очнулись после окрика из комнаты:

- Молодежь! У вас чайник пищит!

- Тихо, Рита, - шикнула мама. - Черт с ним, с чайником! Не спугни...